Массовый опрос

Цель: провести анкетирование людей в определенные часы в пределах заданной территории.
Исторически, в этом методе использовались только бумажные анкеты, но с недавнего времени стали применяться мобильные приложения. На сегодня доступно множество разнообразных решений; в студии транспортного проектирования остановились на приложении Квизер.

Так же, как и во всех других методах, прежде чем в первый раз выйти в поле, полевики обязательно проходят инструктаж и обучение. Они погружаются в проект и вместе с исследователями подробно разбирают анкету и каждый вопрос в ней. До будущих полевиков стараются донести суть того, что главная цель опроса — максимально объективно узнать от респондента цель его пребывания в данном месте. Но, так как большинство полевиков, приходящих на опрос — это новички, которые не обладают необходимыми навыками, то они не сразу понимают, что значит быть объективным и беспристрастным.
Все они делают одни и те же ошибки: перефразируют вопросы своими словами, зачитывают вслух варианты ответов, неправильно или неточно понимают суть вопроса. Все это приводит к нарушению методики, и сильно влияет на чистоту исследования. Эту проблему необходимо решать, повышая уровень обучения, вводя в него больше интерактивных элементов.

После инструктажа и обучения, полевик выходит на точку (кластер). Обычно, в одном исследовании требуется собрать данные с 25 респондентов, число которых, в свою очередь, ограничено квотой — то есть заданным количеством людей определенного возраста. Например, 4 мужчины и 4 женщины возрастом от 18 до 34 лет и т.д.

Полевик приезжает к своему времени на место, логинится в приложении, и, начинает поиск респондентов по квоте.
Во время анкетирования приложение записывает аудио. Между опросами полевик отсылает заполненную анкету и аудио разговора методологам. Те выборочно прослушивают аудиозаписи, чтобы определить, как полевики справляются с заданием. Так же, через приложение, методологи следят за геопозицией полевика.
Таким образом, возможности для фальсификации у полевика практически не остается. Он знает, что его геопозиция отслеживается, а запись опроса может быть прослушана.
В случае, если исследователь при прослушивании анкеты обнаруживает ошибки, то он оперативно связывается с полевиком, чтобы тот исправился или переделал анкету. Новичкам бывает особенно тяжело, поэтому за ними следят наиболее пристально.

При работе с приложением, основным недостаткам является не интерфейс, а логика, с которой методологи составляют анкету. Нередко, в ходе реальной работы, оказывается, что вопрос в анкете сформулирован некорректно, или, вместо одного варианта ответа, необходимо было указывать несколько.
Например, вопрос про то, каким транспортом люди пользуются чаще всего, был именно с такой ошибкой — был доступен только один вариант ответа, тогда как многие люди в равной степени пользуются несколькими видами транспорта.
В таких ситуациях полевики обращаются с обратной связью к исследователям, и в итоге, подобные недочеты исправляются.

Одна из главных проблем полевиков — возможность достоверно определить возраст респондента. По правилам, полевики должны начать анкету сразу после того, как подошли к человеку, и если он не подходит по квоте, но анкета уже начата, полевик не может её досрочно прервать, и им приходится тратить время и квоту на нецелевого респондента.
В таких случаях полевики прибегают к хитростям: либо сначала предзаполняют анкету, а потом находят нужного человека; либо, наоборот — сначала спрашивают возраст, и только после этого начинают проводить опрос.

Так же, большой головной болью являются квоты: часто происходит так, что основной объем квоты опрошен, и остаются какие-то редкие типажи людей, которых приходится долго искать. В таких случаях, после согласования с исследователями, разрешается добирать людей не по целевым параметрам.

Оплата за опрос происходит только за полностью заполненную квоту (она, напомню, обычно составляет 25 человек), то есть за 24 человека не заплатят ничего. И наоборот — если ты перевыполнил план, то сверх квоты доплачивать не будут.

UX-редактор как пчёлка

UX-редактор как пчёлка

Некоторые команды не взаимодействуют, хоть и делают связанные продукты. Типичная ситуация: одна команда делает каталог для сайта, другая для мобильного приложения, и обе не знают, кто над чем работает. Все ритуалы, которые должны синхронизировать продукты, редко касаются UX.

Поэтому редактор может быть естественным медиатором между командами. Сегодня он сидит на одном цветке, а завтра на другом, знает, кто чем живёт, видит все флоу. И может помочь продуктам засинхрониться: по контенту и дизайну.

Нормально ли это? Да, нормально! Не нужно бояться сказать дизайнеру: «А знаешь, что они делают по-другому?». Если вы дизайнер — не нужно бояться ничего.

Подсчёт потоков

Как я описывал ранее, метод довольно простой в исполнении. Главное — концентрация на потоке. Но нюансы, как всегда, кроются в деталях. Да, можно вообще избавиться от подсчетов в полях, используя квадрокоптер, или дождаться когда весь город покроется камерами видеонаблюдения. Но эти технологии только начинают применяться в работе, и на данном этапе не способны полноценно заменить человека. Например, не было ещё такого перекрестка, потоки которого можно было бы измерить с помощью только уличных камер, так же, не всегда экономически оправдано проводить съемку с квадрокоптера, иногда, проще и дешевле отправить несколько человек в поле.

Таким образом исследователи, так или иначе, будут нуждаться в информации с полей, а значит полевики будут выходить на улицу, проводить замеры и сталкиваться с не самыми удобными инструментами.

Давайте представим обычный день замерщика. Во первых, подсчет — это коллективная работа. Несколько человек выходят на заранее отмеченные методологами места, и в одно и то же время начинают замеры. Тут кроется первая проблема — замерщикам нужна карта и специальные инструменты. Методологи подготавливают эти материалы: размечают местность на карте, наносят сечения и точки расположения замерщиков. Распечатывают их, а так же специальные бланки, куда замерщики должны занести результаты. Соответственно, полевику необходимо обязательно заезжать в офис, чтобы забрать материалы и кликеры.

Приехав на местность, замерщикам необходимо коммуницировать как между собой, так и с исследователями. Общение происходит в телеграме. Проблема в том, что команда очень чувствительна к опозданиям и, тем более, к неявке — от этого может пострадать вся работа. Исследователям практически невозможно проследить за тем, чтобы полевики начали работу в нужное время, ещё сложнее, проследить за тем, чтобы никто не подделал свои замеры (так как сделать это несложно). Единственный способ — это чтобы в команде был хотя бы один проверенный полевик, выполняющий роль супервайзера.

Итак, замерщик занял свою позицию, и начал вести подсчет. Проблема в том, что одновременно можно использовать только два кликера (по одному в каждой руке), тогда как категорий потоков может быть гораздо больше (легковой, грузовой автомобиль, общественный транспорт, велосипед и т.д.). Приходится держать информацию в голове и, по возможности, переносить их в бланк, который нужно держать неподалеку. Бланк бумажный, а теперь представьте, что на улице холодно и идет мелкий дождь…
Замер происходит в пиковые часы, в течении 15 минут. Потоки, в это время, могут быть очень интенсивными.

После работы, данные из бумажного бланка необходимо занести в гугл таблицу, многие делают это прямо в метро.

Первое занятие, 16.01.2018. Блок исследования.

Часть первая, знакомство.
Преподаватель блока — Алина Ермакова, эксперт в области исследования пользовательских интерфейсов.
Сейчас Алина руководит отделом исследований пользовательского взаимодействия в Сбербанк-Технологии. Как оказалось, мы с ней пересекались на обучении основам юзабилити, которое она проводила в рамках курса повышения квалификации около года назад (в это время я работал продуктовым дизайнером в сбертехе).

Самое главное, что должно было произойти в первый день учебы — распределение студентов по проектам, с которыми мы будем работать ближайшие 1,5 месяца. По прошествию этого времени будет защита, причем серьезная — с презентацией и жюри.
Но перед тем, как начать распределение проектов Алина рассказала лекцию о том, зачем дизайнеру может понадобиться исследование. Я сжато передам основную мысль.

Она привела очень интересную аналогию о естественном ходе вещей при взаимодействии человека с природой.
Ведь в природе очень многие процессы проходят сами по себе, не требуя от нас какого либо участия. Солнце восходит и заходит, зима сменяется весной. Процесс зарождения жизни начинается независимо от желания женщины. Это процессы, которые просто есть и они встроены в нашу жизнь так, что мы не замечаем этого.
Так же и идеальный продукт должен максимально незаметно и органично влиться в жизнь пользователя, словно это само собой разумеющийся процесс, который всегда существовал.
Один из самых известных примеров «встраивания» в естественный ход жизни — магазины икеа. Попадая в них мы переходим в состояние потока, где нас за ручку ведут по уютным интерьерам в которых нет окон и не ощущается время, нас в нужный момент угощают недорогой и вкусной едой, в икеа каждый элемент лежит на своем месте и появляется только тогда, когда ты максимально готов взять его и положить в свою корзину. И это работает.

Исследование — это как раз о том, как увидеть естественное представление людей о ходе того или иного процесса, будь то покупки, занятия спортом или посещение выставки. Конечно же тут никуда без эмпатии и основ психологии. Об этом всем мы и будем говорить на блоке исследования.

Сила комментария

Сила комментария

Комментарий в интерфейсе — это необязательное текстовое поле. В комментарии человек указывает любую дополнительную информацию, которая кажется ему важной:

— На карточке клиента: за что предоставили скидку 20%
— На форме заказа: что в дверь звонить не надо
— В тикете техподдержки: ссылка на обсуждение в багтрекинге

Комментарии в интерфейсах недооценены. Аналитики, дизайнеры, программисты — все мы любим и умеем систематизировать информацию. Поэтому любой объект в интерфейсе представляем как набор полей с конкретным назначением: наименование, почтовый индекс, стоимость.

Но жизнь всегда богаче моделек. И когда люди используют софт, часто получается, что важная информация есть, а записать ее некуда. Тут и приходит на помощь комментарий.

Например, на «Дадате» мы используем систему защиты от сетевых атак. У нее есть интерфейс, где можно заблокировать конкретный IP-адрес. Указываешь IP, жмешь «добавить в черный список», злодей получает бан. Что может быть проще?

Проблема в том, что непонятно, кто заблокировал IP и почему. В большинстве случаев это и неважно, но иногда пригодилось бы для разбора. Решить проблему элементарно — добавить поле «комментарий».

Но постойте, можно же сделать нормальные поля «сотрудник» и «причина блокировки»? Да, можно, но непонятно:

— точно ли нужны именно эти поля?
— действительно ли они нужны?

Добавлять поля просто «чтобы были» — так себе идея. А выяснить реальные сценарии как раз и поможет поле «комментарий». Потом, если что, можно заменить его на поля с конкретным назначением.

Комментарий — элемент хаоса. Но с ним система устойчивее.

Дюжина типов мышления среди дизайнеров

Дюжина типов мышления среди дизайнеров

Есть дюжина типов мышления среди дизайнеров. Выделим пару. Одни уверены, что дизайн это сервисная деятельность, к тебе пришли с конкретной задачей и ты находишь несколько вариантов решения, одно из которых удовлетворит все требования. К тебе пришли за владением инструментом — за набором.

Дизайн как решение задачи — «Найти вариант написания для вывески “Мы открылись”»
Дизайнер анализирует аналоги, конкурентные решения, область деятельности и принятые там законы визуального языка, начинает подбирать размеры, шрифт, цвета, композицию, материалы — добиваясь удобства и визуальной грамотности сообщения. Возможны десятки хороших решений, каждое из которых будет работать.

Второй тип мышления воспитывает отношение к дизайну, как к деятельности созидательной, результатом которой является трансформация исходной ценности, зачастую формулирование самой проблемы в расширении ценности исходного объекта.
Дизайн как расширение задачи — «Найти вариант написания для вывески “Мы открылись”».
Дизайнер анализирует сотни похожих решений, сочетаний слов, композиций, шрифтов и понимает, что ценность сообщения будет выше если его филологически разработать. Начинает разбираться с функцией слов, смыслом сообщения, желаемым результатом. Возникающей эмоциональной связи. Начинает складывать новые слова в комбинации в рамках 12-15 знаков.

Простые альтернативы с демонстрацией заинтересованности, от самоуверенной радости «А вот и мы!» (10 знаков), до нейтральных «Заходите в гости» (16 знаков, перебор), «Мы вам рады» (11 знаков), до буквальности и констатации выгоды — «Вкусно — здесь!» (13 знаков).

А после уже начинается работа по визуальному конструированию вывески, но которую уже должны заметить, увидеть смысл, новую ценность от работы дизайнера, шире диапазон воздействия.