Мы учили продукт, продукт учил нас

Хорошо, когда ты пишешь с рождения продукта и можешь придумывать всё с нуля. Но чаще будет не так. Будут продукты, в которых кто-то уже годами писал до твоего прихода. Будет наследие, с которым придётся что-то делать. И если дать слабину, наследие победит. Чем больше продукт, тем сильнее его влияние.

Тут есть две крайности. Можно бросаться на амбразуру и менять всё на корню. Но тогда рискуешь поломать то, что было всё-таки ок. Допустим, кривоватые формулировки, к которым пользователи привыкли настолько, что не поймут, если написать по-другому. Другой вариант: сдаться и просто делать в том же духе, что и раньше. Но зачем тогда ты?

Думаю, умение взаимодействовать с тем, что делали до тебя, не ломая дров, но и не прогибаясь, — важный навык в любой творческой профессии: дизайнера, UX-писателя, да даже кондитера.

Неочевидные проблемы связанные с бумажными картами

Человек с картой, который ходит по одной улице туда-сюда всегда вызывает внимание, но когда он делает это на протяжение нескольких часов внимание перерастает в подозрение.

Ребята, которые проводят исследования в городе, помимо описанных выше проблем с инструментами, нередко натыкаются на одну неожиданную проблему — их часто отвлекают посторонние люди: от компаний молодых людей разной степени веселости до полиции и охраны (на этот счёт у них с собой есть специальная справка о допуске к такого рода работам).

Пример, который я приводил выше, когда полевик фотографировал неправильно припаркованный автомобиль, вполне мог закончиться разборкой с водителем. Особенно яростно себя ведут таксисты. Приходится объяснять, что это городское исследование, и штраф не придёт. Договориться получается не всегда, нам рассказывали о случаях, когда такие ситуации доходили до рукоприкладства.

При опросах, полевики сталкиваются с другой ситуацией: когда начинаешь общаться с людьми на тему города, они часто воспринимают тебя как представителя власти и выливают все жалобы и пожелания на счёт своего района. Обязательно просят передать всё Собянину.

Производство и потребление

Есть два режима жизнедеятельности — производство и потребление.

Производство — это когда после вас остаются артефакты: код, письма, идеи, макеты. Потребление — все остальное. Написать программу — производство, посмотреть фейсбук — потребление.

В увеличении потребления заинтересованы те, кто вас окружает: ютубчик, макдональдс, друзья, которым нужна компания для похода в бар, да и вся мировая экономика в целом.

В увеличении производства в первую очередь заинтересованы вы сами. Чем больше вы делаете (или другие, с вашей помощью) — тем быстрее достигаете целей.

Человечество изобрело кучу инструментов для потребления —телефоны, торговые центры, push-уведомления, шаурма у метро.

Инструментов для производства, вроде скетча, макбука и молескина — наоборот, мало. На самом деле, можно производить больше, чем 95% людей, имея только сильное желание и блокнот, но это тема для отдельного разговора.

Разделяйте потребление и производство. Не получится продуктивно работать, если отвлекаться на фейсбучный тупняк. Не получится насладиться ужином, пытаясь написать код.

Дмитрий Ваницкий написал о дофамине, серотонине, окситоцине и эндорфине в контексте проектирования взаимодействия.

Повышение уровня этих гормонов дарит ощущение умиротворения, радости и вдохновения. Понимая, как они работают, можно по-новому взглянуть на уже устоявшиеся методики и придумать новые, более эффективные способы проектирования взаимодействия, помочь людям обрести новые привычки. Моделируя поведение с выработкой этих гормонов, мы можем закрепить в памяти людей нужные нам паттерны.

Дофамин стимулирует искать новую информацию. Если хотите работать с дофамином, следуйте схеме: стимул — вовлечение — действие — вознаграждение — стимул. Так работает любого рода игрофикация.

Стоит рассказывать о новых функциях и поощрять пользователя самостоятельно изучать сервис. Например, с помощью онбординга, пасхальных яиц, случайных действий (при закрытии задачи в Asana иногда появляется единорог) или подарков.

Окситоцин вызывает у нас чувство удовольствия от оказанного нам доверия или от того, что есть кто-то, кому мы можем довериться.

Показывайте людям, что они принадлежат одной группе. Например, Nike организует сообщество любителей спорта, Twitter перед редизайном выделили группу лояльных пользователей и лидеров мнений и раскатали новую версию только на них.

Используйте социальные поглаживания (похвала или другой способ выражения одобрения, обличённый в социально приемлемую форму) и держите свои обещания.

Серотонин мы получаем, если в чём-то превосходим других.

Дайте людям измеритель чего-бы то ни было, и они начнут меряться. Это могут быть разного рода лидерборды (кто больше, кто быстрее, кто лучше, кто меньше и так далее), символы статуса и награды (бейдж awwwards или оценка курируемой галереи на Behance).

Эндорфин мы получаем во время опасности для нашей жизни, в основном при болевых ощущениях. Благодаря ему мы чувствуем радость, когда превозмогая боль достигаем цели: тренируемся на износ, заканчиваем что-то важное, бьём свои рекорды.

Сглаживайте негатив, который пользователю необходимо будет пережить, и усиливайте действие эндорфина с помощью юмора.

https://medium.com/design-spot/cb37b9e0b629

Вопрос: как менеджеру-гуманитарию начать разбираться в технических вопросах?

Для начала стоит принять, что как бы сильно вы ни старались — вряд ли вы станете говорить с командой на одном языке: они варятся в проекте по 6-8 часов в день, у вас столько времени попросту нет.

Затем попробуйте понять, а для чего вам собственно нужно разбираться? Если хотите иметь больше веса в обсуждениях (условное «чтобы вас не наебали») — тоже не выйдет: во-первых — вы не прораб на стройке и наёбывать вас никто не собирается, а во-вторых всё равно обманут, если захотят.

Если вы решили приносить больше пользы, к примеру предлагать более простые и остроумные решения, или интуитивно чувствовать сложность задач — то просто почаще общайтесь с командой. Подучите ваш язык программирования, попробуйте пройти обучающие туториалы вашего фреймворка (они рассчитаны именно на таких начинающих, как вы), а затем просто начинайте спрашивать у ребят, как работает та или иная часть системы. Любой человек с радостью открывается, когда видит искренний интерес к своей работе.

Пара часов таких разговоров в неделю — и через несколько месяцев месяцев вы начнёте приносить гораздо больше пользы на обсуждениях.

Почему пользователи уходят

Клиенты перестают пользоваться продуктом по двум причинам: нет необходимости, либо что-то не нравится.

С первой категорией всё понятно. Этим пользователям продукт нравиться и они, возможно, расскажут о нем друзьям. Но в данный момент он им не нужен. Для таких клиентов дайте возможность легко отказаться от услуг. Это оставит хорошее впечатление и, возможно, в будущем они ещё вернутся.

А вот ситуацию, которая попадает во вторую категорию, анализируем, находим истинную причину неудовлетворенности и извлекаем из этого максимальную пользу. За пользователей из этой категории стоит побороться, узнав, что им не нравится. Если цена, то предложите скидку. Если не хватает функционала, то узнайте, как улучшить продукт. Но не забываем про положительный ROI. Нелогично тратить $50к на разработку нового функционала, чтобы вернуть одного пользователя LTV c которого будет $1к.

Бывают настолько недовольные клиенты, что готовы рассказать об этом всем и везде. Не стоит идти на поводу и провоцировать конфликт. Постарайтесь узнать в чем проблема и, даже если вы не согласны, решите её мирным путем. Поверните ситуацию в свою пользу. При правильной работе с негативом в публичном поле можно получить новых лояльных клиентов, потому что люди увидят, что их проблемы бизнесу не безразличны.

Принцип которого мы придерживаемся это Customer Obsession. Мы проводим много времени разговаривая с клиентами, собираем отзывы и только после этого приступаем к работе. Это позволяет проактивно предотвратить отток пользователей и не тратить времени на поиски причины.