Насмотренность - Напользованность

Если хочешь делать продукты с хорошим пользовательским опытом — развивай свой личный пользовательский опыт.

Очень часто пиарят важность насмотренности: ходи на Бехансы и смотри, что крутые рисуют.
Это, конечно, лучше чем не ходить, но в бою с хреновым UX пригодится слабо.
Смотреть как штангу тягают или самому потягать — разные ощущения и опыт.

В бою с хреновым UX пригодится твоя напользованность: чем с большим количеством разных продуктов ты поработал, тем шире у тебя пользовательский кругозор.

Когда ты сам пользуешься продуктом, то видишь не только продукт в виде интерфейса. Тебя вовлекают в продукт, дожимают до покупки, с тобой общаются — это всё складывается в пользовательский опыт. Со временем накапливается больше личного опыта и удачных практик, которые ты будешь транслировать в свою работу.

В общем, хватит только смотреть — больше пользуйся.

Не начинать с отмазки и нытья

Плохая практика начинать свой рассказ с отмазки, давления на жалость и запроса преференций:

  • Версия пока сырая, не судите строго.
  • Я, конечно, не профессионал в этом, но пара комментариев у меня есть.
  • Возможно, вам совсем не понравится, главное собрать обратную связь.
  • Я понимаю, что уже много есть статей на эту тему, но у меня ещё не было.
  • Я понимаю, что вы устали — постараюсь рассказать побыстрее.
  • Это мой первый проект, надеюсь, что вы не будете меня сильно критиковать.
  • Мне не рассказать так круто, как это сделал прошлый докладчик, но всё равно послушайте.
  • ... и т.д. и т.п.

Зачем ты мне это показываешь, если не хочешь, чтобы я дал честную обратную связь?
Если сам знаешь, что показываешь откровенное Г., то зачем вообще показываешь?
Если у тебя нет опыта, но ты почему-то взялся и написал/сделал — почему я не должен критиковать?

В общем, или вообще не делайте, или рассказывайте, показывайте и пишите уверенно — появятся вопросы, тогда и поясните. Преждевременные отмазки никому не интересно слушать.

Олег Якубенков написал о разнице между Customer Development и Custdev.

Знание термина Customer Development в англоязычном IT очень низкое. Не говорите, что вы кастдевили своих клиентов, вас не поймут. Также это будет звучать странно в контексте изначального значения термина.

Изначально Customer Development — методология создания новых продуктов и стартапов, где через взаимодействие с потенциальными клиентами проверяются гипотезы о проблеме, решении, рынке, каналах привлечения. Состоит из этапов:

  1. Обнаружение клиентов;
  2. Подтверждение клиентов;
  3. Создание клиентов;
  4. Построение компании.

На этих этапах используются разные инструменты для проверки гипотез и получения инсайтов: глубинные интервью, опросы, AБ-тесты, тестирование рекламных каналов и всё остальное, что делают в рамках стартапа.

В русскоязычном IT методология сузилась до конкретного метода проверки гипотез — глубинных интервью. То, что мы называем кастдев, англоязычные коллеги называют User Research.

https://gopractice.ru/customer-development-custdev/

Когда нужно назвать новый продукт в России, заказчики часто топят за латиницу

Особенно когда продукт точно не получит даже туристическую визу и в жизни не пересечёт границу. Просто так «интереснее звучит, моднее, лучше передаёт суть, нам так нравится».

Но зачем? Почему? За что? Чем моднее? Просишь рассказать об этой шкале, по которой измеряется интересность. Поделиться сутью. В ответ тишина — так же часто, как люди уверены в латинице.

В такие моменты я раньше волновался и начинал блеять что-то вроде «девяностые прошли, мы не бумеры, капитализм на Руси больше не такой дикий, люди отличают булщит от нормальной темы». А потом я расслабился и придумал угорать по существующим брендам.

Представьте себе, что есть мир, в котором Стив Джобс в какой-то момент сказал: «Apple не круто». Ну чмошный английский же. Латиница эта — всего 26 букв в алфавите, ваще фу, дно и скудоумие. Английские слова — кому они впёрлись ваще. Давайте назовём компанию хотя бы Yabloko. А лучше даже Яблоко, чтобы вообще никто ничего не понял! Ну смысл — он же для нас, для основателей.

В том же мире, где Aifony выпускает компания Yabloko, нет всего того говна, которое для англоговорящих звучит стрёмно — Microsoft, International Business Machines, SpaseX, Facebook и многих других. Всё названо нормально — либо вообще на чужих для основателей языках, либо набрано более модными чужими буквами. В транслитерации.

И это модный мир, который иногда немного прорастает в наш. Например, в «Заводном апельсине» британца Бёрджесса подростки говорят на сленге nadsat (вроде от «одиннадцати»). В их лексиконе есть слова moloko, droog, malchik и другие. В том мире cyka blyat — не мем, а обычное дело. И вообще он клёвый.

А тем временем, уже прошло 3 занятия

На второй лекции нам рассказали про дорожную карту, по которой будет проходить наша работа над проектом. Построена она по принципам дизайн мышления (ДМ).

Я встречал различные формулировки дизайн мышления, Алина охарактеризовала ДМ следующим образом — это методология творческого поиска в условиях неопределенности, нацеленная на выявление и решение ключевой пользовательской задачи.

По сути ДМ — это решение проблемы, запрос на которую указал пользовать. Есть мнение, что проводить ДМ нужно в первую очередь для бизнеса (заказчика), чтобы обосновать ему, почему нужно делать удобно, решая проблемы пользователей, а не только бизнеса.

В любом случае, ДМ, это самый настоящий инструмент, позволяющий путем набора определенных методов выявить сначала проблему, а затем сгенерировать обоснованное решение.

У меня несколько раз была возможность поучаствовать в полноценной сессии дизайн мышления, но, в итоге, так и не срослось.

Надеюсь, после прохождения этих этапов в рамках нашего проекта, и мне и вам станет яснее, что из себя представляет процесс ДМ.

Сейчас наша команда активно работаем над первым этапом — эмпатия, в ходе которого мы должны провести глубинное интервью с пользователями, выявить их мотивацию, ценности, страхи и опасения.
Мы уже успели провести несколько встреч с заказчиком, а на сегодня у нас запланировано целых пять интервью с людьми, непосредственно выходящими в поле — полевиками.

О том, что интересного нам рассказал заказчик и как мы составляли методологию для интервью с пользователями, я постараюсь рассказать на этих выходных, ибо времени, действительно, стало катастрофически не хватать.

Подсчёт потоков

Как я описывал ранее, метод довольно простой в исполнении. Главное — концентрация на потоке. Но нюансы, как всегда, кроются в деталях. Да, можно вообще избавиться от подсчетов в полях, используя квадрокоптер, или дождаться когда весь город покроется камерами видеонаблюдения. Но эти технологии только начинают применяться в работе, и на данном этапе не способны полноценно заменить человека. Например, не было ещё такого перекрестка, потоки которого можно было бы измерить с помощью только уличных камер, так же, не всегда экономически оправдано проводить съемку с квадрокоптера, иногда, проще и дешевле отправить несколько человек в поле.

Таким образом исследователи, так или иначе, будут нуждаться в информации с полей, а значит полевики будут выходить на улицу, проводить замеры и сталкиваться с не самыми удобными инструментами.

Давайте представим обычный день замерщика. Во первых, подсчет — это коллективная работа. Несколько человек выходят на заранее отмеченные методологами места, и в одно и то же время начинают замеры. Тут кроется первая проблема — замерщикам нужна карта и специальные инструменты. Методологи подготавливают эти материалы: размечают местность на карте, наносят сечения и точки расположения замерщиков. Распечатывают их, а так же специальные бланки, куда замерщики должны занести результаты. Соответственно, полевику необходимо обязательно заезжать в офис, чтобы забрать материалы и кликеры.

Приехав на местность, замерщикам необходимо коммуницировать как между собой, так и с исследователями. Общение происходит в телеграме. Проблема в том, что команда очень чувствительна к опозданиям и, тем более, к неявке — от этого может пострадать вся работа. Исследователям практически невозможно проследить за тем, чтобы полевики начали работу в нужное время, ещё сложнее, проследить за тем, чтобы никто не подделал свои замеры (так как сделать это несложно). Единственный способ — это чтобы в команде был хотя бы один проверенный полевик, выполняющий роль супервайзера.

Итак, замерщик занял свою позицию, и начал вести подсчет. Проблема в том, что одновременно можно использовать только два кликера (по одному в каждой руке), тогда как категорий потоков может быть гораздо больше (легковой, грузовой автомобиль, общественный транспорт, велосипед и т.д.). Приходится держать информацию в голове и, по возможности, переносить их в бланк, который нужно держать неподалеку. Бланк бумажный, а теперь представьте, что на улице холодно и идет мелкий дождь…
Замер происходит в пиковые часы, в течении 15 минут. Потоки, в это время, могут быть очень интенсивными.

После работы, данные из бумажного бланка необходимо занести в гугл таблицу, многие делают это прямо в метро.