Один на один

Самое полезное для меня открытие последнего времени — проведение общения с коллегами в формате один на один.
Прежде всего, формат один на один полезен при общении Старший/Младший, Куратор/Курируемый, Менеджер/Участник и т.д..
У нас в продуктовой команде Велвики один на один работает так:

  • Общение длится 1 час, а общаемся один раз в месяц.
  • С новыми участниками команды общение происходит чаще — раз в неделю.
  • Запросить встречу один на один может кто угодно и с кем угодно (пользуются редко).


В чём польза такого общения:

  • Доверительная беседа в течение часа позволяет обсудить не только рабочие, но и личные темы — помогает понять место работы в жизни коллеги.
  • Прекрасная возможность предоставлять и получать регулярную обратную связь и фиксировать прогресс - обратная связь становится неотъемлемой частью.
  • Когда установлено доверие, то легче и раньше поднимаются финансовые и коммуникационные вопросы — проблема гасится до того, как она становится проблемой.

Что важно для один на один:

  1. Надо готовиться и фиксировать итоги. Каждое новое общение это продолжение прошлого.
  2. Не отвлекаться. Оба участника должны быть сосредоточены на общении, а не на постороннем.
  3. Не ждать многого с первого раза. Первый раз получается скомканным — тот, кто раньше не участвовал в таких форматах, не сразу готов к доверительной беседе.

Кстати, подойти к коллеге и спросить у него: "Ну как дела? Всё хорошо?" или неформально пообщаться в кафе — это не один на один. Это как на улице спросить у знакомого: "Как дела?", на что он ответит: "Нормально! Сам как?". Вот и поговорили.

Аврора Харли написала о непредсказуемой работе крестиков, закрывающих окна с формами.

Если пользователь открыл модальное окно с формой и что-то в ней изменил, становится непонятно, что произойдёт, когда он нажмёт на крестик. Сохранятся изменения или пропадут? В разных продуктах крестик ведёт себя по-разному.

Чтобы продукт вёл себя предсказуемо:

1. Запрашивайте подтверждение перед деструктивным действием, когда могут пропасть пользовательские данные. Например, если пользователь закрывает фильтр, не применив его, отобразите диалоговое окно: «Вы хотели бы применить фильтр перед возвращением в список товаров? Да / Нет».

2. Замените крестик на текстовую кнопку, которая чётко даст понять, что произойдёт: отмена или закрытие.

3. По умолчанию проектируйте так, чтобы пользователь не терял данные, нажимая на крестик. Например, в окне с формой нового письма в Gmail это действие приводит к сохранению черновика письма и закрытию окна.

https://ux.pub/otmenit-ili-zakryt-dizayn-neodnoznachnyh-deystviy/

Дмитрий Ваницкий написал о дофамине, серотонине, окситоцине и эндорфине в контексте проектирования взаимодействия.

Повышение уровня этих гормонов дарит ощущение умиротворения, радости и вдохновения. Понимая, как они работают, можно по-новому взглянуть на уже устоявшиеся методики и придумать новые, более эффективные способы проектирования взаимодействия, помочь людям обрести новые привычки. Моделируя поведение с выработкой этих гормонов, мы можем закрепить в памяти людей нужные нам паттерны.

Дофамин стимулирует искать новую информацию. Если хотите работать с дофамином, следуйте схеме: стимул — вовлечение — действие — вознаграждение — стимул. Так работает любого рода игрофикация.

Стоит рассказывать о новых функциях и поощрять пользователя самостоятельно изучать сервис. Например, с помощью онбординга, пасхальных яиц, случайных действий (при закрытии задачи в Asana иногда появляется единорог) или подарков.

Окситоцин вызывает у нас чувство удовольствия от оказанного нам доверия или от того, что есть кто-то, кому мы можем довериться.

Показывайте людям, что они принадлежат одной группе. Например, Nike организует сообщество любителей спорта, Twitter перед редизайном выделили группу лояльных пользователей и лидеров мнений и раскатали новую версию только на них.

Используйте социальные поглаживания (похвала или другой способ выражения одобрения, обличённый в социально приемлемую форму) и держите свои обещания.

Серотонин мы получаем, если в чём-то превосходим других.

Дайте людям измеритель чего-бы то ни было, и они начнут меряться. Это могут быть разного рода лидерборды (кто больше, кто быстрее, кто лучше, кто меньше и так далее), символы статуса и награды (бейдж awwwards или оценка курируемой галереи на Behance).

Эндорфин мы получаем во время опасности для нашей жизни, в основном при болевых ощущениях. Благодаря ему мы чувствуем радость, когда превозмогая боль достигаем цели: тренируемся на износ, заканчиваем что-то важное, бьём свои рекорды.

Сглаживайте негатив, который пользователю необходимо будет пережить, и усиливайте действие эндорфина с помощью юмора.

https://medium.com/design-spot/cb37b9e0b629

Валерия Курмак написала об организации юзабилити-тестов, в которых участвуют люди с инвалидностью

Чтобы проверить доступность интерфейса, недостаточно завязать себе глаза. У незрячих людей отличаются паттерны взаимодействия: зрячий не знает горячих клавиш, в какой момент человек переходит от ведения пальцем по экрану к свайпам и жестам.

Надо приглашать тотально незрячих, людей с остротой зрения менее 30%, людей с нарушением моторики или без верхних конечностей. Если экспертизы в области доступности мало, зовите людей с самыми разными нарушениями. Вы узнаете больше об их потребностях и не упустите важные моменты.

Прежде чем приглашать человека, проверьте интерфейс с помощью специальных программ. Они найдут элементы интерфейса, неподписанные для незрячих, и прочие банальные ошибки.

Лучше, если респондент использует своё устройство, поскольку каждый подстраивает скринридер под себя: скорость произношения, произносить или нет знаки препинания и так далее.

Договариваясь о встрече, спросите, нужна ли человеку помощь, чтобы добраться до вас, и какая. Если никогда не общались с человеком с инвалидностью, прочитайте специальные правила этикета.

Обратите внимание во время теста:
— Чтобы взаимодействовать с интерфейсом, человек должен иметь возможность воспринимать информацию. У всех не декоративных элементов интерфейса должен быть текстовый аналог, доступный для скринридера. Они должны быть достаточно контрастны.
— Интерфейс быть понятным. Если сообщение об ошибке выполнено в виде красной рамки, его поймут не все.
— Интерфейс должен быть управляемым. При работе со скринридером фокус часто застревает из-за всплывающих окон. Незрячий либо не знает о модальном окне, либо не может в него попасть или выйти из него.

Эффективно, когда команда встречается с незрячим тестировщиком, вместе с ним тестирует интерфейс и на месте договаривается о том или ином решении.

https://medium.com/Valeria.kurmak/73845933b550

Bad Blood

А я тем временем принесла вам обзор на книгу Bad Blood (в русском переводе - Дурная кровь) от Джона Каррейру.

Книга рассказывает историю стартапа-единорога "Теранос", который должен был произвести революцию в сфере здравоохранения и получил оценку в 10 миллиардов долларов – но за 15 лет существования так и не смог произвести на свет работающую и лицензированную технологию. Сейчас идет судебное разбирательство над основательницей компании Элизабет Холмс.

Я, безусловно, слышала про этот случай, но до прочтения книги даже не подозревала про невероятный размах обмана. Нельзя не признать гений Холмс, которая заключала многомилионные контракты и поднимала инвестиции, при этом ни разу не показав свою инновацию в действии. Благодаря ее миксу умелых манипуляций, природной харизмы, инвестиций в связи и нетворк, а также готовность использовать обман и угрозы, позволили компании держаться на плаву так долго и даже работать с пациентами. Учитывая, что Холмс была на хорошем счету в Белом доме, вызывала восхищение прессы, а клиенты Theranos планировали расширять партнерство, непонятно, что случилось бы дальше, если бы не журналистское расследование Каррейру. На самом деле, страшно представить, что могло случиться, учитывая, что анализы, поставляемые Theranos и производимые на основе неработающей технологии, использовались докторами для постановки диагнозов и дозировки лекарств.

Книгу я однозначно рекомендую, хоть это и не бизнес-литература.

Во-первых, это просто очень крутой пример качественной журналистики, где история и факты складываются в захватывающее повествование.

Во-вторых, многое в книге срезонировало с моими мыслями насчет того, что делает компанию успешной или неуспешной. Очень интересные заметки про культуру в компании, этику и принципы ведения бизнеса, важность видения и миссии, а также фигуру основателя и его роль. Порой то, как делать не надо, заставляет задуматься лучше, чем отполированные истории успеха из Долины :)

О таланте

О таланте

О таланте. Таланте и стае. Знаю полсотни талантливых ребят, тех кому дано природой, космосом, родителями, средой, умение видеть в своем деле больше и глубже других. Все — сложные. Но видел я и как сложно бывает таким людям попадать в среду людей и задач не обремененных сложностью. Талантливый всегда в сомнении, в понимании промежуточности любого успеха и жестоком давлении на самого себя.

Стая не готова увидеть в талантливом путь к соучастию, но помогать, понимать, а главное — оставить наедине талант с собственным делом, возможно. Таланту сложно увидеть в себе вершину, верхушку достижения, ведь особенность любой одаренности в легкости с которой эта вершина уходит все дальше и выше.

Талант стремится делать иначе, искать с легкостью и упорством неожиданное и это ставит результаты его работы на одну плоскость восприятия с безумством и бездарностью. Видеть в необычном, странном, разноголосом талантливую суть, самостоятельный стержень — это умение. Надо воспитывать в себе это чувство «понимания непонимания».
Редкий талант успешен, он не умеет голосить о себе, не умеет объяснять, не умеет дергать за рукав. Не нужно хвалить, нужно верить. Доверять сложному. Помогайте талантливым умением слышать. Не отрывайте их пальцы от труда, не наносите ран осуждением — таланту не нужно много труда в физическом мире, но труд душевный, мыслительный, самоокапывание не самых плодородных тем и заданий — удел способных, одаренных и талантливых. Не отвлекайте талантливых от мысли — но становитесь их голосом, их личным чудом, вдохновителем. Становитесь стаей, коллективным пространством понимания, что все мы разные и роли наши только в взаимной поддержке, в взаимном импульсе.

Но чаще я видел как стая вытаптывала из таланта желание быть. Выгавкивала своими советами и напутсвиями из человека огонек блеска в глазах, который бы мог стать сигнальным огнем маяка для других. Выбивала из стаи. Вылизывала лестью и похвалой путь, на котором легко соскользнуть с цели. Быть — иным.