Насколько влияет самое первое письмо будущему работодателю на потенциальное трудоустройство

Осенью прошлого года мне довелось поучаствовать в любопытном исследовании. Ваня Васильев, руководивший в разное время дизайном Альфабанка и Scentbird, решил выяснить, насколько влияет самое первое письмо будущему работодателю на потенциальное трудоустройство.

Эксперимент проходил так:
- Ваня нашёл десяток примеров описаний вакансий продуктового дизайнера и скомпилировал из них усреднённый текст (https://research.mintblaster.com/#vacancy). Cамо по себе, кстати, интересное упражнение.
- Собрал группу из 16 экспертов (https://research.mintblaster.com/#experts) (в которую попал и ваш покорный слуга) — нанимающих дизайн-руководителей и руководительниц из Яндекса, Альфа-Банка, Почты России, Сбербанка, МТС, Mail.ru, Acronis, Miro, Revolut и других компаний.
- Сделал лендинг (https://research.mintblaster.com/) и предложил заинтересованным дизайнерам написать ровно одно письмо — такое, как если бы они по-настоящему хотели устроиться на работу. Всего удалось собрать 243 отклика, из них 228 человек отметили, что действительно искали работу.
- Дальше каждый эксперт отсматривал заявки дизайнеров-претендентов. Отреагировать на заявку можно было только кнопками «да» и «нет» — продолжил ли бы я общение с кандидатом на основании этого первого письма или отказал бы сразу. Практически Тиндер!
- Чтобы результаты были точнее, каждое письмо независимо оценивали минимум семь экспертов.
- В конце каждому кандидату пришла взвешенная оценка шансов оказаться приглашенным на собеседование на основании письма.

Получились такие результаты:
- Кандидаты распределились по нескольким группам по количеству положительных оценок экспертов:
- 3% — Все эксперты нажали «да».
- 8% — Больше 80% положительных голосов экспертов.
- 25% — От 50% до 80% положительных голосов.
- 22% — Между 30% и 50% положительных голосов.
- 40% – меньше 30% положительных голосов.
- (ещё 2% были отмечены как спам.)
- То есть по-настоящему сильных откликов — всего 11% (первые две группы). Это очень соотносится с моим опытом поиска дизайнеров.
- Почти половина всех откликов — 40% — очень слабые.
- Другая добрая половина (47%) попала в средние группы, когда голоса экспертов разделились.
- В среднем эксперты тратили 50 секунд на просмотр одной заявки (включая просмотр портфолио и вообще всех приложенных ссылок). Вот столько времени у письма есть, чтобы произвести впечатление.

Продираясь через десятки писем, я искал только одно: портфолио с хорошими работами (писал про это давным-давно (http://t.me/desprod/9)) и/или внятный свежий опыт работы над продуктами. Всё.

Остальное не важно. Длинные тексты, перечни навыков и дипломов, списки инструментов или интересов, желания и мечты — всё это больше мешает. Стаж работы вообще идёт во вред, если не подтверждается результатами.

Если вы начинающий дизайнер или почему-то не хотите или не можете показать результаты с последнего места работы — сделайте несколько фейковых проектов специально для портфолио. Например, редизайн Википедии или что-нибудь в таком роде.

Вот, кстати, Ксения Стернина, которая тоже была экспертом в Ванином исследовании, подробно рассказала про то, что стоит и не стоит писать в письме работодателю (https://blog.uxssr.com/2020/01/29/cover-letter-for-designers/).

Почитать полностью все результаты исследования можно тут (https://designer.mintblaster.ru/results). Там же Ваня проводит следующий эксперимент, в котором кандидаты могут рейтинговать друг друга. Кстати, по отзывам участников, когда они смотрят чужие письма и работы и сравнивают с тем, что написали сами, очень хорошо начинают понимать, как стоит писать и как не стоит.

Нужно ли платить за услуги консультантов и бизнес-трененов?

Увидел такой вопрос вчера в ленте, конечно потерял его из вида ... но хожу размышляю об этом. Думаю да, нужно искать любые внешние импульсы, которые двигают вас вперед. Ценить их и платить за них. Но есть одна проблема.

Практически любой внешний консультант (от психолога, до бизнес-коуча) скажет вам то, что вы прекрасно знаете сами. Потому что задача хорошего консультанта не удивить вас неведомой фигней, а подвести к самостоятельному осознанию этой фигни, ее фиксации и какой-то деятельности вокруг.

Это часто создает иллюзию бесполезности консультаций: мне помогли осознать то, что я и так знал все это время. Еще и за деньги 🙁 Я ведь и сам мог ...

Мог, но не смог. Потому что осознавать реальную ситуацию часто бывает страшно, резкие решения принимать стремно. Поэтому в нас действительно дремлют и не реализуются отличные планы действий. Нереализованные планы.

В принципе, если хорошо расслабиться: взять отпуск, съездить на конференцию, сходить в гости к парочке конкурентов (или от чего вас отпускает?) ... а потом сесть и записать проблемы, тенденции и действия. То да, консультант будет не нужен. Вы действительно сами знали и знаете, что делать в работе/жизни в каждый момент времени.

Помните этот прием? Выйти из комнаты, зайти в нее и сказать самому себе все то, что выдал бы крутой консультант.

Нечто большее

В какой-то момент мы в команде стали думать о том, как приложение, которое способно автоматически определять проблемы с помощью дополненной реальности, можно выпустить в AppStore, чтобы любой пользователь мог его скачать и стать глазами исследователей, отмечая проблемы города. Правда, мы засомневались такой концепции: чем это лучше того же активного гражданина и прочих сервисов.

Продолжив обсуждение, мы подумали, а что, если это будут не просто случайные пользователи, которые перемещаются хаотично, и, возможно, находят проблемы, а мобильные полевики, которые получают конкретное задание и вознаграждение за его успешное выполнение. Любой из вас может скачать это приложение и получить задание. Например, выйти на конкретную территорию, пройти по определенному маршруту, быть внимательным и сделать столько-то записей.

То есть, построить процесс взаимодействия с приложением таким образом, чтобы пользователь шел по процессу, выполнял необходимые задания и получал за это вознаграждения.

Таким образом, получился бы сервис, который с одной стороны собирает заказчиков-исследователей: они назначают задания и указывают стоимость за их выполнение; а с другой стороны имеются исполнители — ребята полевики, которые заинтересованы заработать и прокачаться в урбанистике.

Для того, чтобы отфильтровать случайных людей, новичков или плохих работников предусмотрена система рейтинга: у каждого задания есть своя сложность, чтобы брать сложные и дорогие задания, полевику необходимо иметь хороший рейтинг. Он может повысить его выполняя задания вовремя, проходя инструктажи и тестирования.
Под эту концепцию можно подстроить не только наблюдения с дополненной реальностью, а вообще любой метод.

Представьте, что вы как заказчик, оставляете заявку и вам за считанные дни проводят целое исследование. Прелесть!

Наблюдения

Наблюдения проводится самыми опытными ребятами. На должность наблюдателя имеется дополнительный отбор — при заполнении анкеты необходимо ответить на специальные вопросы, чтобы проверить аналитические способности будущих полевиков, так как для наблюдателя важно быть внимательными и вкрадчивыми.

Обучение наблюдателей отличается тем, что помимо вводной о проекте к обучению подключается картограф, который подробно объясняет методику наблюдения и принципы работы с картой. Так же, полевиков обучают работе в специальной программе — QGIS.
QGIS — это масштабная открытая геоинформационная система (ГИС), данные которой может использовать любой желающий.

Типичный рабочий день наблюдателя начинается, как обычно, с выхода на кластер. Далее полевик начинает обход территории, делая пометки на карте. Для лучшей ориентации в том, на что конкретно обращать внимание — используются специальные таблицы с категориями проблем и их кратким описанием. Например, отсутствие тротуара, хаотичная парковка или переход в неположенном месте.

Процесс выглядит так: полевик находит проблему, например неправильно припаркованный автомобиль, открывает карту, отмечает на ней место расположения машины; после чего полевик обращается к таблице с категориями проблем — находит там соответствующую проблему, и рядом с точкой на карте приписывает необходимый индекс. Естественно, все это делается на бумаге. Но это ещё не все, после возни с бумагами, полевику необходимо достать смартфон, чтобы сфотографировать неправильно припаркованную машину.

Проведя наблюдения полевику даётся ещё два часа на то, чтобы он сам оцифровал эти данные. Делает он это в упомянутой выше программе QGIS. Программа предназначена для людей, которые профессионально занимаются картографией, так что интерфейс у неё не самый дружелюбный (подключаемые модули и необходимость работать со слоями). Но по отзывам наблюдателей, при работе с программой, в целом, ничего сложного не было, проблемы встречались, скорее, в её нестабильной работе: программа часто вылетает, из-за этого приходится постоянно сохраняться, многие делают это неправильно (так как существует два вида сохранения) и так далее. Многие говорили, что самое сложно в работе с программой — это её установка и настройка проекта.

По методологии, на наблюдения выходят обычно 4 полевика. Они работают в разные дни, делается это для того, чтобы каждый из них дал свою оценку и увидел то, что мог не увидеть другой (поэтому так важен опыт и внимательность). Иногда только на четвертом проходе обнаруживается какая-то важная пробема..
Получается, работу наблюдателя можно разделить на две части — работа в поле, где он собирает информацию, и обработка полученной информации за программой.
Благодаря этому, исследователям и аналитикам передается уже готовый проект — файл QGIS, где каждая проблема привязана к координатам, имеет индекс, описание и фотографию. Таким образом, информация уже готова для обработки.

Про удалённую работу

Обычно такой вопрос не предполагает, что ответ может быть правильным или неправильным. Но 16 марта 2020 года всё не совсем обычно. Сейчас первый вариант ответа — «дома» — мне кажется наиболее разумным и адекватным. Вне зависимости от того, в какой стране вы находитесь. Вне зависимости от того, считаете ли вы себя в группе риска или нет.

В Интеркоме мы перешли на работу из дома на позапрошлой неделе. Очень рад был услышать, что коллеги из Яндекса тоже сегодня остаются дома, и очень бы хотел, чтобы и остальные компании сделали это как можно скорее.

Наверняка все уже читали ту самую статью (https://medium.com/@tomaspueyo/coronavirus-act-today-or-people-will-die-f4d3d9cd99ca) (или её перевод на русский (https://habr.com/ru/post/491974/)) о том, почему мер, которые мы принимаем сегодня для сдерживания коронавируса, всё ещё недостаточно.

Когда в начале февраля писал пост про удалённую работу (http://t.me/desprod/524), совершенно не ожидал, что мне так быстро представится случай это всё попробовать.

Вот мои (очень наивные) открытия после первых полутора недель дома:
- Чтобы организовать рабочий день, теперь нужно больше дисциплины. Приходится явно блокировать в календаре время не только на встречи, но и на сфокусированную работу. Оказалось, что работа дома очень незаметно стремится заполнять собой всё свободное время. И хотя мне никогда не была близка идея разделять работу и жизнь, всё же жить одной только работой тоже не клёво.
- Звонить человеку напрямую в Слаке (Телеграме) — быстрее и проще, чем создавать встречу, делиться ссылкой на встречу, потом эту ссылку открывать отдельно и т. д. И почему мы так раньше не делали? Ну и не надо расшаривать экран — лучше делиться ссылкой на то, что обсуждаем (дизайн в Фигме, документ, доску в Миро и т. д.).
- Созваниваться с коллегами по видеосвязи, чтобы вместе пообедать или попить кофе оказалось очень прикольно. Хотя и звучит как безумие и постмодернизм. Здорово недооценивал, как много мы в офисе болтаем не про работу и как много этого теряется при переходе на удалёнку.
- Надо стараться выходить из дома каждый день! (Если вы не на полном карантине, конечно.) Социальная изоляция не означает, что нужно обязательно сидеть в четырёх стенах. Можно и нужно прогуляться в парке или выйти на пробежку.

Всё, что сейчас происходит — сложно, тревожно, печально и захватывающе одновременно. Супер-интересный глобальный эксперимент по переходу на удалённую работу и обучению. Возможность попробовать что-то новое и научиться чему-то новому. Возможность хотя бы на время немного снизить выбросы парниковых газов (в Китае чистый воздух впервые с Олимпиады 2008-го). Возможность объединиться — мы все через это проходим вместе. Здоровья нам всем.