Наталья Стурза, автор канала @UX_sturzaman, рассказала, когда продуктам полезны UX-исследования:

1. Проверить идею, не создавая продукта. Хотели запустить маркетплейс для пенсионеров. Исследование показало, что люди старше 60 лет спокойно пользуются обычными интернет-магазинами.

2. Исправить запустившийся, но не сработавший продукт. Сервис показывал карту спортивных мероприятий, но продвигался на аудиторию с низким доходом, продаж не было. Составили портреты потенциальных пользователей и провели с ними кастдев. В итоге сосредоточились на сегменте спортивных путешественников и правильно донесли до них ценность сервиса.

3. Улучшить то, что работает. Клиенты банка заполняли юридически значимое поле «Назначение платежа» всякой белибердой. Юзабилити-тесты показали, что люди считают поле второстепенным и заполняют только затем, чтобы кнопка платежа активировалась. В итоге в плейсхолдере поля показали пример, и таких ситуаций стало на 30% меньше.

4. Сравнить между собой конкурирующие продукты или отдельные фичи.

5. Понять, сколько потенциальные клиенты готовы платить.

6. Найти ошибку в интерфейсе.

Исследования не пригодятся:

1. Сервисам про фан вроде MSQRD и сервисам-витаминкам вроде приложений для медитации. У них сложно выделить пользовательскую потребность или проблему.

2. Любым проектам в ситуации «Мы хотим, чтобы вы пришли и сказали, как решить наши проблемы». В этом случае лучше обратиться к консалтерам.

https://vc.ru/design/86942

Правила жизни выпускников британки.

Антон Лебедев, 27 лет.

До поступления в британку работал менеджером вне дизайнерской сферы.

О Британке узнал зимой 2016 года, когда пошёл на курсы графического дизайна, и решил, что надо пройти и её. По секрету, я целился на другую программу, и только потому что её закрыли, я обратил внимание на «Дизайн мобильных приложений». Поначалу в голове не было других вариантов, но когда вдруг стало страшно, что я могу не пройти вступительное собеседование, приметил Вышку.

Не стройте завышенных ожиданий — вы многому научитесь (ну или узнаете заново), но по большей части процесс очень приземлённый и иногда даже идёт не по плану, но это не значит, что вы ни хера не делаете.

Готовьтесь к бессонным ночам (да и вообще выкладываться по полной) — занятия идут всю субботу и два вечера в будни. В итоге остаётся воскресенье, когда ты занимаешься своими делами/делаешь домашку/видишься с друзьями/прочее — короче, вы будете жалеть, что в сутках всего 24 часа.

После зимней защиты у нас были 2 занятия прямо перед уходом на новогодние каникулы, куда приходили ребята из Яндекс.Такси, которым мы снова презентовали наши собственные продукты. Полученный фидбек и рассказ об их работе были настолько фантастическими и сногсшибательными, что до сих пор можно рассыпаться в благодарностях кураторам за то, что привели этих ребят.

Будьте открыты новому — вас будут расшатывать всеми мыслимыми и немыслимыми способами, чтобы вы поняли, что ошибаться не страшно, отсиживаться в сторонке грешно, а надо как Карл Аллен всегда говорить «да» всему странному и новому (круче только сказать «да и…»).

Познайте дзен — вас ждут работа в команде, генерация идей, проверка гипотез, прототипирование, возвращение на исходную и другие виражи на этих американских горках, что–то из этого пойдёт как по маслу, что–то — с трудом, просто будьте готовы ко всему.

Нужно больше приглашённых ребят из индустрии. AMA–сессии или экскурсии в офисы это прекрасно (особенно если удаётся попросить из дать фидбэк по вашему проекту), но, как говорится, «once you go black you’ll never go back».

Не покидает ощущение лабораторного эксперимента, когда вам дали все необходимые компоненты, методику, оборудование и пустили в свободное плавание. Конечно, вы получите результат, но как его применять дальше непонятно.

Периодически ощущаешь дежавю. Этакие старшие классы версии 2.0: кружки по интересам, каждый из своего мира, страх не вписаться. Разве что на выходе результат полностью противоположный: если после 11 класса ты практически не встречаешь своих одноклассников, то после Британки ты так или иначе будешь встречать ребят в жизни (как никак все из одной сферы).

Хочется больше времени на тимбилдинг на проектах. Слово Саше Мемусу: «Студенты привыкли работать поодиночке, а не в командах. Особенно хромает распределение ролей и стримов работ в длинных проектах. Так что просто сформировать команды для работы и дать задания недостаточно».

Если бы вдруг я начал учиться заново, то хотелось бы сильнее проработать собственный продукт и оооооооооооочень подтянуть UI–скилл.

По сравнению с тестированием на блоке «НИИ» серия пенальти сборной России в мачте с Хорватией просто ничто. Серьёзно. Самое волнующее это не гадать забьёт ли Дзюба, а смотреть, как обычные люди (пользователи) проходят сценарии на тестировании прототипа.

Саша Мемус всегда проводил самые нестандартные занятия, но рэп–батл это просто что–то с чем–то.

Сейчас нахожусь в поиске своей первой дизайнерской работы и хочется верить, что учёба была похожа на реальную жизнь.

Консистентность — это когда схожие элементы и паттерны выглядят целостно. Иными словами, если на экране А ячейки выглядят так, то и на экранах B, C, G они выглядят так же.

Ура! Переходим к поиску решения!

На этом долгий процесс описания нашего исследования закончен, самое время перейти к описанию решения, к которому мы пришли.
Но сначала пару слов о проведенном исследовании.

Я так подробно описывал процесс работы полевиков, потому что в этом и есть вся суть блока исследования — как можно глубже прокопать проблематику, максимально вникнуть в боль наших пользователей, понять в чем причина их бед.

И если делать определённый вывод, то можно сказать, что полевиков в целом все устраивает. Да, им иногда не очень удобно переключаться между бумагой и телефоном, в некоторых методах много мороки с обработкой данных — но при этом, их работа никогда не превращается в рутину, потому что люди приходят на проект и не занимаются этой работой на постоянной основе: если ты пришёл на месяц, то тебе, в целом, все равно, что за инструменты у тебя в руках, главное, что работа сделана, деньги получены и даже удовлетворение от того, что в результате твоей работы мир стал чуточку лучше, присутствует.

Совсем другая ситуация у методологов, которые постоянно озабочены тем, как оптимизировать процесс, потому что для них это каждодневный труд, рутина в которую они погружены с головой. Многие городские исследователи искренне увеличены своей работой, и буквально живут тем, как сделать процесс круче. Именно таким образом этот проект и попал к нам в руки — им не все равно.

На каждом проекте методологи испытывают боль от того, что полевые исследования проходят по тем же технологиям, что и двадцать лет назад.

Если говорить предметно, то самая неоптимизированная часть всей работы в полях — это массовый опрос с картой. На выходе исследователи получают кипу бумажных карт, каждую из которой необходимо обработать вручную. На подсчетах потоков исследователям приходит таблица в электронном виде, но при сборе информации полевики вынуждены держать в руках несколько инструментов и как-то успевать следить за потоками.

На наблюдениях, казалось бы, методологи получают готовый проект, который сразу можно анализировать, но сам процесс сбора информации (3 часа в полях) и дальнейшая её обработка (2 часа за компом) занимает немало времени у полевиков, при том, что они делают, в целом, бессмысленную работу: переименовывают каждую фотографию определенным образом, вставляют её в проект, который воссоздают по своим бумажным записям.

И если говорить про решение, то нам предстояло понять, возможно ли перевести эти методы в электронный вид, а если возможно, то в какой формат? Приложение, десктоп, веб сервис, а может проблема вообще не в сборе данных и её нужно решать на уровень выше? Или уже существуют технологии, которые позволят вовсе отказаться от полевиков?

Профессии

Что думал в начале 2019:
- Рост и развитие в профессии — важная для меня ценность. Искренне не понимаю, как можно всерьёз заниматься чем-то, если не испытывать постоянное жгучее желание научиться это делать лучше.
- Интересующиеся ребята читают книги и блоги по профессии, ходят на конференции, сами пишут посты и доклады, учатся у старших товарищей и помогают младшим. И каждый год удивляются тому, какими наивными были год назад. Только так и можно работать и жить.
- Хочу становиться более сильным дизайн-лидером.

Что думаю в начале 2020:
- Профессий не существует.
- Мы их придумали, потому что так удобнее категоризировать деятельность. Но это совершенно не означает, что каждому отдельно взятому человеку стоит стремиться соответствовать какому-то стандартному описанию профессии. Разве что при поиске работы, особенно в начале карьеры. Но чем дальше, тем меньше в этом смысла.
- У каждого из нас есть уникальные сильные и слабые стороны. Зачем зажиматься в узкие рамки одной профессии?
- Меня уже тошнит от блогов, книжек и конференций по дизайн-менеджменту. Зато страшно интересно учиться у людей из других индустрий. Например, у спортивных тренеров, дирижёров, полководцев, режиссёров, архитекторов, писателей, учёных, можно ещё долго перечислять.
- Вспомните самых интересных профессионалов, которых вы знаете. Как правило, эти люди работают «собой», и не всегда даже понятно, как именно должна называться их роль. Скажем, роль Кукуца в Яндекса может называться «руководитель сервиса» или «продакт-менеджер», но как бы она ни называлась, он всегда работал и работает Кукуцем. Или вот Даня Ковчий лучше всех в мире работает Даней Ковчим, и это супер-круто и нужно, и совершенно не важно, что именно при этом написано в его трудовой книжке. Антон Шнайдер в любой компании и на любой должности всё равно бы работал Антоном Шнайдером. И так далее.
- Личностям профессии не нужны.
- Становиться более сильным дизайн-лидером — не та цель. Хочу становиться более сильным собой. А в процессе может и с дизайн-лидерством что-то получится.

Три снайперские техники дизайна

Три снайперские техники дизайна

Сначала переформулировать задачу. Описать задачу в понятных и простых понятиях. Человеческие проблемы, главное и второстепенное, причины и следствия. Затем описать задачу в пяти словах. Например, «создать удовольствие знакомства с новостями» или «помогать человеку выбирать только нужное» и подобное. Формулировка — ясность мысли. Чтобы правильно объяснить себе цель и задачу нужно досконально изучить поведение людей, мотивы, привычки и то как уже реализуются потребности людей в повседневности.

Второе. Сразу выделить, собрать самые очевидные решения, самые первые гипотезы. В этих идеях все сила и вся банальность будущих решений. Собрав вместе все очевидные, привычные идеи и гипотезы решений — двигайтесь в самом радикальном направлении решений, что возможно сам дизайн не потребует дополнительных усилий и ресурсов. Всегда думайте о легкости и простоте решения как о самой радикальной форме. Старайтесь сразу идею оформить так, чтобы можно было ее проверить. До того как спросите у коллег — спросите о решении у людей для которых вы создаёте дизайн.

Третье. Создавайте альтернативы визуального решения. Много разнообразных форм графики. Все, что способно увлекать человека , привлекать взгляд, быть зрительно необычным, но при этом знакомым по потенциальным возможностям функциональности. Самые простые решения в дизайне — на вершине огромной горы эскизов. Каждый визуальный приём, цвет, положение в макете, шрифт, форму — объясняйте смысл. Почему так? Почему это будет помогать? Как это улучшит впечатление человека?

Это три простые техники. Очевидные и простые. Но с ними не промахнешься.

Иногда рассказываю о продуктах с громкими голосами, которые помогают выделиться и вызывают эмоции: дерзкими, энергичными и вот это всё.

В интерфейсах не всегда надо выделяться. Чаще всего нужно просто донести информацию и писать нейтрально. Если вы про серьезные вещи, например, про деньги или здоровье, в ответственные моменты ваши попытки вызвать хорошие эмоции могут раздражать. Помогайте людям делать их дела и не отвлекайте от главного.

Нашла интервью (https://www.thatexplainsthings.com/the-invisible-voice/) о нейтральном голосе с Сарой Ричардз. Сара руководила контент-дизайном gov.uk, сайта правительства Великобритании. Интервью вот о чем:

«Нейтрально» — хорошее описание стиля gov.uk. Правительству легко звучать снисходительно или покровительственно, этого важно было избежать. Никто не приходит на сайт правительства, чтобы вдохновиться: это почти неприятность — здесь приходится платить деньги или разбираться с неинтересными делами. Нужно было как можно незаметнее и дать посетителям выполнить их задачи, не пытаясь превратить это в приятное занятие и не давая советы.

Команда никогда не писала «для всех». При том, что аудитория всего сайта — миллионы, аудитория каждой странички достаточно узкая. Вы не знаете свою аудиторию, если думаете, что пишете для всех.

Над голосом и тональностью не работали специально. Создавали весь контент, опираясь на данные исследований. И тональность естественно складывалась из решений, которые принимали: просто излагать факты, структурировать контент, писать так, чтобы людям было просто воспринимать информацию.

Когда пишешь кратко, рискуешь показаться грубым. Часто это даже не нужно менять слова — тональность сильно меняется от смены длины предложений и ритма.

Тестировали контент на страницах о сложном. На странице о мертворождении нельзя ошибаться: обобщать или делать предположения. То, что работает на самой сложной и деликатной странице, будет работать на остальных.