Ура! Переходим к поиску решения!

На этом долгий процесс описания нашего исследования закончен, самое время перейти к описанию решения, к которому мы пришли.
Но сначала пару слов о проведенном исследовании.

Я так подробно описывал процесс работы полевиков, потому что в этом и есть вся суть блока исследования — как можно глубже прокопать проблематику, максимально вникнуть в боль наших пользователей, понять в чем причина их бед.

И если делать определённый вывод, то можно сказать, что полевиков в целом все устраивает. Да, им иногда не очень удобно переключаться между бумагой и телефоном, в некоторых методах много мороки с обработкой данных — но при этом, их работа никогда не превращается в рутину, потому что люди приходят на проект и не занимаются этой работой на постоянной основе: если ты пришёл на месяц, то тебе, в целом, все равно, что за инструменты у тебя в руках, главное, что работа сделана, деньги получены и даже удовлетворение от того, что в результате твоей работы мир стал чуточку лучше, присутствует.

Совсем другая ситуация у методологов, которые постоянно озабочены тем, как оптимизировать процесс, потому что для них это каждодневный труд, рутина в которую они погружены с головой. Многие городские исследователи искренне увеличены своей работой, и буквально живут тем, как сделать процесс круче. Именно таким образом этот проект и попал к нам в руки — им не все равно.

На каждом проекте методологи испытывают боль от того, что полевые исследования проходят по тем же технологиям, что и двадцать лет назад.

Если говорить предметно, то самая неоптимизированная часть всей работы в полях — это массовый опрос с картой. На выходе исследователи получают кипу бумажных карт, каждую из которой необходимо обработать вручную. На подсчетах потоков исследователям приходит таблица в электронном виде, но при сборе информации полевики вынуждены держать в руках несколько инструментов и как-то успевать следить за потоками.

На наблюдениях, казалось бы, методологи получают готовый проект, который сразу можно анализировать, но сам процесс сбора информации (3 часа в полях) и дальнейшая её обработка (2 часа за компом) занимает немало времени у полевиков, при том, что они делают, в целом, бессмысленную работу: переименовывают каждую фотографию определенным образом, вставляют её в проект, который воссоздают по своим бумажным записям.

И если говорить про решение, то нам предстояло понять, возможно ли перевести эти методы в электронный вид, а если возможно, то в какой формат? Приложение, десктоп, веб сервис, а может проблема вообще не в сборе данных и её нужно решать на уровень выше? Или уже существуют технологии, которые позволят вовсе отказаться от полевиков?

Итог по блоку исследования

Так как блок исследования был впервые в программе, я думаю важно оставить обратную связь.

Возможно, нам повезло с темой и заказчиком, но у нас не возникало больших трудностей на протяжении всего проекта.

Что касается учебы, то обратная связь была своевременной и практически всегда было понятно, где мы находимся и что нужно делать.

Был не совсем ясен только момент, когда нужно было завершать поиск и переходить к поиску решений и отрисовке дизайна.

По плану, мы должны были предпоследнюю неделю тестировать прототипы, а на последней отрисовывать всё в финальном дизайне, но в итоге эта граница размылась, и каждый делал в силу своей успеваемости.

Мы планировали отрисовать все экраны в едином дизайне и соединить их в один прототип, но в итоге на эту работу осталось только последние пару дней, в которые мы еле успели поправить существующие экраны, чтобы они соответствовали выявленным при тестировании проблемам, а также поправили логику и отрисовали недостающие экраны, чтобы они логично ложились на повествование презентации.

Все команды оказались в схожей ситуации, и многие студенты жаловались на то, что в блоке исследования было одно лишь исследование и никакого дизайна. Пожалуй, это действительно так, многие проекты не подразумевали решение через интерфейс, ни веб ни тем более мобильный, а если даже и подразумевало, на это все равно не хватало времени.

На последнем занятии (за два дня до защиты) мы проводили финальный прогон, на котором многие команды осознали, что им ещё работать и работать. Мы тоже не особо блеснули на прогоне, но те комментарии, которые мы получили были очень ценными, что в итоге помогло сделать нашу презентацию понятной и цельной. На этом прогоне мы поняли, насколько у нас обширная тема и что если уходить в мелочи, то это будет сложно для понимания и скучно. Мы поняли, как важно дать цельное представление обо всем проекте, чтобы одна часть плавно перетекала в другую. Выступали мы соответственно нашим исследованиям — каждый рассказывал про свою часть работы. Поэтому было важно, чтобы каждый говорил ёмко и по делу.

Во время подготовки мы старались все максимально упростить, чтобы даже ребёнок понял, о чем идет речь. И это была правильная стратегия. На защите жюри отметило структурность и доступность выступления.

В итоге, у нас получился отличный проект, который был удостоен внимания и который действительно имеет право на жизнь. Сейчас мы готовим подробную презентацию для заказчика, в которой детально расскажем о самых важных инсайтах и особенностях работы интерфейса. У меня также есть желание сделать небольшую статью на медиум на основе моих записей на канале. Ну и конечно же, мы упакуем нашу работу в симпатичный кейс на беханс.

О чем плачет полевик?

В арсенале исследователей имеется три метода (вот тут я начинал про это говорить t.me/bukhtiyar/15 ) проведения полевых исследований (на самом деле их гораздо больше, просто эти методы самые действенные и проверенные). Рассмотрим подробнее каждый из методов на предмет встречающихся проблем и неудобств.

Но сперва взглянем на этапы работы полевика от момента, как он узнает о вакансии, до завершения работ:

  • он узнает о вакансии из соцсетей или от знакомых, заполняет анкету;
  • проходит инструктаж, где ему рассказывают о сути проекта, дают необходимые инструменты и проводят пилотный выход в поле;
  • полевик готов — он выходит в поле и проводит исследования;
  • в ходе работы полевик коммуницирует с исследователями;
  • после завершения работы полевик сдаёт свои исследования в том или ином виде.

Работа в поле проходит в рамках предпроектных исследований, и завершается после их окончания. Полевики не привязаны к организациям, их нанимают на проект.

Кто такой полевик?
Мы составили портрет среднестатистического полевика — это девушка 20-23 лет, студентка гуманитарного факультета (социологи, геологи и т.д.), увлечена городом и заинтересована в его развитии, а так же, имеет опыт полевых исследований.

Глоссарий

Исследователь или методолог — человек, который организует работу полевиков, составляет методологию исследования, проводит инструктаж и обучение, общается с полевиками в процессе их работы, принимает результаты и дает обратную связь.

Полевик (или в зависимости от метода — подсчетчик, наблюдатель) — человек работающий непосредственно в поле, собирает и передает информацию по заданной методике.

У меня получалось быть молодым фрилансером. Как быть старым фрилансером?

У меня получалось быть молодым фрилансером. Как быть старым фрилансером?

Молодой фрилансер постоянно фигачит, учится, весь такой на подрыве.

Я всегда думал, что взросление обязательно связано с переключением в роль управленца — стать арт-директором или CTO, растить команду, учить, брать больше ответственности. «Солдат, что не мечтает стать генералом» казался мне неправильным. Ребят, которые попробовали руководить и откатились до исполнителей, я считал слабаками и дауншифтерами.

Но теперь я думаю, что это необязательно именно так. Ну то есть да, кто-то действительно тупо не затаскивает, но есть и другая штука.

Есть эффективность-продуктивность, а есть удовольствие от работы. Эти две ценности иногда конфликтуют. Не всегда — тут от человека зависит, от того, в каком личном мифе он живёт, какую он себе про себя рассказывает историю. Иногда продуктивность и удовольствие связываются в комплекс, но иногда нет.

Потому что для продуктивности надо постоянно себя мониторить: то ли я вообще делаю? не пора ли это уже бросать и делать другое? я кого-то сейчас блокирую? я по джипегу или закопался в деталях? Надо постоянно удерживать фокус на чём-то, что ты там себе надумал.

А удовольствие от работы — это когда ты в потоке. Это когда сииидишь себе и делаешь штукенцию. И так её повернёшь, и эдак, и никто тебя не трогает, и не спрашивает, сколько процентов уже готово, и главное ты сам у себя это не спрашиваешь. Ты просто знаешь, кому она нужна и зачем, и ты её делаешь как-то, как ты сам хочешь.

И вот мне кажется, что «быть старым фрилансером» — это иметь возможность работать в потоке. Конечно, старый фрилансер умеет делать и всё остальное. Если надо, он встрепенётся, спроектирует, декомпозирует, раздаст всем по хорошему совету, разрулит конфликт. Но у старого фрилансера есть возможность ничего этого не делать и личное время для медленной работы в удовольствие.

Не знаю, об этом ли ты спрашивал — я как-то на себя больше спроецировал, ну и ладно.

Продолжение про питч. Компоненты.

Основные вопросы, на которые отвечает питч: что делаем, зачем делаем и почему это стоит делать. Вокруг этого уже разбрасываются дополнительные уточнения.

Чтобы было проще жить, питч давно разбили на понятные компоненты. В приближенном (и почти полностью укомплектованном) виде это:

1. Purpose
Компания одной фразой.

2. Problem
Проблема, которую компания/продукт адресует.

3. Solution
Решение проблемы обозначенной сверху.

4. Why now
Почему именно сейчас? Чем хорош момент? Почему нельзя было раньше?

5. Market
Цифры (абсолютные) про рынок, подтверждающие валидность истории.

6. Competition
Другие зайцы на районе. Можно подчеркнуть похожести или отличия, что релевантнее.

7. Team
Хвастовство командой (если есть чем).

8. Revenue model
Очень упрощенная бизнес модель из который становится понятно, откуда идут деньги кроме инъекций от фондов и инвесторов.

9. Traction
Первые пользователи, договор с бизнес-партнером, существующие инвестиции или другой прогресс — все, что увеличивает силу сцепления.

10. Ask / Financials
Запрос на ресурс (напри. Финансы) в виде конкретной цифры и короткий план (с временной рамкой) выхода на самоокупаемость.

11. Vision
Почти то же самое, что первое — но с заделом на 5-15 лет вперед.

12. Appenix
Детали-слайды в кармане, уготованные на случай Q&A. Никогда не пробовал, но могу придумать ситуации, где это полезно.

Когда нужно назвать новый продукт в России, заказчики часто топят за латиницу

Особенно когда продукт точно не получит даже туристическую визу и в жизни не пересечёт границу. Просто так «интереснее звучит, моднее, лучше передаёт суть, нам так нравится».

Но зачем? Почему? За что? Чем моднее? Просишь рассказать об этой шкале, по которой измеряется интересность. Поделиться сутью. В ответ тишина — так же часто, как люди уверены в латинице.

В такие моменты я раньше волновался и начинал блеять что-то вроде «девяностые прошли, мы не бумеры, капитализм на Руси больше не такой дикий, люди отличают булщит от нормальной темы». А потом я расслабился и придумал угорать по существующим брендам.

Представьте себе, что есть мир, в котором Стив Джобс в какой-то момент сказал: «Apple не круто». Ну чмошный английский же. Латиница эта — всего 26 букв в алфавите, ваще фу, дно и скудоумие. Английские слова — кому они впёрлись ваще. Давайте назовём компанию хотя бы Yabloko. А лучше даже Яблоко, чтобы вообще никто ничего не понял! Ну смысл — он же для нас, для основателей.

В том же мире, где Aifony выпускает компания Yabloko, нет всего того говна, которое для англоговорящих звучит стрёмно — Microsoft, International Business Machines, SpaseX, Facebook и многих других. Всё названо нормально — либо вообще на чужих для основателей языках, либо набрано более модными чужими буквами. В транслитерации.

И это модный мир, который иногда немного прорастает в наш. Например, в «Заводном апельсине» британца Бёрджесса подростки говорят на сленге nadsat (вроде от «одиннадцати»). В их лексиконе есть слова moloko, droog, malchik и другие. В том мире cyka blyat — не мем, а обычное дело. И вообще он клёвый.