Вы должны побывать на «дне», чтоб было с чем сравнивать

Вы должны побывать на «дне», чтоб было с чем сравнивать

— Мониторы у вас излишне чёрные и недостаточно эстетичные
— Не хочется делать проекты для behance
— Не хочется ездить в офис на работу
— Ой, чё-то я прям не могу себя заставить за эту задачу взяться

Вам несказанно повезло, если вы сразу же попали в хорошую компанию и не прошли кругов ада, которые проходит большинство.

Однако, всё познаётся в сравнении и если у вас нет этого «дна», с которым можно сравнивать — ценить то, что есть сейчас, вы полноценно не сможете.

Вы даже не сможете понять, что это нечто иное, нечто классное и уникальное и надо здесь задержаться.


Вспоминаю, как пришла работать в 1C:Битрикс.
По грёбаному дождю еле нашла их офис в какой-то вонючей(буквально) промзоне. Сначала час на вот этот текст на логику с шнусмумриками…

Потом задача на цикл, которая не хотела решаться. А в результате оказалась с ошибкой в условии. Какой-то прыщавый лид-программист, чьё ЧСВ было таким же жирным как и он сам.
Скептический настрой, только потому что ты девочка.
И вообще всё это нахер ему не надо. Эти тупые кандидаты, которые не могут решить придуманную задачу. «Господи, как же вы заебали» — читалось в его уставших красных глазах.


А работа в банке Русский Стандарт.
Более депрессивный, подставляющий друг друга персонал ещё поискать: тёлочки конкурировали друг с другом, рвали бумаги, вырывали клиентов друг у друга. Двухнедельное(с утра до ночи) бесплатное обучение всей системе рассчёта кредитных продуктов, страховок, выявления мошенников и поддельных документов. Страх отчисления, ежедневные чистки, унижения. Отсутствие эмоций и поток людей. Угрозыск, задержания, показания, золотые цепи на груди. Немые младенцы мошенников. Стопки налички из рук в руки под столом.


А у других это годы в компаниях, которые ни одну задачу их умственного труда ни разу не использовали.
Агентства, где все друг друга подставляют, и где к клиенту надо с придыханием и лизь-лизь.


Для 90% компаний, люди — это мясо, средство достижения цели.
На ваши эмоции плевать. Ваши идеи никому не нужны.


Иногда нужно побывать на «дне», чтоб было с чем сравнивать и научиться ценить.


С любовью ❤️ гав-гав

Владимир Лалош написал о FAQ (частых вопросах).

В FAQ должны быть вопросы, которыми реально интересуются пользователи. Например: «Зачем приложению мои данные?» Прочитайте, что люди спрашивают в соцсетях, о чём говорят в отзывах, с чем обращаются в колцентр.

Формулируйте вопросы так, как их задал бы человек. «Вы гарантируете безопасность оплаты банковской картой через интернет?» → «А платить у вас картой безопасно?»

Обычно самые популярные вопросы находятся в начале, но можно расположить их вдоль пользовательского пути: от регистрации до продвинутых функций. Так проще понять, где искать нужный вопрос.

Если вопросов много, распределите их по разделам.

В тексте ответа должен быть только ответ на вопрос, без рекламы и лирики.

https://medium.com/maratori/501067e7a8da

Массовый опрос

Цель: провести анкетирование людей в определенные часы в пределах заданной территории.
Исторически, в этом методе использовались только бумажные анкеты, но с недавнего времени стали применяться мобильные приложения. На сегодня доступно множество разнообразных решений; в студии транспортного проектирования остановились на приложении Квизер.

Так же, как и во всех других методах, прежде чем в первый раз выйти в поле, полевики обязательно проходят инструктаж и обучение. Они погружаются в проект и вместе с исследователями подробно разбирают анкету и каждый вопрос в ней. До будущих полевиков стараются донести суть того, что главная цель опроса — максимально объективно узнать от респондента цель его пребывания в данном месте. Но, так как большинство полевиков, приходящих на опрос — это новички, которые не обладают необходимыми навыками, то они не сразу понимают, что значит быть объективным и беспристрастным.
Все они делают одни и те же ошибки: перефразируют вопросы своими словами, зачитывают вслух варианты ответов, неправильно или неточно понимают суть вопроса. Все это приводит к нарушению методики, и сильно влияет на чистоту исследования. Эту проблему необходимо решать, повышая уровень обучения, вводя в него больше интерактивных элементов.

После инструктажа и обучения, полевик выходит на точку (кластер). Обычно, в одном исследовании требуется собрать данные с 25 респондентов, число которых, в свою очередь, ограничено квотой — то есть заданным количеством людей определенного возраста. Например, 4 мужчины и 4 женщины возрастом от 18 до 34 лет и т.д.

Полевик приезжает к своему времени на место, логинится в приложении, и, начинает поиск респондентов по квоте.
Во время анкетирования приложение записывает аудио. Между опросами полевик отсылает заполненную анкету и аудио разговора методологам. Те выборочно прослушивают аудиозаписи, чтобы определить, как полевики справляются с заданием. Так же, через приложение, методологи следят за геопозицией полевика.
Таким образом, возможности для фальсификации у полевика практически не остается. Он знает, что его геопозиция отслеживается, а запись опроса может быть прослушана.
В случае, если исследователь при прослушивании анкеты обнаруживает ошибки, то он оперативно связывается с полевиком, чтобы тот исправился или переделал анкету. Новичкам бывает особенно тяжело, поэтому за ними следят наиболее пристально.

При работе с приложением, основным недостаткам является не интерфейс, а логика, с которой методологи составляют анкету. Нередко, в ходе реальной работы, оказывается, что вопрос в анкете сформулирован некорректно, или, вместо одного варианта ответа, необходимо было указывать несколько.
Например, вопрос про то, каким транспортом люди пользуются чаще всего, был именно с такой ошибкой — был доступен только один вариант ответа, тогда как многие люди в равной степени пользуются несколькими видами транспорта.
В таких ситуациях полевики обращаются с обратной связью к исследователям, и в итоге, подобные недочеты исправляются.

Одна из главных проблем полевиков — возможность достоверно определить возраст респондента. По правилам, полевики должны начать анкету сразу после того, как подошли к человеку, и если он не подходит по квоте, но анкета уже начата, полевик не может её досрочно прервать, и им приходится тратить время и квоту на нецелевого респондента.
В таких случаях полевики прибегают к хитростям: либо сначала предзаполняют анкету, а потом находят нужного человека; либо, наоборот — сначала спрашивают возраст, и только после этого начинают проводить опрос.

Так же, большой головной болью являются квоты: часто происходит так, что основной объем квоты опрошен, и остаются какие-то редкие типажи людей, которых приходится долго искать. В таких случаях, после согласования с исследователями, разрешается добирать людей не по целевым параметрам.

Оплата за опрос происходит только за полностью заполненную квоту (она, напомню, обычно составляет 25 человек), то есть за 24 человека не заплатят ничего. И наоборот — если ты перевыполнил план, то сверх квоты доплачивать не будут.

Заботливый менеджер

Классная черта любого лидера — умение подбодрить команду, когда тяжело, и отметить успехи, когда они были.

Материальная мотивация — это то, что итак ожидаемо. С момента подписания трудового договора все уже ждут подъёма зарплаты или премий за хорошую работу (а некоторые ждут повышений за любую работу).

Внезапная забота — это не ожидаемо и всегда приятно.
Я помню, как на прошлом месте работы директор повёл нас в кафе после сдачи сложного госпроекта, к презентации которого готовились до 3 ночи. Это было лет 10 назад. Но я уже не особо помню тяжесть, с которой мы тогда столкнулись.

Или как-то мы делали очень сжатый по срокам проект и к концу срока проекта работали уже без выходных по 12 часов. В последний день срока, переходящий в ночь, я сходил и купил пирожные всей команде. Остановились, попили чая, поболтали и продолжили. Все взбодрились и потом долго вспоминали пирожную паузу. Может и сейчас помнят.

В общем, всегда надо положительно отмечать итоги тяжёлой работы — именно это запомнят, а не только усталость и желание больше не связываться.

Почему так? Ответ есть у психологов 🙂 Даниэль Канеман, в книге «Думай медленно... решай быстро» описывал опыт про вспоминающее «я».

Перескажу кратко.
Подопытному надо было пройти три теста «холодная рука».
Поочерёдно левую руку опускали в один сосуд с водой, а правую в другой. Вода была холодная: 14 градусов Цельсия. Вызывает болевые ощущения, но не сильные.

Левая рука находилась в холодной воде минуту, а потом её доставали и вытирали.
Правая рука находилась в холодной воде тоже минуту, но потом незаметно в воду добавляли тёплой воды и рука ещё 30 секунд была в воде. Тёплая вода подогревала воду всего на 1 градус, но этого было достаточно, чтобы ощутить снижение болевых ощущений.

Потом подопытным говорили — какой же эксперимент ты выберешь третьим: тот, который был для левой руки, или тот, который был для правой? 80% среди тех, кто почувствовал снижение боли, выбрали эксперимент с правой рукой. То есть они были готовы терпеть столько же боли, что и левая рука, но ещё и 30 секунд с небольшим уменьшением.

👉 От внезапной заботы люди готовы сделать больше и лучше

Дизайнеры носятся с «эмпатией», но мало где объясняют: как её развивать.

Дизайнеры носятся с «эмпатией», но мало где объясняют: как её развивать.

Вот вам не самый очевидный, но, как оказалось, работающий способ: занимайтесь музыкой.

«Голландские психологи показали (http://journals.sagepub.com/doi/full/10.1177/0305735616654216), что профессиональные музыканты не только точнее интерпретируют сочетания визуальных и звуковых стимулов, чем люди без музыкального опыта, но и легче считывают эмоции другого человека по его изображению и звучанию его голоса.

В эксперименте участвовали две группы по 16 человек: в одной были профессиональные музыканты, во второй — люди без музыкального опыта или те, кто занимался музыкой меньше двух лет и давно не подходил к инструменту.

Испытуемые должны были распознать эмоции человека по фото или записи его голоса. Иногда респондентам давали одновременно фото и запись голоса и просили игнорировать один из источников, при этом иногда изображение и звук совпадали по настроению, а иногда противоречили друг другу.

Оказалось, что музыканты оценивают сочетание звука и изображения точнее, чем немузыканты, даже если их просят ориентироваться не на звук, а на изображение. Музыканты верно определяли, какую эмоцию выражает голос, почти в 95% случаев, если фотография совпадала по настроению, и более чем в 85% случаев, если картинка противоречила звуку. Немузыканты отставали примерно на 10% в обеих ситуациях. Когда требовалось определить эмоцию только по слуховому или визуальному источнику, обе группы показывали примерно одинаковые результаты.

Ученые объясняют способность музыкантов лучше справляться с конкурирующими и дополняющими друг друга стимулами развитым навыком преобразовывать визуальную информацию (ноты) в звуковую, а также навыком улучшенной обработки звуковой информации, который распространяется и на другие каналы восприятия».

Source: https://postnauka.ru/lists/91909

Дизайн 21 века

Дизайн 21 века

Дон Норман в новом видео рассказывает о будущем дизайна и проблемах дизайн-образования:

https://youtu.be/7FJNsqoC4tI (https://youtu.be/7FJNsqoC4tI?fbclid=IwAR2L5_Q8sum7igZyKP2-VXXTWuh8dAC3vwU95yIP6-OeGRRJKxYFoWvGDLg)

«Дизайн 21 века»

1. Изначально дизайн пришёл к нам из века 20, когда дизайнеры преимущественно создавали физические объекты.

2. Сейчас же новый век, всё в компьютере → и поменялась профессия. Появились сервисы, а не только предметы.

3. Service design introduced two great components: journey map and service blueprint.

4. Откуда пришли эти навыки, где им учиться и какие из них необходимы?

5. Я посмотрел на лучших мировых дизайнеров и обнаружил, что лучшие — это физики, медики, инженеры, филологи...

6. Эти профессии дают широкое понимание мира → и потом это понимание мира уже применяется на практике.

7. В дизайн же образовании часто учат ремеслу, но не учат широкому пониманию мира. Мне хочется это изменить.

8. Хочется, чтобы дизайн-образование учило не только создавать новую систему освещения, что важно и классно, я люблю красивые объекты и не хочу это потерять.

9. Но представьте, что вас пригласили в отдалённую деревню в Индии, где нет электричества и водоснабжения, и вообще все довольно бедные. Как создать там водопровод и канализацию? Как бы вы к этому подошли?

10. Ещё большая проблема: как помочь другим сделать это? Какие у людей есть возможности и потребности?

11. Если бы меня попросили решить эту же проблему в отдаленном регионе Африки или Америки — здесь были бы другие решения.

12. Как мы обучаем дизайнеров будущего работать с культурой, понимать потребности людей? Какой информацией снабжаем, чтобы они могли принимать решения самостоятельно, а не следовать нашим указаниям?

13. Нам нужно иметь дело с экономикой, местными особенностями и политикой. Всё это во многом похоже на работу менеджера больше, чем на работу дизайнера.

14. Но именно дизайнеры лучше всего могут решить эти проблемы.

Дизайнеры думают широко.

Дизайн — это метод, а не набор компонентов.

15. Мы должны учиться работать с разными людьми из разных частей общества: политиками, местными жителями, медицинскими работниками или людьми, которые болеют.

16. Мы должны думать о том, что где-то разрывают город, чтобы проложить трубы, которые, возможно, и не нужны. Какие ещё есть решения?

Что насчёт воды?

Как получить чистую воду там, где нет электричества?

17. Это — будущее дизайна: работа над комплексными социо-технологическими системами.

Это то, чему мы должны учить молодых начинающих дизайнеров.