Массовый опрос

Цель: провести анкетирование людей в определенные часы в пределах заданной территории.
Исторически, в этом методе использовались только бумажные анкеты, но с недавнего времени стали применяться мобильные приложения. На сегодня доступно множество разнообразных решений; в студии транспортного проектирования остановились на приложении Квизер.

Так же, как и во всех других методах, прежде чем в первый раз выйти в поле, полевики обязательно проходят инструктаж и обучение. Они погружаются в проект и вместе с исследователями подробно разбирают анкету и каждый вопрос в ней. До будущих полевиков стараются донести суть того, что главная цель опроса — максимально объективно узнать от респондента цель его пребывания в данном месте. Но, так как большинство полевиков, приходящих на опрос — это новички, которые не обладают необходимыми навыками, то они не сразу понимают, что значит быть объективным и беспристрастным.
Все они делают одни и те же ошибки: перефразируют вопросы своими словами, зачитывают вслух варианты ответов, неправильно или неточно понимают суть вопроса. Все это приводит к нарушению методики, и сильно влияет на чистоту исследования. Эту проблему необходимо решать, повышая уровень обучения, вводя в него больше интерактивных элементов.

После инструктажа и обучения, полевик выходит на точку (кластер). Обычно, в одном исследовании требуется собрать данные с 25 респондентов, число которых, в свою очередь, ограничено квотой — то есть заданным количеством людей определенного возраста. Например, 4 мужчины и 4 женщины возрастом от 18 до 34 лет и т.д.

Полевик приезжает к своему времени на место, логинится в приложении, и, начинает поиск респондентов по квоте.
Во время анкетирования приложение записывает аудио. Между опросами полевик отсылает заполненную анкету и аудио разговора методологам. Те выборочно прослушивают аудиозаписи, чтобы определить, как полевики справляются с заданием. Так же, через приложение, методологи следят за геопозицией полевика.
Таким образом, возможности для фальсификации у полевика практически не остается. Он знает, что его геопозиция отслеживается, а запись опроса может быть прослушана.
В случае, если исследователь при прослушивании анкеты обнаруживает ошибки, то он оперативно связывается с полевиком, чтобы тот исправился или переделал анкету. Новичкам бывает особенно тяжело, поэтому за ними следят наиболее пристально.

При работе с приложением, основным недостаткам является не интерфейс, а логика, с которой методологи составляют анкету. Нередко, в ходе реальной работы, оказывается, что вопрос в анкете сформулирован некорректно, или, вместо одного варианта ответа, необходимо было указывать несколько.
Например, вопрос про то, каким транспортом люди пользуются чаще всего, был именно с такой ошибкой — был доступен только один вариант ответа, тогда как многие люди в равной степени пользуются несколькими видами транспорта.
В таких ситуациях полевики обращаются с обратной связью к исследователям, и в итоге, подобные недочеты исправляются.

Одна из главных проблем полевиков — возможность достоверно определить возраст респондента. По правилам, полевики должны начать анкету сразу после того, как подошли к человеку, и если он не подходит по квоте, но анкета уже начата, полевик не может её досрочно прервать, и им приходится тратить время и квоту на нецелевого респондента.
В таких случаях полевики прибегают к хитростям: либо сначала предзаполняют анкету, а потом находят нужного человека; либо, наоборот — сначала спрашивают возраст, и только после этого начинают проводить опрос.

Так же, большой головной болью являются квоты: часто происходит так, что основной объем квоты опрошен, и остаются какие-то редкие типажи людей, которых приходится долго искать. В таких случаях, после согласования с исследователями, разрешается добирать людей не по целевым параметрам.

Оплата за опрос происходит только за полностью заполненную квоту (она, напомню, обычно составляет 25 человек), то есть за 24 человека не заплатят ничего. И наоборот — если ты перевыполнил план, то сверх квоты доплачивать не будут.

Впечатления от станции

На конференции были специальные зоны, в которых можно было пообщаться с Алисой. Хочу поделиться своими впечатлениями об интерфейсе и пользовательском опыте.

Самое главное отличие Яндекс Станции от конкурентов — её можно подключить к телевизору, и если опыт общения с голосовым помощником у нас уже есть (Siri, Google Assistant), то как будет выглядеть взаимодействие с голосовым ассистентом, который в тоже время имеет визуальный интерфейс? Очень интересно.

Итак, интерфейс подключенной к телевизору Алисы внешне очень напоминает интерфейс любого умного телевизора, все что показано на экране и не является контентом — это и есть кнопки. Если можно листать далее, то на кнопке так и написано «далее», получается, это даже не кнопка — а подсказка к вашей команде. Например, если мне нужно выбрать третий фильм в списке, то на карточке с фильмом так и будет написано — «3».

Мне кажется, что когда подобное взаимодействие станет чем-то обыденным — такие подсказки перестанут быть нужны, как в свое время отпала нужда в скевоморфизме — все выучили, что кнопка это кнопка, и её больше не нужно было отрисовывать как реальную кнопку со всеми тенями.

Во время демонстрации мне особенно интересно было узнать, как Алиса обрабатывает ошибки, ведь если по голосу она меня не поняла, то ввести более точный запрос у меня никак не получится. Парень, проводящий демонстрацию, показал это на примере вопроса о погоде на марсе — Алиса просто не смогла ответить, сказала, что не знает. Тогда я спросил у неё «а в москве?» и она поняла контекст — дала прогноз погоды по Москве. Это здорово.

Дальше, я хотел выяснить как она понимает, где показывать мой запрос — на ютубе, на кинопоиске или амедиатеке. Парень попросил Алису показать котиков, и она открыла ютуб. Но я решил дать запрос посложнее и попросил показать мне видео Усачева — Алиса также открыла ютуб, но выборка была не самой очевидной — какие-то рандомные видео из ютуба с непонятными людьми (хотя по идее канал Руслана Усачева один из топовых). А если я имел в виду писателя? По итогу, мне было не очень понятно, как Алиса выбирает место поиска, и как мне уточнить какой-нибудь сложный запрос.

В итоге, чувак, проводящий демонстрацию, поделился тем, как они думают обходить ограничения голосового ввода — есть вариант подружить Алису с пультом от телевизора, либо встроить навигацию прям в мобильное приложение.

Еще, как мне кажется, очень важно, чтобы такие интерфейсы давали быструю обратную связь — ведь у нас нет физического контакта, зато есть паттерн общения в диалоге, и если наш собеседник будет тупить — это испортит все взаимодействие. У Алисы пока с этим все в порядке.

Это все очень интересно — новый опыт взаимодействия с цифровыми продуктами, другая степень абстракции, когда не надо искать необходимую функцию, а можно напрямую её вызвать. Как сказал Аркадий Волож, прогресс неостановим — уже через несколько лет это станет стандартом.

А как вам Яндекс Станция?

Три важных слова

ОБСУЖДЕНИЕ ПРОЕКТА ТОЛЬКО НАЧАЛОСЬ, И У РЕБЯТ ЗА СТОЛОМ ЕЩЁ МНОГО ОТЛИЧНЫХ ИДЕЙ. Но мне нравится та версия, с которой на встречу пришел я сам. Она мне кажется просто безупречной, и лучше придумать им явно не удастся. Так иногда бывает, что ты вроде участвуешь в разговоре, слушаешь доводы и аргументы, но внутри уже все решено. И ты камень. Скала. Какие бы ни возникали идеи, они для скалы как капли дождя. Как ветер или тонкий слой пыли. Снаружи могут покрыть, но внутрь проникнуть – нет. Благодарю всех, заканчиваю встречу и предлагаю перейти к реализации моего плана, предвкушая большой успех.

Чем старше мы становимся, тем больше разного нам удается делать хорошо. Быть разумными, надевать шапку, принимать спокойные решения и выбирать важное вместо срочного. А когда ты знаешь, что многое делаешь хорошо, легко стать заложником своего авторитетного мнения. И чем ты кажешься себе сильнее, тем сложнее сказать тебе три простых слова, цена которых может быть очень высока. Можно потратить уйму времени, ресурсов, поставить под угрозу людей, углубиться в самые дебри и запутать все окончательно. Лишь бы не расставаться с ней. Со своей точкой зрения, защищая ее любой ценой. И если ты только кажешься сильным, то, скорее всего, будет именно так. А вот действительно, есть ли сила внутри, узнать очень просто. Только сильный может сказать всем вокруг три важных слова: «Простите, я ошибся».


Это был фрагмент из письма Splat №152

Как рассчитать время прочтения статьи

Время прочтения — крутая фишка, которая помогает клиентам сервиса оценить заранее есть ли у них время на прочтение материала или нет. Если вы хотите сделать такое у себя и вам надо передать решение разработчику, ловите готовую инструкцию.

Время на чтение статьи рассчитываем так:
Средняя скорость чтения взрослого человека — 1500 знаков в минуту. Если взять количество знаков в статье и поделить на 1500, получим количество минут. Каждая картинка прибавляет к общему времени +0,2 минуты. Округляем до большего целого числа уже после 0,3 включительно. Запас взят, чтобы не сильно обманывать ожидания людей, что читают медленнее среднего.

Например у нас есть статья на 4315 знаков с двумя картинками.

4315/1500 =2,87
2,87+0,2×2 картинки = 3,27

Округляем до 3 минут чтения.

Если бы знаков было 4 350, то мы бы получили 4 минуты чтения, округлив 3,3 до 4.

Олег Якубенков написал о разнице между Customer Development и Custdev.

Знание термина Customer Development в англоязычном IT очень низкое. Не говорите, что вы кастдевили своих клиентов, вас не поймут. Также это будет звучать странно в контексте изначального значения термина.

Изначально Customer Development — методология создания новых продуктов и стартапов, где через взаимодействие с потенциальными клиентами проверяются гипотезы о проблеме, решении, рынке, каналах привлечения. Состоит из этапов:

  1. Обнаружение клиентов;
  2. Подтверждение клиентов;
  3. Создание клиентов;
  4. Построение компании.

На этих этапах используются разные инструменты для проверки гипотез и получения инсайтов: глубинные интервью, опросы, AБ-тесты, тестирование рекламных каналов и всё остальное, что делают в рамках стартапа.

В русскоязычном IT методология сузилась до конкретного метода проверки гипотез — глубинных интервью. То, что мы называем кастдев, англоязычные коллеги называют User Research.

https://gopractice.ru/customer-development-custdev/

Контраст

Хорошего дизайнера отличает способность чувствовать контраст. Другими словами умение отделять суть от фона. Другими словами навык управления вниманием.

Представим, например, скрин переписки. Один дизайнер выкладывает картинку, на которой имена собеседников замазаны пикселями, а другой постит скрин, на котором имена вырезаны так аккуратно, будто их там никогда и не было.

В первом случае часть внимания зрителей забирает интрига замазанных имен, во втором все внимание достается сути сообщений.

При этом не менее важен талант не тратить время на несущественные вещи, типа дизайна скринов переписки