Меня тут спрашивают, зачем нужны шпаргалки, о которых я написал постом выше

Как и любая шпаргалка, они помогают не держать в голове кучу информации, а быстро вспоминать нужную команду при необходимости.

Например, вы знаете основы JS, но всё чаще встречаете в примерах непонятный новый синтаксис — ES6. Вы можете прочитать про него длинную статью (например: http://babeljs.io/learn-es2015/), но, скорее всего, сразу всё забудете. Тут вам и придёт на помощь шпаргалка https://devhints.io/es6

Или вы установили себе модный редактор кода Visual Studio Code, но не знаете ни одного хоткея в нём. Вот шпаргалка с ними: https://devhints.io/vscode

Или вы решили научиться верстать флексбоксами, но постоянно забываете синтаксис. Шпаргалка вам его быстро напомнит: https://devhints.io/css-flexbox

Презентация CMO Яндекс.Такси Даши Золотухиной

Одна из проблем, с которой борется команда маркетинга Я.Такси — перераспределение трафика между брендами и каналами (каннибализация). Суть — у бизнеса есть 2 сильных бренда (Я.Такси и Убер). Нужно научиться правильно распределять трафик между ними. Кроме того, есть десятки каналов привлечения трафика и нужно понять какие из этих каналов приводят новых пользователей, а не просто "воруют" органический трафик.

Предложенные решения:

  • разное позиционирование для брендов. Например, Uber для более молодых. Запуск и продвижение тарифа Uber Night привел к росту(+55%) ночных поездок и увеличил (+32%) узнаваемость среди ЦА.
  • сделать списки ремаркетинга отвалившихся клиентов одного бренда и предложить им второй бренд,
  • плановое (в несколько этапов или несколько партнеров) отключение рекламной закупки для снижения каннибализации в платном трафике

Интересная информация:

  • более 50% пользователей мультиаппят (используют несколько приложений для вызова такси),
  • конверсия в первую поездку Uber через канал Тик-Ток - 41%,
  • дождь приносит до +22% рост органики в Я.Такси.

Дмитрий Ваницкий написал о дофамине, серотонине, окситоцине и эндорфине в контексте проектирования взаимодействия.

Повышение уровня этих гормонов дарит ощущение умиротворения, радости и вдохновения. Понимая, как они работают, можно по-новому взглянуть на уже устоявшиеся методики и придумать новые, более эффективные способы проектирования взаимодействия, помочь людям обрести новые привычки. Моделируя поведение с выработкой этих гормонов, мы можем закрепить в памяти людей нужные нам паттерны.

Дофамин стимулирует искать новую информацию. Если хотите работать с дофамином, следуйте схеме: стимул — вовлечение — действие — вознаграждение — стимул. Так работает любого рода игрофикация.

Стоит рассказывать о новых функциях и поощрять пользователя самостоятельно изучать сервис. Например, с помощью онбординга, пасхальных яиц, случайных действий (при закрытии задачи в Asana иногда появляется единорог) или подарков.

Окситоцин вызывает у нас чувство удовольствия от оказанного нам доверия или от того, что есть кто-то, кому мы можем довериться.

Показывайте людям, что они принадлежат одной группе. Например, Nike организует сообщество любителей спорта, Twitter перед редизайном выделили группу лояльных пользователей и лидеров мнений и раскатали новую версию только на них.

Используйте социальные поглаживания (похвала или другой способ выражения одобрения, обличённый в социально приемлемую форму) и держите свои обещания.

Серотонин мы получаем, если в чём-то превосходим других.

Дайте людям измеритель чего-бы то ни было, и они начнут меряться. Это могут быть разного рода лидерборды (кто больше, кто быстрее, кто лучше, кто меньше и так далее), символы статуса и награды (бейдж awwwards или оценка курируемой галереи на Behance).

Эндорфин мы получаем во время опасности для нашей жизни, в основном при болевых ощущениях. Благодаря ему мы чувствуем радость, когда превозмогая боль достигаем цели: тренируемся на износ, заканчиваем что-то важное, бьём свои рекорды.

Сглаживайте негатив, который пользователю необходимо будет пережить, и усиливайте действие эндорфина с помощью юмора.

https://medium.com/design-spot/cb37b9e0b629

Самое тонкое место в UX

Прочность цепи определяется прочностью самого слабого звена.
Безопасность системы определяется безопасностью самого слабого звена. Как правило, админа.

А где самое тонкое место в UX?
Чаще всего самое тонкое место в UX — место, в котором пользователь соприкасается с человеком, представляющим продукт.
Для b2c продуктов узкое место в UX, как правило, поддержка.
Для b2b продуктов таких мест много: продажник, внедренец, поддерживатель.

В отличие от алгоритма, который работает одинаково для всех, человек способен как усугубить даже самую простую ситуацию, так и вытянуть самую безнадёжную.
В b2b не редки случаи, когда продукт выбирают не из-за широты функций или цены, а потому что менеджер лапка. Ну или не выбирают, потому что менеджер мурло.
В b2c же не редки случаи, когда неадекватность поддержки "выгоняет" из продукта пользователей и порождает негативные волны, которые "выгнанный" пользователь запускает в соцсетях.

Расскажу про случай, который был у меня несколько недель назад, когда люди "не пустили" меня в продукт.

Я решил уйти от МТС в Теле2 с сохранением номера.
На сайте Теле2 заполнил форму перехода, указал данные паспорта, чтобы, как написано на сайте: обработка запроса прошла быстрее в точке выдачи. Отправил запрос. Мне дали два дня, чтобы прийти в точку продаж, а после заказ протухнет.
Через день я пришёл в офис, а он закрыт, хотя время его работы уже давно наступило. А телефон менеджера офиса выключен или вне доступа. Подождал 15 минут и ушёл. Так меня Теле2 "выгнал" первый раз.

Я не сдался и написал сразу же красочное письмо в поддержку: пришёл, закрыто, как я могу вам доверять и что делать?
Мне не ответили в течение суток, как обещано на сайте Теле2. Я написал напоминание — сутки прошли, жду ответ.
Мне ответили и "не пустили" меня в продукт снова. Сапортница сказала: "Очень жаль. Заполните заявление на другой офис."
Другой офис, к слову сказать, в 10 км от меня. А новое заявление — это снова все поля и паспортные данные.

Что я подумал про такой сервис? Ничего хорошего. Заполнять я больше ничего не стал.

А ведь могли бы курьера прислать или, как минимум, заявление продлить, чтобы я новое не писал.

В общем, если в продукте есть люди, надо смотреть, какой опыт приобретают пользователи после общения с ними.
Следить не по звёздочкам, которые ставят поддержке, а по волнам, которые пускают пользователи после общения с представителями продукта. Гасить волны сложнее, чем недопускать их.
Моя волна вот пошла.

Алан Купер написал, почему сейчас трудно делать удобные продукты.

Чтобы сделать удобный продукт, нужно много времени, денег, знаний и ресурсов. Бизнес ищет способ делать всё быстрее, проще и силами наименее квалифицированных людей.

Практически все специалисты, с которыми Алан знаком, испытывают острый когнитивный диссонанс. Их ценности, взгляды и профессиональная подготовка ориентированы на то, чтобы создавать качественные продукты.

Но социопатичный бизнес не интересуется этим. Ему не нужны деньги кроме как здесь и сейчас, иначе он заботился бы о качестве.

Ничем не ограниченный бизнес грабит рынок, а кроме этого грабит и более ответственные компании, уничтожает сообщества и разграбляет их активы.

Специалисты, будучи ответственными гражданами, пытаются примирить непримиримое. Они спрашивают: «Хотите, чтобы это работало быстрее?», «Хотите, чтобы я рассчитал окупаемость инвестиций?», «Хотите, чтобы я сделал это более джазовым, сексуальным, привлекательным?», «Стоит ли мне быть более гибким?», «Стоит ли мне использовать дизайн-системы, дизайн-мышление, дизайн-методы?».

Всё это как будто мы в кабине самолета с вышедшими из строя двигателями и отрезанными проводами управления пытаемся установить нужные положения рычагов и показания приборов, которые исправят состояние самолета.

Мы ищем ответы не в том месте.

https://vc.ru/design/97289

Вадим Митякин написал об индустрии создания цифровых продуктов — первая глава будущей книги о продюсерском подходе.

Индустрия — это экосистема. Большинство проектов реализуется несколькими компаниями, командами и отдельными специалистами в симбиозе. Клиенты обращаются в компанию, которая нанимает себе в помощь продакшн для разработки и т. п.

Типовая производительность в час — полная профанация. Точная предварительная оценка проекта невозможна в принципе. Всё зависит от конкретного проекта и конкретного специалиста.

Типы проектов:
1. Мозги — решение ранее неизвестных задач. Проект похож на исследовательскую работу и привлечённые специалисты должны быть опытными профессионалами, имеющими сложившийся подход к поиску нестандартных решений.
2. Седина — внедрение проверенных отраслевых или технологических наработок, которыми обладает компания-подрядчик. Например, программа лояльности в розничной сети. Компании, работающие над такими проектами, специализируются на определённых отраслях.
3. Процедуры — типовые задачи, с которыми могут справиться различные специалисты с заданной квалификацией. Например, разработка программных компонентов по детальной спецификации в уже определённой технологической среде.

Слабые специалисты не вытянут проект типа «мозги». Если крутые будут делать слишком простые проекты, разработка будет слишком дорогой, а специалисты потеряют мотивацию и покинут компанию.

Типы исполнителей:
1. Фармацевт (самый распространённый) — классический аутсорсинг. Клиент приходит со сформулированной задачей, исполнитель через некоторое время выдаёт результат.
2. Сиделка — агентства. Исполнитель интенсивно общается с клиентом, работа выстроена вокруг долговременных целей клиента.
3. Нейрохирург — системные интеграторы и технологические исследовательские центры. Похоже на фармацевта, но часто сутью задачи является выяснение, в чём именно заключается проблема клиента и поиск её решения. У задач — преимущественно технологический характер.
4. Психотерапевт — продюсеры ИТ-проектов. Клиент обозначает проблемы в бизнесе или возможные точки развития, а исполнитель помогает подобрать наиболее удачный способ решения.

Бизнес-модели:
1. Ресурсная — продажа труда специалистов по часам или проектам. Компания должна продать как можно больше ресурсов, что неизбежно приводит к типу проектов «процедуры» и формату работы «фармацевт» или «сиделка». Клиент всегда может сменить подрядчика. Подрядчики конкурируют ценой, уровнем специалистов и качеством менеджмента.
2. Продажа уникальных знаний — цена услуги формируется не себестоимостью, а ценностью для клиентского бизнеса.

«Любая компания с регулярными расходами пытается добиться регулярного поступления оплат от клиентов. А они возможны в случае, когда команда специалистов как можно дольше работает над одним и тем же проектом, и её состав не меняется. Именно с этим связана любовь компаний-разработчиков к скраму, т. к. у проекта нет разных по стоимости этапов, команда максимально однородна и специалисты взаимозаменяемы. Работа над проектом разбита на равные отрезки времени — спринты, за которые удобно выставлять регулярные счета. Дело как обычно в деньгах, а вовсе не в каком-то волшебном качестве скрама».

«Настоящее проектирование в руках профессионалов — это инструмент, который даёт возможность точно целиться в бизнес-цели проекта и дальше решительно действовать. Оно сокращает бюджет и сроки проекта: вместо поисков в темноте наугад проектирование как фары автомобиля освещает дорогу, по которой движется проектная команда. Проектированию предшествует этап анализа бизнес-задачи клиента. Если задачи не сформулированы, то проектирование не даст результата. Также оно связывает разных участников экосистемы».

https://mityakin.ru/paranoid-method-book-1