В жизни каждого дизайнера возникает момент, когда клиент приходит за логотипом для какого-то нового проекта.

В жизни каждого дизайнера возникает момент, когда клиент приходит за логотипом для какого-то нового проекта.

Это важный момент, потому что именно тогда придуманное название становится окончательным. И если название дерьмовое — иногда ещё не поздно что-то с этим сделать.

Но это тонкий лёд. Люди часто воспринимают нейминг как что-то очень личное, как будто это не инструмент, а ребёночек. Поэтому ругать название нужно крайне деликатно:

1. Сначала узнать, есть ли в принципе сомнения. Можно просто спросить, окончательный ли это вариант, можно как-то ещё осторожнее, но главное спросить.

2. Если сомнения есть, нужно получить явное разрешение на критику. И очень аккуратно её сформулировать, не типа «вот почему это хрень», а «вот в каких ситуациях это может плохо работать». Неудобно произносить, неудобно писать, неудобно склонять, неудобно собирать по полу вытекающие глаза, по ситуации.

3. И если критика находит отклик, получить разрешение придумывать новое, и с этим разрешением придумывать.

4. И показывать не названия текстом, а быстрые логотипы из разных названий.

Название — это переоценённая штука, оно не так уж важно. Но важно, чтобы оно не мешало и было нормальным. То есть, было существительным, не слишком длинным, удобно говорить, не слишком похоже на всё сразу. Лучше пусть совсем не вызывает ассоциаций, чем вызывает слишком конкретные.

А если дерьмовый нейминг не обсуждается — лично для меня это плохой сигнал. Могу сказать, что разболелась голова, и пойти домой.

Это я книгу пишу и некоторые мысли туда просто не влезают. Вторая глава близко.

Блок продукта. Продолжение

Блок продукта продолжился занятиями с Женей Бондаревым, арт-директором Redmadrobot. С Женей мы провели около 4 занятий. Одна из основных целей его занятий — научить нас выходить за рамки привычных паттернов поиска идей.

Дивергентное мышление

Дивергентное мышление подразумевает, что у задачи нет одного идеально правильного решения, другими словами — творческий подход к решению проблем. Один из самых больших недостатков современного образования заключается как раз в том, что оно подавляет дивергентное мышление — нас учат мыслить по шаблону, с единственно верным решением. Неудивительно, что дивергентное мышление очень развито у детей, так как с возрастом мы обрастаем рамками и запретам. И вообще, способность к дивергентному мышлению — это признак высокого IQ 🤓

Далее мы проверили этот подход на себе:

Шаг первый. Женя попросил нас выписать на бумаге 5 проблем, с которыми мы сталкивались последнее время. Всё что угодно от длинной очереди в магазине, до простуды. Потом из 5 проблем мы выбрали одну наиболее интересную для себя.
Шаг второй. Необходимо было открыть Яндекс Дзен, рандомно проскроллить ленту и остановиться на случайной новости.
Шаг третий. Соединить эти истории вместе.

Приведу в пример вариант, который в итоге получился у меня. 

Проблема, которую я выписал — цена на Uber от метро до дома неприятно повысилась, а Яндекс Дзен выдал мне статью о том, что власти Москвы хотят создать департамент одиночества.

Итак, соединяем эти вещи в цельную историю:
«Многие москвичи стали жаловаться на высокие цены на такси, из-за этого им приходилось идти до дома в одиночестве, что привело к массовому всплеску депрессии в обществе.
Производительность труда и рождаемость резко снизились, казалось, что кризиса не миновать.
На почве народной апатии власти Москвы вынуждены создать департамент одиночества, который будет субсидировать московские таксопарки и сервисы каршернига. Ожидается, что уже в следующем квартале число грустных москвичей начнет снижается»

как-то так 🙂

Подобные прокачки для мозга Женя проводил в начале каждого занятия — брать неочевидные вещи и соединять их между собой.

Фабрицио Тейшейра и Тайо Брага написали, что может сделать дизайнер, чтобы цифровые продукты, над которыми он работает, становились этичнее.

Несколько цитат:

В погоне за кликами и просмотрами технические платформы ищут новые способы использовать человеческие инстинкты (стыд, лень и страх). Цифровой фастфуд обещает пользователям быстрое удовольствие, но оставляет после себя только экзистенциальный вакуум.

За последние несколько десятилетий мы помогли создать корпоративную культуру, которая систематически ставит краткосрочные выгоды выше долгосрочного здоровья продукта.

Хотя мы понимаем, что такая тактика — проектирование ради метрик — реально не всегда полезна, мы называем свои методы позитивно: взлом роста (growth hacking), геймификация и петли вовлечения. Мы стараемся не думать о возможных пагубных последствиях.

«Пока мы не начнём измерять то, что ценим, мы будем переоценивать то, что измеряем», — Ким Гудвин.

Представьте: девушка присоединяется к ЛГБТК-хору в колледже. Руководитель хора добавляет её в группу в Facebook, и Facebook автоматически делится этим действием в новостной ленте студента. Однако девушка ещё не рассказала семье о своей сексуальной ориентации. Могут ли продукты случайно нанести вред?

Несмотря на то, что тёмные паттерны приносят краткосрочные выгоды, эксперты сходятся во мнении, что внедрять их в бизнес — плохая идея. Первоначальный рост числа новых пользователей редко приводит к увеличению числа постоянных клиентов, поскольку обман подрывает доверие.

Мы знаем, что призывать к изменениям легче, чем их осуществить. Реальность корпоративного мира суровая и оставляет очень мало места для всего, что не приводит к краткосрочным бизнес-результатам. Дизайнеры имеют уникальную возможность запустить изменения, влияя на продуктовые решения, высшее руководство и самих пользователей. Чтобы в мире произошли изменения, которых мы хотим, нужно с чего-то начать самим.

https://awdee.ru/world-needs-a-tech-diet/

Вы должны побывать на «дне», чтоб было с чем сравнивать

Вы должны побывать на «дне», чтоб было с чем сравнивать

— Мониторы у вас излишне чёрные и недостаточно эстетичные
— Не хочется делать проекты для behance
— Не хочется ездить в офис на работу
— Ой, чё-то я прям не могу себя заставить за эту задачу взяться

Вам несказанно повезло, если вы сразу же попали в хорошую компанию и не прошли кругов ада, которые проходит большинство.

Однако, всё познаётся в сравнении и если у вас нет этого «дна», с которым можно сравнивать — ценить то, что есть сейчас, вы полноценно не сможете.

Вы даже не сможете понять, что это нечто иное, нечто классное и уникальное и надо здесь задержаться.


Вспоминаю, как пришла работать в 1C:Битрикс.
По грёбаному дождю еле нашла их офис в какой-то вонючей(буквально) промзоне. Сначала час на вот этот текст на логику с шнусмумриками…

Потом задача на цикл, которая не хотела решаться. А в результате оказалась с ошибкой в условии. Какой-то прыщавый лид-программист, чьё ЧСВ было таким же жирным как и он сам.
Скептический настрой, только потому что ты девочка.
И вообще всё это нахер ему не надо. Эти тупые кандидаты, которые не могут решить придуманную задачу. «Господи, как же вы заебали» — читалось в его уставших красных глазах.


А работа в банке Русский Стандарт.
Более депрессивный, подставляющий друг друга персонал ещё поискать: тёлочки конкурировали друг с другом, рвали бумаги, вырывали клиентов друг у друга. Двухнедельное(с утра до ночи) бесплатное обучение всей системе рассчёта кредитных продуктов, страховок, выявления мошенников и поддельных документов. Страх отчисления, ежедневные чистки, унижения. Отсутствие эмоций и поток людей. Угрозыск, задержания, показания, золотые цепи на груди. Немые младенцы мошенников. Стопки налички из рук в руки под столом.


А у других это годы в компаниях, которые ни одну задачу их умственного труда ни разу не использовали.
Агентства, где все друг друга подставляют, и где к клиенту надо с придыханием и лизь-лизь.


Для 90% компаний, люди — это мясо, средство достижения цели.
На ваши эмоции плевать. Ваши идеи никому не нужны.


Иногда нужно побывать на «дне», чтоб было с чем сравнивать и научиться ценить.


С любовью ❤️ гав-гав

Очень близкая мне статья про сторифреймы

Да, так и нужно начинать работу над текстом нового продукта и информационным дизайном в целом. Представляем, что пользовательский сценарий — это диалог. Прописываем его в виде реплик. Голос приложения — это продавец-консультант. Голос пользователя — это его внутренняя речь.

— Так, и что тут у вас?
— А вот поглядите, можно сохранять любимые места из книг.
— Хм... а из электронной можно?
— Можно, хотите загрузить?
— Да. Ок загрузил, а где теперь найти?
— А вот, посмотрите в ленте.

Дальше разбираем, какие экраны и элементы нам нужны, чтобы реплики консультанта «зазвучали». И сразу будет понятно, как именно нужно обращаться к пользователю на этих экранах и элементах.

Главное не забывать, что внутреннюю речь пользователя мы только предполагаем. В реальности всё не так. Её нужно проверять ю-тестами, в идеале — с реальным «мышлением вслух».

Зато потом каждый сценарий будет последовательной и логичной историей. И вам не придется придумывать, что писать на очередной подсказке, и гадать, нужна ли она вообще

Наблюдения

Наблюдения проводится самыми опытными ребятами. На должность наблюдателя имеется дополнительный отбор — при заполнении анкеты необходимо ответить на специальные вопросы, чтобы проверить аналитические способности будущих полевиков, так как для наблюдателя важно быть внимательными и вкрадчивыми.

Обучение наблюдателей отличается тем, что помимо вводной о проекте к обучению подключается картограф, который подробно объясняет методику наблюдения и принципы работы с картой. Так же, полевиков обучают работе в специальной программе — QGIS.
QGIS — это масштабная открытая геоинформационная система (ГИС), данные которой может использовать любой желающий.

Типичный рабочий день наблюдателя начинается, как обычно, с выхода на кластер. Далее полевик начинает обход территории, делая пометки на карте. Для лучшей ориентации в том, на что конкретно обращать внимание — используются специальные таблицы с категориями проблем и их кратким описанием. Например, отсутствие тротуара, хаотичная парковка или переход в неположенном месте.

Процесс выглядит так: полевик находит проблему, например неправильно припаркованный автомобиль, открывает карту, отмечает на ней место расположения машины; после чего полевик обращается к таблице с категориями проблем — находит там соответствующую проблему, и рядом с точкой на карте приписывает необходимый индекс. Естественно, все это делается на бумаге. Но это ещё не все, после возни с бумагами, полевику необходимо достать смартфон, чтобы сфотографировать неправильно припаркованную машину.

Проведя наблюдения полевику даётся ещё два часа на то, чтобы он сам оцифровал эти данные. Делает он это в упомянутой выше программе QGIS. Программа предназначена для людей, которые профессионально занимаются картографией, так что интерфейс у неё не самый дружелюбный (подключаемые модули и необходимость работать со слоями). Но по отзывам наблюдателей, при работе с программой, в целом, ничего сложного не было, проблемы встречались, скорее, в её нестабильной работе: программа часто вылетает, из-за этого приходится постоянно сохраняться, многие делают это неправильно (так как существует два вида сохранения) и так далее. Многие говорили, что самое сложно в работе с программой — это её установка и настройка проекта.

По методологии, на наблюдения выходят обычно 4 полевика. Они работают в разные дни, делается это для того, чтобы каждый из них дал свою оценку и увидел то, что мог не увидеть другой (поэтому так важен опыт и внимательность). Иногда только на четвертом проходе обнаруживается какая-то важная пробема..
Получается, работу наблюдателя можно разделить на две части — работа в поле, где он собирает информацию, и обработка полученной информации за программой.
Благодаря этому, исследователям и аналитикам передается уже готовый проект — файл QGIS, где каждая проблема привязана к координатам, имеет индекс, описание и фотографию. Таким образом, информация уже готова для обработки.