Защита

Самое время рассказать пару слов о защите. Вот несколько важных вещей, которые я понял на своем опыте.

Первое, лучшая подготовка к любому выступлению — доскональное знание своей темы. Благодаря тому, что я глубоко погрузился в тему, пропустил через себя все бизнес-процессы, до которых смог дотянуться, испробовал кучу концепций и вариантов, я не боялся, что мне нечего будет сказать. Конечно, большую роль в этом сыграл канал — описывая свой опыт, ты укореняешься и на подкорке вытачиваешь весь прогресс.

Второе, нужно максимально упростить повествование не уходя в детали, потому что на выступление дается всего 10-15 минут. Было непросто выбрать логику повествования — когда ты работаешь над проектом полгода, становится сложно выкинуть какие-то части. Но чтобы вас поняли, это необходимо сделать, ваш рассказ должен понять даже ребенок. Мы выбрали одну самую большую боль пользователя и обернули её в историю этого пользователя — от момента, когда он сталкивается с проблемой, до её решения. Одна проблема — одно четкое решение, тогда вас точно услышат и осознанно оценят.

Третье, время выступления. Первым быть проще — пришли ещё не все зрители, и от этого меньше волнения. Выступать ближе к концу — самое волнительное, но в том же время самое «рыбное» время, так как после обеда подошли уже все, кто хотел прийти. Вас услышит больше представителей компаний, которые присматривают себе кандидата, вас увидит больше людей, и в случае хорошей защиты, будут подходить к вам с вопросами и предложениями. Поэтому не бойтесь выступать в конце, если уверены в своих силах. Правда, все эти советы касаются исключительно выступления в британке, но если это какая-нибудь конференция, где все присутствуют с самого утра, то к вечеру все устанут или разойдутся, тогда лучшее время для выступления — перед обедом, когда все воодушевлены скорой паузой, но при этом уже взбодрились после первых выступлений, но ещё не успели устать.

По возможности, попробуйте свое выступление в бою с микрофоном и зрителями. Может казаться, что вы супер готовы, знаете тему, у вас классная презентация, но на выступлении вы вдруг обнаруживаете, что микрофон странно передает ваш голос, вы начинаете нервничать и забывать текст. У меня так и случилось на последней защите — я так погрузился в подготовку материалов к презентации, что самонадеянно не репетировал речь, но когда вышел на сцену понял, что это совсем непривычное для меня состояние: микрофон жутко изменял мой голос, он становился гундосым, я начинал нервничать и думаю уже не о презентации, поэтому первые минуты моего выступления ушли на адаптацию к этим неожиданным условиям.

Из мелочей — хорошо добавить к выступлению свою изюминку. Например, мы сделали футболки с иллюстрациями Намы и выступали в них.

Ну и самое главное — жюри. От его состава сильно зависит то, на что будет обращаться внимание при вашей оценке. Жюри это во многом отражение индустрии, и если взглянуть сейчас на индустрию дизайна, то особым столбом будет стоять продуктовый дизайн, в котором на первый план выходят аналитические способности, умение находить проблемы пользователя и шаг за шагом делать продукт удобнее.

Перед защитой всегда очень волнуешься, так как относишься к этому со всей серьезностью. Особенно сильно переживаешь за то как тебя оценят. Когда мы готовились к защите, то чувствовали себя аутсайдерами из-за того, что долго и сложно работали над UI. Но по мере подготовки презентации я понимал, что у нас получается очень крепкая история. Так и получилось — пятёрку получили только две команды: мы и qlean. И нас обеих оценили в первую очередь за то, что мы нашли боль и осознанно попытались её решить. Вы можете сами оценить наш кейс, который сверстан практически в точности по сценарию рассказа презентации.

Британка у всех на слуху, что же она из себя представляет?

Британская высшая школа дизайна, а в простонародье британка, готовит специалистов по множеству образовательных программ: от высшего образования до краткосрочных интенсивов. Я учусь на программе ДПО (дополнительного профессионального образования), по факту это профессиональная переквалификация, правда, поступить можно только с уже имеющимся диплом о высшем или среднем образовании, так как это образование дается дополнительно к уже имеющемуся.

Мы занимаемся во вторник и четверг с 19 до 22, и в субботу с 11 до 18.
Обучение очное, и это круто. Можно вновь почувствовать себя учеником: поднимать руку на занятиях, выполнять задания и хлопать выступающим.
Одна из фишек очного образования — коммуникация с другими студентами. Это здорово стимулирует — когда ты видишь, что большинство уже выполнили задание, то волей-неволей сам начинаешь шевелиться. И конечно, это новые связи и знакомства — одна из причин, по которой я пошел в британку.

В данный момент у нас во всю идет блок исследования — экспериментальный курс на 1,5 месяца. Введение подобного курса — это попытка адаптации обучения под динамично меняющуюся индустрию.

Многие из выпускников, скорее всего, будут работать продуктовыми дизайнерами, а работа над продуктом подразумевает постоянное исследование, построение гипотез и проверка их на пользователях.

И, даже если в непосредственные обязанности дизайнера не будет входить проведение исследования, он все равно должен понимать, в чем ценность этих исследований, чтобы, в случае необходимости, отстоять эти ценности внутри команды, либо перед бизнесом/заказчиком.

Евгений Арутюнов рассказал, как устроено дизайн-бюро «Интуиция».

Каждое правило работы бюро Евгений оценил с позиции «а буду ли я его выполнять?». В итоге решил, что ни у кого не будет режима и места работы (все работают удалённо), утренних стендапов, обязательства в течение получаса ответить на письмо или ответить на незапланированный звонок.

У каждого должна быть своя дисциплина. Все обязательства «по умолчанию» отменены, но если сам что-то пообещал — выполняй. Административная свобода и творческая диктатура.

Первым делом учит людей не тупить, коммуницировать, вовремя говорить о проблемах, задавать вопросы, быть способными разговаривать. Научившись этому и работая над проектами, люди со временем начинают делать приличный дизайн. Дизайнер сразу становится мини-артдиректором.

Чтобы попасть в бюро, дизайнер должен быть талантливым и уметь генерировать импульсы, чтобы руководитель за ним не бегал. Например, руководитель отправил письмо с задачей и дальше забыл о ней. Исполнитель должен сам приходить и показывать. Он берёт ответственность за задачу, так как если он её не выполнит, всему бюро прилетит от заказчика.

Дизайнеры учатся писать код, текст, работать менеджерами, общаться с клиентами и управлять своим временем. В проекте люди выступают в разных ролях. Это не значит, что один человек делает в проекте всё (и работа на нём замыкается), но каждый умеет выступать в разных ролях.

Работают над клиентскими проектами, но стараются быть продуктовой командой. Клиентов мало, бюро делает для них одно и то же годами. Итерационная разработка.

Клиентов выбирают, чтобы они не только не были мудаками, но и чтобы у них было чему учиться, и чтобы с ними можно было работать долго.

У каждого есть право сказать «нет». Например, дизайнер не хочет работать с конкретным клиентом. Так вовремя можно получать сигнал, что что-то не так: с руководителем клиент — зайка, а с дизайнером ведёт себя некорректно.

«Всё держится на таких мельчайших соплях», что если что-то пойдёт не так, проблема всплывёт моментально. Никто не успевает накопить обиду, управленческий долг, когда переговоры зашли в тупик, и так далее.

Если есть проект, но под него надо взять ещё 3 дизайнеров и 10 разработчиков — проект не берут. Растут только когда есть готовые внутренние ресурсы. Подбирают проекты под команду (на момент записи это 7 человек).

Сразу говорят клиентам: «Мы вовремя делать не умеем, можем поделать для вас сайт и периодически выкатывать новые версии. Мы распиздяи, но мы делаем вещи. Мы показываем это в самом начале и не работаем с клиентами, которые этого не понимают».

Зарплат нет. Есть открытая информация о деньгах в проектах. Люди, которые делают эти проекты, распределяют эти деньги. Есть подсказки, как это делать, но всё держится на персональном представлении о справедливости того человека, который координирует проект на конкретном этапе (дизайн, разработка).

Всё это нельзя внедрять частями, эти принципы работают только целиком. Информацию о деньгах нельзя открывать тем, кто не успел поработать в разных ролях и не понимает, из чего складывается успешный проект. Без этого каждый считает свою роль главной.

Для мелких трат у всех есть доступ к расчётному счёту. Единственный риск — человек недооценит свою работу и будет просить слишком мало. Чтобы человек хорошо распределял деньги, он должен быть хорошо проинформирован. Координатору проекта Евгений продаёт свои услуги артдиректора. Это внутренний рынок.

Есть полочка, на которую надо отложить 20-25% от бюджета проекта. С неё можно брать деньги на развитие, обучение, компенсации ударов судьбы, офис и поездки (когда они были). На маркетинг трат сейчас нет. Если на полочке что-то пролежало 2 месяца и осталось невостребованным, это прибыль, которую забирает Евгений. Это мотивирует работать над развитием бюро на длинной дистанции.

Бюджет проекта не влияет на процесс. Всегда надо следовать своему дизайн-процессу и делать хорошо. Но и брать за свою работу надо по-максимуму.

Каждый сотрудник бюро — индивидуальный предприниматель, но не только в юридическом смысле. Каждый может делать свои проекты, предпринимать что-то, работать в других неизвестных командах (например, пока буксуют проекты бюро), со своими клиентами.

Способ удержания людей в команде — неоткуда уходить. Нет ни одного фактора, из-за которого сотрудник захочет уйти. Можно зарабатывать внутри бюро и вне. Поедете в другую страну — никто об этом даже не узнает.

Это не рецепт организации работы, это образ жизни. «Мы хотим играть, а не искать баланс между работой и жизнью». Этой схеме работы примерно 2 года, к которой пришли от более классического фриланса с помощниками.

Может показаться, что всё завязано на Евгении, но это не так. Проект всегда можно поручить команде с отдельным руководителем, и выгрузить его из своего головы.

О гибком мышлении.

В любом процессе работы, обучения, выстраивании жизни важно научиться иметь гибкую точку зрения. Сила мышления в гибкости. Есть у меня знакомый Вася, вообще не гибкий в размышлениях и всех поучает как жить, больно мозгу от его прямолинейных размышлений и однозначных выводов. Вообще умение смотреть на события, факты, людей с разных позиций это определенный и талант и практика и пожизненный плюс в карму. Обычно самыми принципиальными и несгибаемыми в споре оказываются аргументы самого, ну скажем, не умного человека. Учиться гибкости мышления — это навык. Натренировать себя быть гибче, не упираться в стены стереотипов и навязчивых мнений других людей не просто. Есть три приема:

— Первое. Возьмите любой ваш личный конфликт и подумайте о пяти любых, самых разных способах примириться. Любые уступки, любые смелые шаги навстречу соперникам, врагам, конкурентам. Поменяйте ролями в вашем воображении, ведь и у ваших оппонентов есть причины не искать примирения, поймите их мотивы, причины и условия для конфликта. Любой исторический конфликт попробуйте осмыслить с позиции проигравшей стороны, а затем с позиции любых соседних сторон, которые могли в этом конфликте участвовать.

— Второе. Возьмите любимую картину. Внимательно на нее посмотрите и запишите 5-10 причин почему она вам нравится, чем близка, что вы знаете о ее написании. Теперь напротив ваших соображений запишите абсолютно противоположные мнения, какими бы безумными они не казались, поверьте есть масса людей, которые согласятся с этим списком. Возьмите любую поговорку и постарайтесь доказать себе почему это утверждение глупо, устарело, не имеет рациональных оснований.

— Третье. Возьмите несколько видов спорта, например бокс, плавание, шахматы. Представьте, как изменится этот вид, если удалить полностью соперничество и агрессию. Если соперники будут помогать, скорость будет не важна, двое будут играть против более сильного соперника. Представьте любой агрессивный вид спорта без насилия и соперничества. две команды вместе закидывают мячи в одни ворота, пара борцов вместе на скорость пытаются связать, сложить из кимоно зайчика.

Гибче Вас!

Действие, не состояние

Всегда, когда мы что-то пишем в интерфейсе, мы хотим повлиять на то, что пользователь сделает дальше. Именно поэтому информацию по возможности лучше переводить в формат: «сделайте», а не сообщать факт и ждать, что человек сам разберётся.

Неизвестная ошибка

Кажется, что просто сообщили информацию. Но мы же сделали это для какой-то цели? Наверное, чтобы пользователь сделал какое-то действие с этой информацией: обратился в поддержку, вернулся на предыдущий этап и больше не пытался или чтобы попробовал снова.

То есть мы предполагаем действие, но не говорим его. Почему бы тогда не сказать прямо:

Ошибка — попробуйте ещё раз или напишите нам

Или вот вы тест с несколькими вариантами на выбор. Если пропустить, появляется красненькая надпись:

Не выбрано ни одного пункта

Вроде пытаемся что-то донести, но что — еще надо додумать. Почему бы не избавить пользователя от лишних додумываний?

Выберите хотя бы что-то

Действует практически во всём. Попробуйте еще раз и напишите, если не получится.

Брюс Стерлинг о пользе написания дизайн-фантастики

Брюс Стерлинг о пользе написания дизайн-фантастики для дизайна полезных и нужных объектов: «У дизайна мало универсальных научных законов, которые можно было бы предложить нам. Вы можете поразмыслить над многими дизайнерскими текстами, не найдя квадратичного уравнения, тестируемой гипотезы или экспериментального доказательства. Но дизайнерское мышление глубоко и справедливо повлияло на мою научную фантастику.

Я пишу "дизайн-фантастику" уже много лет. Дизайн-фантастика во многом похожа на научную фантастику; на самом деле, нормальному читателю и в голову не приходит разделение этих двух понятий. Основное различие заключается в том, что дизайн-фантастика имеет больше прикладного смысла на странице книги, чем научная фантастика. Научная фантастика хочет использовать величие и достоверность науки для своего собственного фокуса-покуса, но дизайн фантастики может быть более практичным, более полезным. Она приносит в жертву некое чувство магии, но гораздо ближе к пылающему накалу социально-бытового конфликта»