Массовый опрос с картой

Поскольку цель опроса — зафиксировать причины, по которым респондент находится в том или ином месте, то в идеале, необходимо иметь представление, откуда и куда он движется. Поэтому, когда позволяют условия исследования, полевикам выдаются бумажные карты, на которых они, во время анкетирования, помечают начальную и конечную точку движения респондента. Таким образом получается собрать наиболее достоверную информацию о передвижении людей.

Если при анкетировании процесс проходит полностью в электронном виде — в приложении, то при опросе с картой существующие инструменты уже не справляются, по этой причине, в данном методе, используются только бумажные карты. С этим связано и главное ограничение — оцифровка информации с бумаги отнимает кучу ресурсов. И, если исследование объемное, то на обработку большого количества данных может просто не хватить рук: в таком случае от использования карт отказываются. Но, даже когда исследование позволяет использовать этот метод, объем полученной информации достаточно велик, и для его оцифровки может потребоваться несколько недель работы одного исследователя.

С точки зрения человека, работающего в полях, наличие карты, так же, не делает его работу проще. Подсчет квоты и заполнение анкеты он производит на смартфоне, а чтобы отметить маршрут, ему приходится переключаться на бумажную карту.
Одной анкете соответствует один экземпляр карты (то есть полевик несет с собой 25 распечаток + резерв). На карте имеется уникальный номер, который необходимо внести в конце электронной анкеты, чтобы связать офлайн карту с онлайн опросом. Одновременно с этим, на бумажной карте полевик ставит свои инициалы, чтобы, в случае возникновения проблем, с ним можно было связаться.

В итоге, получается довольно много возни, во многом из-за этого полевики совершают ошибки: кто-то указывает две точки, не помечая, какая из них начальная, а какая конечная; другие торопятся и пишут неразборчиво; а кто-то вообще может забыть внести данные на карту.

Таким образом, массовый опрос с использованием карты является, пожалуй, одним из самых трудоемких методов, со стороны исследователей так уж точно.

Визуализация данных

Визуализация данных не самая простая штука. Бывает потеряны часы времени в поиске подходящего формата. "Bubble Chart", "Bar Chart", а может быть "Scatterplot"?

Коллеги собрали большинство примеров вместе и показали правильное использование графиков и диаграмм. Кратко так:

  • столбики (Bar Chart). Используют для сравнения нескольких наборов данных. Горизонтальные столбцы обычно используют, когда нужно сравнить большое количество показателей или визуально выделить явное превосходство одного из них. А вертикальные столбцы хорошо иллюстрируют, как менялись показатели в разные периоды, например, ежегодная прибыль компании за несколько лет
  • точечная диаграмма (Scatterplot). Помогает найти взаимосвязь между двумя показателями. Например, с его помощью можно узнать, как меняется коэффициент конверсии в зависимости от размера скидки на товар.
  • пузырьковая диаграмма (Bubble Chart). Позволяет сравнить два параметра по третьему. Возьмем коэффициент конверсии и размер скидки. Добавим к ним доход (за который отвечает размер круга) и получим примерно такую диаграмму. Глядя на этот график, можно заметить, что самая высокая конверсия у товаров со скидкой 30%, однако больше всего дохода приносят товары без скидки и товары со скидкой 5% (см. пример ниже).

Остальные примеры по ссылке Также там можно найти любопытный график, который показывается корреляцию между числом утонувших в бассейне и выходом фильмов, где снимался Николас Кейдж. :-)

Сожми окошко

Не знаю как вы, но я много пишу для узкого мобильного формата. Письма, посты в фейсбуке и телеграме тоже обычно предлагаются пользователю аккуратными столбиками.

Несмотря на это, мы упорно продолжаем редактировать текст, развернув окно во весь экран ноутбука.

А решается очень просто. Нужно подгонять окошко текстового редактора, пока текст не станет такой же ширины, какой будет у пользователя. Или можно вставить в столбец в том же ворде и сжимать в нём.

Хорошо бы ещё подобрать шрифт, оформление, но это уже совсем для задротов.

Видишь, какой будет простыня — меньше переделывать.

В жизни каждого дизайнера возникает момент, когда клиент приходит за логотипом для какого-то нового проекта.

В жизни каждого дизайнера возникает момент, когда клиент приходит за логотипом для какого-то нового проекта.

Это важный момент, потому что именно тогда придуманное название становится окончательным. И если название дерьмовое — иногда ещё не поздно что-то с этим сделать.

Но это тонкий лёд. Люди часто воспринимают нейминг как что-то очень личное, как будто это не инструмент, а ребёночек. Поэтому ругать название нужно крайне деликатно:

1. Сначала узнать, есть ли в принципе сомнения. Можно просто спросить, окончательный ли это вариант, можно как-то ещё осторожнее, но главное спросить.

2. Если сомнения есть, нужно получить явное разрешение на критику. И очень аккуратно её сформулировать, не типа «вот почему это хрень», а «вот в каких ситуациях это может плохо работать». Неудобно произносить, неудобно писать, неудобно склонять, неудобно собирать по полу вытекающие глаза, по ситуации.

3. И если критика находит отклик, получить разрешение придумывать новое, и с этим разрешением придумывать.

4. И показывать не названия текстом, а быстрые логотипы из разных названий.

Название — это переоценённая штука, оно не так уж важно. Но важно, чтобы оно не мешало и было нормальным. То есть, было существительным, не слишком длинным, удобно говорить, не слишком похоже на всё сразу. Лучше пусть совсем не вызывает ассоциаций, чем вызывает слишком конкретные.

А если дерьмовый нейминг не обсуждается — лично для меня это плохой сигнал. Могу сказать, что разболелась голова, и пойти домой.

Это я книгу пишу и некоторые мысли туда просто не влезают. Вторая глава близко.

Вадим Митякин написал об индустрии создания цифровых продуктов — первая глава будущей книги о продюсерском подходе.

Индустрия — это экосистема. Большинство проектов реализуется несколькими компаниями, командами и отдельными специалистами в симбиозе. Клиенты обращаются в компанию, которая нанимает себе в помощь продакшн для разработки и т. п.

Типовая производительность в час — полная профанация. Точная предварительная оценка проекта невозможна в принципе. Всё зависит от конкретного проекта и конкретного специалиста.

Типы проектов:
1. Мозги — решение ранее неизвестных задач. Проект похож на исследовательскую работу и привлечённые специалисты должны быть опытными профессионалами, имеющими сложившийся подход к поиску нестандартных решений.
2. Седина — внедрение проверенных отраслевых или технологических наработок, которыми обладает компания-подрядчик. Например, программа лояльности в розничной сети. Компании, работающие над такими проектами, специализируются на определённых отраслях.
3. Процедуры — типовые задачи, с которыми могут справиться различные специалисты с заданной квалификацией. Например, разработка программных компонентов по детальной спецификации в уже определённой технологической среде.

Слабые специалисты не вытянут проект типа «мозги». Если крутые будут делать слишком простые проекты, разработка будет слишком дорогой, а специалисты потеряют мотивацию и покинут компанию.

Типы исполнителей:
1. Фармацевт (самый распространённый) — классический аутсорсинг. Клиент приходит со сформулированной задачей, исполнитель через некоторое время выдаёт результат.
2. Сиделка — агентства. Исполнитель интенсивно общается с клиентом, работа выстроена вокруг долговременных целей клиента.
3. Нейрохирург — системные интеграторы и технологические исследовательские центры. Похоже на фармацевта, но часто сутью задачи является выяснение, в чём именно заключается проблема клиента и поиск её решения. У задач — преимущественно технологический характер.
4. Психотерапевт — продюсеры ИТ-проектов. Клиент обозначает проблемы в бизнесе или возможные точки развития, а исполнитель помогает подобрать наиболее удачный способ решения.

Бизнес-модели:
1. Ресурсная — продажа труда специалистов по часам или проектам. Компания должна продать как можно больше ресурсов, что неизбежно приводит к типу проектов «процедуры» и формату работы «фармацевт» или «сиделка». Клиент всегда может сменить подрядчика. Подрядчики конкурируют ценой, уровнем специалистов и качеством менеджмента.
2. Продажа уникальных знаний — цена услуги формируется не себестоимостью, а ценностью для клиентского бизнеса.

«Любая компания с регулярными расходами пытается добиться регулярного поступления оплат от клиентов. А они возможны в случае, когда команда специалистов как можно дольше работает над одним и тем же проектом, и её состав не меняется. Именно с этим связана любовь компаний-разработчиков к скраму, т. к. у проекта нет разных по стоимости этапов, команда максимально однородна и специалисты взаимозаменяемы. Работа над проектом разбита на равные отрезки времени — спринты, за которые удобно выставлять регулярные счета. Дело как обычно в деньгах, а вовсе не в каком-то волшебном качестве скрама».

«Настоящее проектирование в руках профессионалов — это инструмент, который даёт возможность точно целиться в бизнес-цели проекта и дальше решительно действовать. Оно сокращает бюджет и сроки проекта: вместо поисков в темноте наугад проектирование как фары автомобиля освещает дорогу, по которой движется проектная команда. Проектированию предшествует этап анализа бизнес-задачи клиента. Если задачи не сформулированы, то проектирование не даст результата. Также оно связывает разных участников экосистемы».

https://mityakin.ru/paranoid-method-book-1