Мой ТОП UX-мракобесия

Бесит, когда:

  • Ты нажимаешь на кнопку, а она не реагирует. Ты жмёшь ещё пару раз. А потом оказывается, что с первого раза всё пошло и твои последующие нажатия применились к другим записям.
  • Не говорят, что функции платные. Ты что-то сделал в приложении, пытаешься завершить, а тебе — плати.
  • Нельзя войти через соцсети. Нужна сильная мотивация, чтобы пользоваться чем-то, куда нельзя входить через гугл, яндекс или facebook.
  • Нельзя отписаться от рассылки, не входя в личный кабинет.
  • Что-то само всплывает. Разрешите уведомления, Подпишитесь на рассылку, Я Ваш консультант, Акция-распродажа — мракобесы.
  • упой юмор в серьёзных приложениях. "Ой, кажется, что-то пошло не так. Дышите глубже" — это не смешно, когда ты деньги переводишь.
  • Отсутствие реакции на обратную связь. Напишешь в обратную связь, а тебе в ответ никакого подтверждения: получили или нет, когда ответите?
  • Когда только зарегался или поставит приложение, а тебя просят отзыв. Я могу только двойку сходу поставить. Дайте понять, куда попал.
  • Интерфейсные тексты написаны с ошибками. Что же там внутри тогда, если копнуть. Персональные и платёжные данные доверять не хочется.

Ура! Переходим к поиску решения!

На этом долгий процесс описания нашего исследования закончен, самое время перейти к описанию решения, к которому мы пришли.
Но сначала пару слов о проведенном исследовании.

Я так подробно описывал процесс работы полевиков, потому что в этом и есть вся суть блока исследования — как можно глубже прокопать проблематику, максимально вникнуть в боль наших пользователей, понять в чем причина их бед.

И если делать определённый вывод, то можно сказать, что полевиков в целом все устраивает. Да, им иногда не очень удобно переключаться между бумагой и телефоном, в некоторых методах много мороки с обработкой данных — но при этом, их работа никогда не превращается в рутину, потому что люди приходят на проект и не занимаются этой работой на постоянной основе: если ты пришёл на месяц, то тебе, в целом, все равно, что за инструменты у тебя в руках, главное, что работа сделана, деньги получены и даже удовлетворение от того, что в результате твоей работы мир стал чуточку лучше, присутствует.

Совсем другая ситуация у методологов, которые постоянно озабочены тем, как оптимизировать процесс, потому что для них это каждодневный труд, рутина в которую они погружены с головой. Многие городские исследователи искренне увеличены своей работой, и буквально живут тем, как сделать процесс круче. Именно таким образом этот проект и попал к нам в руки — им не все равно.

На каждом проекте методологи испытывают боль от того, что полевые исследования проходят по тем же технологиям, что и двадцать лет назад.

Если говорить предметно, то самая неоптимизированная часть всей работы в полях — это массовый опрос с картой. На выходе исследователи получают кипу бумажных карт, каждую из которой необходимо обработать вручную. На подсчетах потоков исследователям приходит таблица в электронном виде, но при сборе информации полевики вынуждены держать в руках несколько инструментов и как-то успевать следить за потоками.

На наблюдениях, казалось бы, методологи получают готовый проект, который сразу можно анализировать, но сам процесс сбора информации (3 часа в полях) и дальнейшая её обработка (2 часа за компом) занимает немало времени у полевиков, при том, что они делают, в целом, бессмысленную работу: переименовывают каждую фотографию определенным образом, вставляют её в проект, который воссоздают по своим бумажным записям.

И если говорить про решение, то нам предстояло понять, возможно ли перевести эти методы в электронный вид, а если возможно, то в какой формат? Приложение, десктоп, веб сервис, а может проблема вообще не в сборе данных и её нужно решать на уровень выше? Или уже существуют технологии, которые позволят вовсе отказаться от полевиков?

Семантика и синтаксис интерфейса

Семантика — то, как элементы интерфейса сочетаются, группируются и как их воспринимает человек.

Cемантика опирается на ожидания от продукта и привычки. Например, что в форме регистрации есть кнопка «Зарегистрироваться», а в соцсетях — лента новостей.

Синтаксис — это те самые буковки в интерфейсе: надписи на кнопках, заголовки разных уровней, хинты и так далее. Они живут по своим правилам и эти правила лучше всего знать.

Элементы без текста — чаще всего просто иконки и фреймы. С них не так-то легко считать информацию.

К чему это я? Круто, когда UX-писатель умеет писать. Но ещё круче, когда разбирается в семантике. Это уже хай левел.

Фабрицио Тейшейра и Тайо Брага написали, что может сделать дизайнер, чтобы цифровые продукты, над которыми он работает, становились этичнее.

Несколько цитат:

В погоне за кликами и просмотрами технические платформы ищут новые способы использовать человеческие инстинкты (стыд, лень и страх). Цифровой фастфуд обещает пользователям быстрое удовольствие, но оставляет после себя только экзистенциальный вакуум.

За последние несколько десятилетий мы помогли создать корпоративную культуру, которая систематически ставит краткосрочные выгоды выше долгосрочного здоровья продукта.

Хотя мы понимаем, что такая тактика — проектирование ради метрик — реально не всегда полезна, мы называем свои методы позитивно: взлом роста (growth hacking), геймификация и петли вовлечения. Мы стараемся не думать о возможных пагубных последствиях.

«Пока мы не начнём измерять то, что ценим, мы будем переоценивать то, что измеряем», — Ким Гудвин.

Представьте: девушка присоединяется к ЛГБТК-хору в колледже. Руководитель хора добавляет её в группу в Facebook, и Facebook автоматически делится этим действием в новостной ленте студента. Однако девушка ещё не рассказала семье о своей сексуальной ориентации. Могут ли продукты случайно нанести вред?

Несмотря на то, что тёмные паттерны приносят краткосрочные выгоды, эксперты сходятся во мнении, что внедрять их в бизнес — плохая идея. Первоначальный рост числа новых пользователей редко приводит к увеличению числа постоянных клиентов, поскольку обман подрывает доверие.

Мы знаем, что призывать к изменениям легче, чем их осуществить. Реальность корпоративного мира суровая и оставляет очень мало места для всего, что не приводит к краткосрочным бизнес-результатам. Дизайнеры имеют уникальную возможность запустить изменения, влияя на продуктовые решения, высшее руководство и самих пользователей. Чтобы в мире произошли изменения, которых мы хотим, нужно с чего-то начать самим.

https://awdee.ru/world-needs-a-tech-diet/

После просмотра брифа стало ясно, что наша тема это— урбанизация, благоустройство и исследование города.

Правда, первым впечатлением, лично у меня, было непонимание. Довольно сложно уловить все нюансы и проблемы с одного просмотра. Я запомнил только отдельные слова: исследование, бумажные карты, выход в поля.
В голове остались только вопросы, в чем основная проблема? На сколько глобальная тема? Нужно было разобраться с чем мы имеем дело.
Позже нам прислали видео-бриф и многое стало на свои места. Мы смогли расшифровать и разложить по полочкам основные пункты.

На видео вещает Лёля Жвирблис, руководитель отдела исследований в студии транспортного проектирования, она так же работает в проектном бюро URBAN St’14.
Тезисно:
— Для создания удобного полезного пространства для горожан необходимо проводить предпроектные исследования;
— Подобные исследования ложатся в основу таких масштабных проектов, как «моя улица»;
— Важным пунктом исследования является сбор данных с «полей». Чаще всего это опросы, наблюдения, аудиты, подсчёты транспортных и пешеходных потоков;
—Большое количество проблем возникает на этапе сбора данных. Сейчас ни один сервис не отвечает задачам в полной мере, например, в приложении для проведения опросов нет карты для городских исследователей — это неприемлемо;
— Из-за отсутствия внятных картографических сервисов специалисты часто вынуждены работать с бумажными картами;
— Исследователям в полях приходится постоянно переключаться между приложениями и бумажными картами, что дико усложняет контроль за ними;
— Использование бумажных карт очень тормозит обработку данных;
— Всё это увеличивает стоимость, и сроки проекта. Иногда это может быть критично, и от исследования могут просто отказаться.

В заключении прозвучала прямая просьба:
«Используемый нами арсенал методов не укладывается ни в одно приложение, как нам можно облегчить сбор данных на местности?»

Дмитрий Ваницкий написал о дофамине, серотонине, окситоцине и эндорфине в контексте проектирования взаимодействия.

Повышение уровня этих гормонов дарит ощущение умиротворения, радости и вдохновения. Понимая, как они работают, можно по-новому взглянуть на уже устоявшиеся методики и придумать новые, более эффективные способы проектирования взаимодействия, помочь людям обрести новые привычки. Моделируя поведение с выработкой этих гормонов, мы можем закрепить в памяти людей нужные нам паттерны.

Дофамин стимулирует искать новую информацию. Если хотите работать с дофамином, следуйте схеме: стимул — вовлечение — действие — вознаграждение — стимул. Так работает любого рода игрофикация.

Стоит рассказывать о новых функциях и поощрять пользователя самостоятельно изучать сервис. Например, с помощью онбординга, пасхальных яиц, случайных действий (при закрытии задачи в Asana иногда появляется единорог) или подарков.

Окситоцин вызывает у нас чувство удовольствия от оказанного нам доверия или от того, что есть кто-то, кому мы можем довериться.

Показывайте людям, что они принадлежат одной группе. Например, Nike организует сообщество любителей спорта, Twitter перед редизайном выделили группу лояльных пользователей и лидеров мнений и раскатали новую версию только на них.

Используйте социальные поглаживания (похвала или другой способ выражения одобрения, обличённый в социально приемлемую форму) и держите свои обещания.

Серотонин мы получаем, если в чём-то превосходим других.

Дайте людям измеритель чего-бы то ни было, и они начнут меряться. Это могут быть разного рода лидерборды (кто больше, кто быстрее, кто лучше, кто меньше и так далее), символы статуса и награды (бейдж awwwards или оценка курируемой галереи на Behance).

Эндорфин мы получаем во время опасности для нашей жизни, в основном при болевых ощущениях. Благодаря ему мы чувствуем радость, когда превозмогая боль достигаем цели: тренируемся на износ, заканчиваем что-то важное, бьём свои рекорды.

Сглаживайте негатив, который пользователю необходимо будет пережить, и усиливайте действие эндорфина с помощью юмора.

https://medium.com/design-spot/cb37b9e0b629