Вопрос: как менеджеру-гуманитарию начать разбираться в технических вопросах?

Для начала стоит принять, что как бы сильно вы ни старались — вряд ли вы станете говорить с командой на одном языке: они варятся в проекте по 6-8 часов в день, у вас столько времени попросту нет.

Затем попробуйте понять, а для чего вам собственно нужно разбираться? Если хотите иметь больше веса в обсуждениях (условное «чтобы вас не наебали») — тоже не выйдет: во-первых — вы не прораб на стройке и наёбывать вас никто не собирается, а во-вторых всё равно обманут, если захотят.

Если вы решили приносить больше пользы, к примеру предлагать более простые и остроумные решения, или интуитивно чувствовать сложность задач — то просто почаще общайтесь с командой. Подучите ваш язык программирования, попробуйте пройти обучающие туториалы вашего фреймворка (они рассчитаны именно на таких начинающих, как вы), а затем просто начинайте спрашивать у ребят, как работает та или иная часть системы. Любой человек с радостью открывается, когда видит искренний интерес к своей работе.

Пара часов таких разговоров в неделю — и через несколько месяцев месяцев вы начнёте приносить гораздо больше пользы на обсуждениях.

Один на один

Самое полезное для меня открытие последнего времени — проведение общения с коллегами в формате один на один.
Прежде всего, формат один на один полезен при общении Старший/Младший, Куратор/Курируемый, Менеджер/Участник и т.д..
У нас в продуктовой команде Велвики один на один работает так:

  • Общение длится 1 час, а общаемся один раз в месяц.
  • С новыми участниками команды общение происходит чаще — раз в неделю.
  • Запросить встречу один на один может кто угодно и с кем угодно (пользуются редко).


В чём польза такого общения:

  • Доверительная беседа в течение часа позволяет обсудить не только рабочие, но и личные темы — помогает понять место работы в жизни коллеги.
  • Прекрасная возможность предоставлять и получать регулярную обратную связь и фиксировать прогресс - обратная связь становится неотъемлемой частью.
  • Когда установлено доверие, то легче и раньше поднимаются финансовые и коммуникационные вопросы — проблема гасится до того, как она становится проблемой.

Что важно для один на один:

  1. Надо готовиться и фиксировать итоги. Каждое новое общение это продолжение прошлого.
  2. Не отвлекаться. Оба участника должны быть сосредоточены на общении, а не на постороннем.
  3. Не ждать многого с первого раза. Первый раз получается скомканным — тот, кто раньше не участвовал в таких форматах, не сразу готов к доверительной беседе.

Кстати, подойти к коллеге и спросить у него: "Ну как дела? Всё хорошо?" или неформально пообщаться в кафе — это не один на один. Это как на улице спросить у знакомого: "Как дела?", на что он ответит: "Нормально! Сам как?". Вот и поговорили.

Алан Купер написал, почему сейчас трудно делать удобные продукты.

Чтобы сделать удобный продукт, нужно много времени, денег, знаний и ресурсов. Бизнес ищет способ делать всё быстрее, проще и силами наименее квалифицированных людей.

Практически все специалисты, с которыми Алан знаком, испытывают острый когнитивный диссонанс. Их ценности, взгляды и профессиональная подготовка ориентированы на то, чтобы создавать качественные продукты.

Но социопатичный бизнес не интересуется этим. Ему не нужны деньги кроме как здесь и сейчас, иначе он заботился бы о качестве.

Ничем не ограниченный бизнес грабит рынок, а кроме этого грабит и более ответственные компании, уничтожает сообщества и разграбляет их активы.

Специалисты, будучи ответственными гражданами, пытаются примирить непримиримое. Они спрашивают: «Хотите, чтобы это работало быстрее?», «Хотите, чтобы я рассчитал окупаемость инвестиций?», «Хотите, чтобы я сделал это более джазовым, сексуальным, привлекательным?», «Стоит ли мне быть более гибким?», «Стоит ли мне использовать дизайн-системы, дизайн-мышление, дизайн-методы?».

Всё это как будто мы в кабине самолета с вышедшими из строя двигателями и отрезанными проводами управления пытаемся установить нужные положения рычагов и показания приборов, которые исправят состояние самолета.

Мы ищем ответы не в том месте.

https://vc.ru/design/97289

Хорошей практики пост

Иногда, бывает крайне полезно записать свою версию проекта и передать ее на пару часов коллеге в работу. Свежий взгляд и другие развитые навыки могут здорово помочь в разработке и упрощении дизайна, корректировке деталей и выявлении ошибок «свежим взглядом». При этом храните и свою версию проекта, чтобы объективно сравнить, позже принять решение о дополнениях, разумных улучшениях. Например, ваш коллега хорошо разбирается в анимации, может предложить улучшения UX благодаря более тонкой настройке анимации переходов, создании иллюзии повышения скорости загрузки. Или вы честно влюбились в свои иллюстрации, а коллега трезво оценил их и предложил сделать меньше размером в макете, чтобы сохранить информативность и эмоциональность, но оптимизировать загрузку контента. Стоит попробовать.

Время — невосполнимый ресурс

Если вы придёте на новогоднюю вечеринку второго января вместо первого, то увидите пустую комнату с запахом алкоголя — вечеринки уже не будет.

Если 1 ноября вы запускаете на рынок новый корм для кошек, то к 1 октября у вас полюбому должны быть нарисованы макеты банеров для наружки, а к середине октября запущен сайт, который рассказывает о продукте. Если банеров или сайта не будет, то продукт банально никто не возьмёт с полки — результат вашей работы пропадёт.

Что вы станете делать, если баннеры до сих пор не готовы, а уже 7 октября? Вы будете искать способы закончить раньше. Этих способов не так уж и много — либо пожертвовать проработкой макетов (запустить меньше посылов, сделать макеты проще), либо пожертвовать себестоимостью, наняв, к примеру, пять дополнительных дизайнеров.

Единственное, что вы не сможете сделать, когда опаздываете — это добавить себе ещё неделю, чтобы закончить проект: машину времени пока не изобрели. Пожертвовать деньгами или качеством — можно. Уменьшить проработку — можно. Добавить себе срок — нет.

Время стоит беречь не только в проектах, но и в личной жизни. Всё так же — если уже 20:00, а вы ещё не ходили в спортзал, то вы никак не можете сделать так, чтобы сейчас стало 18:00 — вы можете только не пойти в спортзал. Если вы приехали на работу в метро, а по дороге слушали музыку или изучали новинки в Arcades — вы просто приехали на работу на метро. А эти же 40 минут можно было потратить на чтение книги или спокойно поспать.

Берегите время.

Почему мы предпочитаем делать юзабилити-тесты финсервисов вживую?

Почему мы предпочитаем делать юзабилити-тесты финсервисов вживую?

Есть три группы ограничений, которые уводят в общение тет-а-тет.

1. Технические.
– Мы тестируем интерфейсы и важно видеть, как именно люди держат телефоны. Поэтому для удалённых тестов нужны камера и штатив.
– Надо рассылать инструкции, просить пользователя установить необходимое оборудование и подключить наушники. Уходит минут 20 на настройку и технические неполадки.
– Многие респонденты просто технически не продвинуты и не могут всё подготовить.
Эта возня отъедает время общения и терпение респондента.

2. Коммуникация.
– Часто люди волнуются перед тестом, стесняются. Когда разговариваешь с респондентом лично, представляешься и завязываешь беседу, располагаешь человека к себе.
– Люди быстрее доверят важную или личную информацию живому человеку, а не голосу в наушниках и картинке на экране.
– Важно и эмоциональное состояние — показатель отклика и реакции на удобство интерфейса: качественно такое можно считать только в офлайне.
– Кроме того, во время удалённого разговора респондента могут отвлечь: когда вы общаетесь лично, человек посвящает около часа тестированию один на один.
– Вы видите ситуацию целиком, считываете эмоции, реакцию, поведение и позу пользователя — это даёт контекст, который теряется при удалённом тесте.

3. Секьюрность.
– Мы работаем с чувствительными данными клиента, тестируя финансовые сервисы иногда на данных пользователя. В онлайне запустить такое сложно. У пользователя меньше доверия — он может опасаться, что лишние люди увидят экран.
– С другой стороны, мы работаем с банками-заказчиками под NDA и должны гарантировать, что новый продукт не утечёт за пределы команды дизайна, разработки и тестов до запуска проекта.

Иногда от этого приходится отходить, например, когда респонденты из Европы или США. Всё это грозит двойной потерей качества — из-за онлайна и языковых барьеров.