Неочевидные проблемы связанные с бумажными картами

Человек с картой, который ходит по одной улице туда-сюда всегда вызывает внимание, но когда он делает это на протяжение нескольких часов внимание перерастает в подозрение.

Ребята, которые проводят исследования в городе, помимо описанных выше проблем с инструментами, нередко натыкаются на одну неожиданную проблему — их часто отвлекают посторонние люди: от компаний молодых людей разной степени веселости до полиции и охраны (на этот счёт у них с собой есть специальная справка о допуске к такого рода работам).

Пример, который я приводил выше, когда полевик фотографировал неправильно припаркованный автомобиль, вполне мог закончиться разборкой с водителем. Особенно яростно себя ведут таксисты. Приходится объяснять, что это городское исследование, и штраф не придёт. Договориться получается не всегда, нам рассказывали о случаях, когда такие ситуации доходили до рукоприкладства.

При опросах, полевики сталкиваются с другой ситуацией: когда начинаешь общаться с людьми на тему города, они часто воспринимают тебя как представителя власти и выливают все жалобы и пожелания на счёт своего района. Обязательно просят передать всё Собянину.

Переговоры и профессиональное общение творческих.

На нашем канале легко найти вдохновение и хорошие советы. Что если можно сделать небольшой учебный курс из материалов которые уже есть в сети? Есть практическая убежденность, что при хорошем уровне мотивации можно составить хороший тематический курс из открытых источников на большинство важных тем изучения. Например, искусство переговоров, хорошие идеи как улучшить свои коммуникационные навыки.

https://youtu.be/hc4rxfdcqxU На русском. Уильям Юри, автор книги «Достичь согласия», предлагает элегантный, простой (но нелегкий) способ достижения консенсуса в самых сложных ситуациях - от семейных неурядиц до, например, ближневосточного конфликта.

https://youtu.be/IQegEgH62wU На русском. Не про переговоры, но полезно для творческих людей как опыт креативной работы с желанием добиться нужного тебе результата. О творческих манипуляциях. Певица Аманда Палмер начинает с рассказа о своём опыте работы на улицах Нью-Йорка (подайте доллар 2х-метровой невесте!). Она размышляет о новых отношениях между артистом и поклонниками.

Хорошая статья (https://theoryandpractice.ru/posts/16210-ya-ne-sovsem-ponimayu-vashu-pozitsiyu-kak-vyyti-pobeditelem-iz-peregovorov-mezhdunarodnogo-masshtaba) на русском по тематике переговоров «Я не совсем понимаю вашу позицию»: как выйти победителем из переговоров международного масштаба

Далее материалы на английском языке

https://youtu.be/g2J6YOiLNr4 На английском. После 15 лет работы в британском МИДе Карн Росс стал «независимым дипломатом» и основывал собственную некоммерческую организацию, которая представляет небольшие и, как правило, еще непризнанные государства в международных организациях. В ходе конференции BIF-5 он призывал к новой дипломатии, которая дает слово представителям небольших стран.

https://youtu.be/uKByBgqxOw4 На английском. Что происходит в голове у людей, когда они заключают сделку? Поведенческий экономист Колин Кэмерер демонстрирует результаты исследования, которое выявило, что мы практически не можем угадать образ мыслей других людей.

https://youtu.be/JTN9Nx8VYtk На английском. Почему мы спорим? Чтобы разубедить своих оппонентов в их правоте и, главное, чтобы победить! Правда? Философ Дэниел Г. Коэн показывает, как наша общепринятая форма спора — война, в которой один человек должен выиграть, а другой проиграть — упускает подлинные преимущества активной дискуссии, которые могли бы помочь противоборствующим сторонам избежать обид и взаимных претензий.


https://www.ted.com/talks/howard_rheingold_the_new_power_of_collaboration?language=ru
Говард Рейнгольд рассказывает о грядущем мире сотрудничества, общественных СМИ и коллективном действии и о том, что Википедия является результатом естественного человеческого инстинкта работать в группе.

Стакан UX-писателя всегда наполовину полон.

Не «Информация исчезнет через 5 дней», а «Информация будет доступна ещё 5 дней».

Не «Договор расторгнут», а «Нужен новый договор».

Не «Заплатите, иначе услуга будет приостановлена», а «Чтобы продолжать пользоваться, заплатите до 7 марта».

Не «Услуга доступна не чаще 2 раз в год», а «Можно пользоваться 2 раза в год».

В мире и так много негатива и коронавируса, зачем ещё в приложениях нагнетать?

Когда нужно назвать новый продукт в России, заказчики часто топят за латиницу

Особенно когда продукт точно не получит даже туристическую визу и в жизни не пересечёт границу. Просто так «интереснее звучит, моднее, лучше передаёт суть, нам так нравится».

Но зачем? Почему? За что? Чем моднее? Просишь рассказать об этой шкале, по которой измеряется интересность. Поделиться сутью. В ответ тишина — так же часто, как люди уверены в латинице.

В такие моменты я раньше волновался и начинал блеять что-то вроде «девяностые прошли, мы не бумеры, капитализм на Руси больше не такой дикий, люди отличают булщит от нормальной темы». А потом я расслабился и придумал угорать по существующим брендам.

Представьте себе, что есть мир, в котором Стив Джобс в какой-то момент сказал: «Apple не круто». Ну чмошный английский же. Латиница эта — всего 26 букв в алфавите, ваще фу, дно и скудоумие. Английские слова — кому они впёрлись ваще. Давайте назовём компанию хотя бы Yabloko. А лучше даже Яблоко, чтобы вообще никто ничего не понял! Ну смысл — он же для нас, для основателей.

В том же мире, где Aifony выпускает компания Yabloko, нет всего того говна, которое для англоговорящих звучит стрёмно — Microsoft, International Business Machines, SpaseX, Facebook и многих других. Всё названо нормально — либо вообще на чужих для основателей языках, либо набрано более модными чужими буквами. В транслитерации.

И это модный мир, который иногда немного прорастает в наш. Например, в «Заводном апельсине» британца Бёрджесса подростки говорят на сленге nadsat (вроде от «одиннадцати»). В их лексиконе есть слова moloko, droog, malchik и другие. В том мире cyka blyat — не мем, а обычное дело. И вообще он клёвый.

Монокультура

Что думал в начале 2019:
- Все мы — люди. Мы живём в разных странах и говорим на разных языках, но во многом мы очень похожи.
- Дизайн во всём мире делается людьми для людей.
- Ещё Стив Джобс рассказывал после своей поездки в Турцию: «Весь день я смотрел на молодых людей в Стамбуле. Они все пили то же самое, что и все остальные дети в мире, и на них была одежда, которая выглядела так, как будто её купили в Gap, и все они пользовались мобильными телефонами. Они были как дети где угодно. Меня поразило, что для молодых людей весь мир теперь один и тот же. Когда мы делаем продукты, нет такой вещи, как турецкий телефон или плеер, который хотела бы молодёжь в Турции, и который отличался бы от того, что хотела бы молодёжь в других местах. Мы теперь просто один мир.»

Что думаю в начале 2020:
- Действительно, границы культур стираются всё сильнее.
- Например, хипстерские кофейни выглядят абсолютно неотличимо во всех городах мира: что в Нью-Йорке, что в Гонконге, что в Нижнем Новгороде. Поищите в Пинтересте "coffee shop interior" — всё одинаковое, нельзя даже предположить, где сделаны фотки.
- То же самое происходит с Airbnb (https://www.theverge.com/2016/8/3/12325104/airbnb-aesthetic-global-minimalism-startup-gentrification). Владельцы квартир всё чаще стремятся сделать стандартный «стильный» интерьер, который придётся по душе усреднённому современному путешественнику. Но это начисто уничтожает уникальные культурные особенности стран и городов.
- Впрочем, чему тут удивляться. Миссия Airbnb: Create a world where anyone can belong anywhere (в моём вольном переводе: «создать мир, в котором каждый может чувствовать себя как дома где угодно»). Но что если я хочу чувствовать себя как дома у себя дома, а в путешествии хочу чувствовать себя как в путешествии?
- Эта равномерная одинаковость вызывает у меня всё меньше оптимизма.
- Что уж говорить про дизайн массовых цифровых продуктов, у которых за редкими исключениями никогда и не было признаков культурной идентичности. Большинство в лучшем случае стремятся соответствовать трендам.
- Думаю, что маятник всё же качнётся в другую сторону. Нам бы только перестать бояться быть собой (http://t.me/desprod/463).
- Если бы сегодня снова записывал ролик для «33 слова о дизайне (https://bangbangeducation.ru/movie/33)», он получился бы уже немного другим.

Итак, PROFI.RU

Знакомьтесь, Андрей — глава дизайн отдела в профиру и, по совместительству, наш заказчик.
Наше знакомство с сервисом проходило в нескольких встречах с заказчиком, и сейчас я расскажу об основных моментах, которые мы выявили по итогу этих встреч.

В брифе Андрей говорил о том, что сервису не хватает свежего взгляда на дизайн, и они хотят посмотреть на сервис со стороны.
Отсюда вытекает два следствия:
-нам можно придумывать любые фичи, мы не ограничены никакими рамками;
-нам можно и нужно придумать новый визуальный язык.

Часть первая. Бизнес модель.

Профиру, для тех, кто не знает, это платформа для поиска специалиста для решения любых задач: от репетитора до маникюрщицы и сантехника. Сам сервис, как и любой маркетплейс, имеет две стороны — сторона клиентов, которые заказывают услуги, и сторона специалистов, которые эти услуги выполняет.
Профиру — посредник, который должен как-то на этом процессе зарабатывать — а этот вопрос всегда самый интересный. Исторически, подобные сервисы зарабатывали на комиссии — исполнители платят процент от каждого выполненного заказа.

Давайте рассмотрим этот процесс подробнее.

Для того, чтобы определить размер комиссии необходимо ответить на следующие вопросы:
Действительно ли сделка состоялась?
Соответствует ли финальная сумма сделки заявленной?
Ответами на эти вопросы занимается администратор, который должен связаться со всеми участниками сделки: у исполнителя необходимо узнать, действительно ли сделка состоялась, а у заказчика — уточнить финальную стоимость услуги. На основе окончательной суммы высчитывается процент, который должен заплатит специалист.
Это необходимо делать, так как многие исполнители начинают хитрить и просить заказчиков называть сумму конечной услуги ниже, чтобы платить меньше процентов.

Главный недостаток такой модели в том, что она очень сложно масштабируется — с увеличением числа заказов необходимо увеличивать и количество администраторов.

Для того, чтобы расти и не терять много средств на содержание армии администраторов подобные сервисы стали искать возможность автоматизировать процесс. Этот поиск привел к появлению системы обратного аукциона, когда исполнители платят за то, чтобы их контакты увидел заказчик, который в свою очередь выбирает лучшего специалиста из отозвавшихся. При этом сам заказчик ничего не платит.

Например, я, как исполнитель, вижу подходящую заявку на услугу, оплачиваю стоимость заявки (примерно от 20 до 200 рублей) и жду, когда меня выберут. Если меня выбрали, то сумма заявки возвращается, если нет — деньги сгорают.

Ухх.. нам тоже эта система показалась неочевидной и не очень справедливой. К тому же, такая модель нова для нашего восприятия — приходится напрячься, чтобы понять, почему я должен платить за заявку, так как мы привыкли к обычной рыночной модели — как в авито, где есть заказчик, есть исполнитель, они договариваются и работают. Но, пожалуй, это единственно возможный вариант автоматизировать процесс работы между заказчиком и множеством исполнителей.

Сегодня профи.ру находится в переходном этапе от традиционной модели с комиссией к автоматизированному аукциону.

Часть вторая. Зонтичный бренд

Еще одной важной особенностью сервиса, которую мы узнали от заказчика, является большое количество различных направлений — вертикалей бизнеса. Платформа PROFI.RU образовалась путем объединения нескольких уже существующих сервисов по поиску репетиторов, спортивных тренеров, врачей и т.д. — образовав тем самым, так называемый, зонтичный бренд.

Большое количество разных бизнесов, объединенных под одним интерфейсом, является серьезной проблемой для проектировщика — чем больше услуг, тем сложнее их стандартизировать.

Например то, что удобно для репетитора (пол и возраст клиента), совершенно неважно для сантехника, которому принципиально видеть адрес клиента, но с другой стороны, если я дизайнер-фрилансер, то мне наоборот, совершенно не важен адрес и т.д.

В этом случае приходится либо тратить ресурсы на проработку каждого сценария отдельно, либо упростить интерфейс сведя его к самым общим параметрам. Это непростая задача, к которой мы вернемся при поиске решения.

Часть третья. Legacy

Из-за особенностей, описанных выше, а именно из-за того, что сервис образовался путем слияния разных бизнесов, вытекает еще одна не самая приятная особенность — большое техническое наследование, или technological legacy. Это означает, что платформа, на которой строится профиру за всю свою историю существования (а это больше 10 лет) обросла огромным количеством костылей и ограничений. БОльшая часть интерфейсных (и не только) проблем сервиса связанна именно с этим — любое изменение дается долго и дорого.
Поэтому бриф, который озвучил Андрей, был про свежий взгляд без привязки к грузу технических ограничений.

Итого

После общения с заказчиком мы выделили три главных особенности профиру:

  • сейчас сервис находится в стадии перехода с одной модели монетизации на другую;
  • сервис имеет большое количество вертикалей бизнеса;
  • многие проблемы сервиса связаны с устаревшей архитектурой.

Для того, чтобы разобраться в этих особенностях подробнее, а также найти дополнительные, нам предстоит попробовать самим стать пользователями сервиса, рассмотреть конкурентов и пообщаться с пользователями.

Мини-кейс

В процессе обучения всплывает довольно много интересных историй и крутых кейсов, некоторые из них особенно хороши.

Например, как решить проблему того, что люди часто не заканчивают курс лекарств до конца?

Конечно же ввести геймификацию!
Главная проблема заключается в том, что довольно сложно принимать большое количество одинаковых лекарств постоянно, это просто надоедает. Но можно пойти другим путем и разделить одинаковые лекарства на две группы — 90% оставить как было, а 10% сделать другим цветом и разместить их в самом конце, сказав, что их прием ОБЯЗАТЕЛЕН.

Профит!