PayPal: рост аудитории в 5 раз

PayPal - крупнейшая платежная система в мире. Оплаты счетов, денежные переводы и куча всего прочего.

Сегодня кейс о том, как компания увеличила аудиторию в 5 раз.

Что сделали

- переосмыслили подход к привлечению пользователей- за каждую регистрацию начали давать по $20 с порога
- тестили разные формы регистраций
- нашли ту, которая дает самую низкую стоимость привлечения CPA

В итоге, за 5 месяцев аудитория выросла 1 до 5 млн.юзеров.

Со временем начали снижать бонус за регу с $20 до $10, потом до $5 и так до нуля. Дальше сервис раскрутился и начался органический рост.

Посыл

Подумайте, можно ли вознаграждать пользователя за целевое действие в своих продуктах? Часто бонус может вытащить за счет костов на удержание.

Источник - https://bit.ly/2OLQ3qI

Корректура в конце

Как думают обычные люди: исправление орфографических ошибок — главная обязанность редактора.
Как на самом деле: корректура — незначительный этап, который оставляют на конец.

Сейчас в меня полетят помидоры от магов корректорской гильдии, но я должен об этом сказать. Орфография переоценена. Да, ошибки снижают доверие и обидно оскорбляют русский язык и Розенталя лично. Но разве «тся или ться» — это главное в жизни?

У меня тоже есть дурацкая привычка писать грамотно, даже в чатике о выдрах. И такая борьба с ошибками часто становится чем-то вроде прокрастинации. Я поправляю двойные согласные и расставляю запятые, хотя прекрасно понимаю, что после отправки дизайнеру всё может десять раз поменяться.

Понятно, что текст, в котором много ошибок, стыдно показывать людям. Но сильно заморачиваться тоже не стоит. Лучше сосредоточиться на чем-то более важном, а ошибки чекнуть перед релизом.

Потому что запятую скорее всего простят, а вот бесполезность и алогичность — нет.

Спрашивали про точки развития для дизайнера.

Спрашивали про точки развития для дизайнера.

Точек роста для дизайнера четыре:

— Перенести практики и методы дизайна в другие области жизни. Запуск абсолютно нового проекта в котором важен не дизайн, а принципы дизайна, например вы много работали с проектными планами и решили запустить сервис генерации шаблонов таких планов, но уже как предприниматель, а не дизайнер, но умение организовывать собственнную работу уже становится самостоятельным продуктом. Другие возможности это стремление проверять тестированием любую гипотезу. Гармония отношений с людьми, правильная композиция человеческого пространства вокруг, эстетика повседневности, проектирование эффективности питания, режима дня, комбинаторика в проектировании сообществ, разрешение противоречий и конфликтов.

— Творческое развитие. Создание индивидуальной творческой траектории независимости и автономной работы. Частный проект в котором дизайнер один на один со своей личной задачей. Создание личного проекта с осознанными и глубокими мотивами самореализации.

— Postdigital. Отказ от цифровых методов создания вещей в пользу любой натуральной, аналоговой технологии создания объектов. Классические методы производства, длительные, основательные, трудоемкие, но развивающие практическое, прикладное мышление.

— Обучение. Изучение новой дисциплины. Стратегия на создание качественных преимуществ на рынке из оригинальных комбинаций компетенций. Погружение в области новых знаний для расширения карьерного потенциала и диапазона проектного применения новых знаний. Помогает и преподавание своей дисциплины. Формируется более осмысленная база представлений о своей работе, принципах, приемах и методах.

Шпаргалка продакта: жизненный цикл задачи

Любая задача проходит плюс-минус одни и те же стадии. По факту - это ее жизненный цикл.
Каждая стадия подразумевает вопросы, которые мы себе задаем, чтобы протащить задачу дальше. Где-то уточняем требования, где-то выбираем решение, где-то подводим итоги того, что сделали. Ежедневный поток дел, смена контекста, и вот мы упустили что-то важное.

Несколько раз попадал в подобную ситуацию и думал: "Надо было куда-то записать себе этот вопрос. И этот тоже. И этот...". В итоге,
сделал для себя и команды небольшую шпаргалку, которая помогает не упустить важные моменты. Пдф в хорошем качестве будет под постом.

Как это работает

Сверху в шпаргалке стадии, под ними вопросы. Еще ниже инструменты, которые помогают на эти вопросы ответить.

Берёте задачу и прогоняете по вопросам. Находите то, о чем не подумали. Думаете, дополняете. На выходе получаете проработанное решение и план действий.
Пользуйтесь

Сколько нужно протестировать пользователей, чтобы обеспечить достаточную для большинства случаев точность исследования?

Сколько нужно протестировать пользователей, чтобы обеспечить достаточную для большинства случаев точность исследования?

Немного матана! Совсем недавно, на интервью я столкнулся с интересным вопросом: «Сколько нужно протестировать пользователей, чтобы обеспечить достаточную для большинства случаев точность исследования?»

И казалось бы, ответ довольно очевидный: мол Нильсен говорит 5. Но почему 5? Откуда это магическое число? Без математики не обошлось.

Автор в статье погружается в тему довольно глубоко, проливая свет на скрытую для многих часть айсберга, и разбирается, так сколько ж нужно-то?

Если прорезюмировать, то можно сказать, что Нильсен не был не прав 🙂 Однако стоит приводить полный ответ:

—————————————————————————

Если во время тестирования эксперименты будут независимыми, а выборка по крайней мере квазислучайной, то мы можем предположить, что при тестировании 5 пользователей мы обнаружим 85% ошибок, с которыми сталкиваются не менее 31% пользователей.

—————————————————————————

Последняя часть, вообще интересная, не правда-ли? ) «Не менее 31% пользователей», то есть в самом неудачном случае 59% пользующихся так и не столкнуться с проблемами. Но это не слишком страшно.

Интересно, что если вы хотите повысить эффективность тестирования, то увеличение выборки не единственный способ это сделать (для приличного уровня понадобиться что-то около 40 испытуемых). Вы можете также повлиять на вероятность появления ошибки. Как не парадоксально, уменьшая случайность выборки (сегментация?), вы можете повысить вероятность возникновения ошибок и тем самым снизить число необходимых пользователей.

http://bit.ly/2UqfhOs

Евгений Арутюнов рассказал, как устроено дизайн-бюро «Интуиция».

Каждое правило работы бюро Евгений оценил с позиции «а буду ли я его выполнять?». В итоге решил, что ни у кого не будет режима и места работы (все работают удалённо), утренних стендапов, обязательства в течение получаса ответить на письмо или ответить на незапланированный звонок.

У каждого должна быть своя дисциплина. Все обязательства «по умолчанию» отменены, но если сам что-то пообещал — выполняй. Административная свобода и творческая диктатура.

Первым делом учит людей не тупить, коммуницировать, вовремя говорить о проблемах, задавать вопросы, быть способными разговаривать. Научившись этому и работая над проектами, люди со временем начинают делать приличный дизайн. Дизайнер сразу становится мини-артдиректором.

Чтобы попасть в бюро, дизайнер должен быть талантливым и уметь генерировать импульсы, чтобы руководитель за ним не бегал. Например, руководитель отправил письмо с задачей и дальше забыл о ней. Исполнитель должен сам приходить и показывать. Он берёт ответственность за задачу, так как если он её не выполнит, всему бюро прилетит от заказчика.

Дизайнеры учатся писать код, текст, работать менеджерами, общаться с клиентами и управлять своим временем. В проекте люди выступают в разных ролях. Это не значит, что один человек делает в проекте всё (и работа на нём замыкается), но каждый умеет выступать в разных ролях.

Работают над клиентскими проектами, но стараются быть продуктовой командой. Клиентов мало, бюро делает для них одно и то же годами. Итерационная разработка.

Клиентов выбирают, чтобы они не только не были мудаками, но и чтобы у них было чему учиться, и чтобы с ними можно было работать долго.

У каждого есть право сказать «нет». Например, дизайнер не хочет работать с конкретным клиентом. Так вовремя можно получать сигнал, что что-то не так: с руководителем клиент — зайка, а с дизайнером ведёт себя некорректно.

«Всё держится на таких мельчайших соплях», что если что-то пойдёт не так, проблема всплывёт моментально. Никто не успевает накопить обиду, управленческий долг, когда переговоры зашли в тупик, и так далее.

Если есть проект, но под него надо взять ещё 3 дизайнеров и 10 разработчиков — проект не берут. Растут только когда есть готовые внутренние ресурсы. Подбирают проекты под команду (на момент записи это 7 человек).

Сразу говорят клиентам: «Мы вовремя делать не умеем, можем поделать для вас сайт и периодически выкатывать новые версии. Мы распиздяи, но мы делаем вещи. Мы показываем это в самом начале и не работаем с клиентами, которые этого не понимают».

Зарплат нет. Есть открытая информация о деньгах в проектах. Люди, которые делают эти проекты, распределяют эти деньги. Есть подсказки, как это делать, но всё держится на персональном представлении о справедливости того человека, который координирует проект на конкретном этапе (дизайн, разработка).

Всё это нельзя внедрять частями, эти принципы работают только целиком. Информацию о деньгах нельзя открывать тем, кто не успел поработать в разных ролях и не понимает, из чего складывается успешный проект. Без этого каждый считает свою роль главной.

Для мелких трат у всех есть доступ к расчётному счёту. Единственный риск — человек недооценит свою работу и будет просить слишком мало. Чтобы человек хорошо распределял деньги, он должен быть хорошо проинформирован. Координатору проекта Евгений продаёт свои услуги артдиректора. Это внутренний рынок.

Есть полочка, на которую надо отложить 20-25% от бюджета проекта. С неё можно брать деньги на развитие, обучение, компенсации ударов судьбы, офис и поездки (когда они были). На маркетинг трат сейчас нет. Если на полочке что-то пролежало 2 месяца и осталось невостребованным, это прибыль, которую забирает Евгений. Это мотивирует работать над развитием бюро на длинной дистанции.

Бюджет проекта не влияет на процесс. Всегда надо следовать своему дизайн-процессу и делать хорошо. Но и брать за свою работу надо по-максимуму.

Каждый сотрудник бюро — индивидуальный предприниматель, но не только в юридическом смысле. Каждый может делать свои проекты, предпринимать что-то, работать в других неизвестных командах (например, пока буксуют проекты бюро), со своими клиентами.

Способ удержания людей в команде — неоткуда уходить. Нет ни одного фактора, из-за которого сотрудник захочет уйти. Можно зарабатывать внутри бюро и вне. Поедете в другую страну — никто об этом даже не узнает.

Это не рецепт организации работы, это образ жизни. «Мы хотим играть, а не искать баланс между работой и жизнью». Этой схеме работы примерно 2 года, к которой пришли от более классического фриланса с помощниками.

Может показаться, что всё завязано на Евгении, но это не так. Проект всегда можно поручить команде с отдельным руководителем, и выгрузить его из своего головы.