Как дизайнеры рэп читали

Блок Саши Мемуса из двух занятий, посвященный сплочению и осознанности своих проектов, закончился тем, что мы провели рэп-баттл между командами. Да-да, в рифму и с панчами! Нужно было сначала обыграть тему своего проекта, а потом раскатать проект оппонента. Судьями выступали ребята из Redmadrobot.

Было супер необычно и весело. Кроме веселья, смысл этой затеи был в том, чтобы команды обратили внимание на конкретные колкости в адрес своего проекта, услышанные панчи, это как раз те места, на которые стоит обратить внимание.

После Мемус-батла Саша посвятил всех в таинство ретроспективы, объяснив суть и важность этого мероприятия.

Вообще, я знаком с ретроспективой не понаслышке. Когда я работал в сбертехе наша продуктовая команда под пристальным присмотром agile-коуча в конце каждого спринта обязательно проводила ретроспективы.

Ретроспектива, если коротко, это процесс рефлексии о прошедшем спринте (двухнедельный отрезок работы), когда каждый из участников команды высказывает свои впечатления за прошедший период. Происходит это следующим образом: каждый участник команды на зеленых стикерах отмечает всё хорошее, что произошло за спринт, а на красных — все проблемы и трудности. После чего команда клеит эти стикеры на доску и вместе обсуждает.

Довольно часто перед ретроспективой мы проводили какую-то неформальную активность — играли во что-то, рисовали, заказывали пиццу, то есть делали что-то, что помогало снять флёр серьезности и субординации. Писать на стикерах можно было все что угодно: прочитал книгу, съездил в гости, заболел, сходил в спортзал — все это показывало общее настроение в команде и давало понять, что нами движет.

Таким образом, за пару месяцев из набора разных специалистов образуется настоящая команда, которая хорошо понимает друг друга и знает все сильные и слабые стороны команды, появляется чувство личной ответственности, ощущение, что вы все в одной лодке и гребете в одном направлении. Это очень классный механизм, но проблема в том, что чаще всего компании жалеют на это ресурсы, так как не видят особого смысла. Иногда на это правда жалко тратить время, поэтому важно иметь хорошего коуча, который может отстоять ценности этого подхода.

Подводя небольшой итог занятий с Сашей: хорошая и сплоченная команда — это залог успеха.

Впечатления от станции

На конференции были специальные зоны, в которых можно было пообщаться с Алисой. Хочу поделиться своими впечатлениями об интерфейсе и пользовательском опыте.

Самое главное отличие Яндекс Станции от конкурентов — её можно подключить к телевизору, и если опыт общения с голосовым помощником у нас уже есть (Siri, Google Assistant), то как будет выглядеть взаимодействие с голосовым ассистентом, который в тоже время имеет визуальный интерфейс? Очень интересно.

Итак, интерфейс подключенной к телевизору Алисы внешне очень напоминает интерфейс любого умного телевизора, все что показано на экране и не является контентом — это и есть кнопки. Если можно листать далее, то на кнопке так и написано «далее», получается, это даже не кнопка — а подсказка к вашей команде. Например, если мне нужно выбрать третий фильм в списке, то на карточке с фильмом так и будет написано — «3».

Мне кажется, что когда подобное взаимодействие станет чем-то обыденным — такие подсказки перестанут быть нужны, как в свое время отпала нужда в скевоморфизме — все выучили, что кнопка это кнопка, и её больше не нужно было отрисовывать как реальную кнопку со всеми тенями.

Во время демонстрации мне особенно интересно было узнать, как Алиса обрабатывает ошибки, ведь если по голосу она меня не поняла, то ввести более точный запрос у меня никак не получится. Парень, проводящий демонстрацию, показал это на примере вопроса о погоде на марсе — Алиса просто не смогла ответить, сказала, что не знает. Тогда я спросил у неё «а в москве?» и она поняла контекст — дала прогноз погоды по Москве. Это здорово.

Дальше, я хотел выяснить как она понимает, где показывать мой запрос — на ютубе, на кинопоиске или амедиатеке. Парень попросил Алису показать котиков, и она открыла ютуб. Но я решил дать запрос посложнее и попросил показать мне видео Усачева — Алиса также открыла ютуб, но выборка была не самой очевидной — какие-то рандомные видео из ютуба с непонятными людьми (хотя по идее канал Руслана Усачева один из топовых). А если я имел в виду писателя? По итогу, мне было не очень понятно, как Алиса выбирает место поиска, и как мне уточнить какой-нибудь сложный запрос.

В итоге, чувак, проводящий демонстрацию, поделился тем, как они думают обходить ограничения голосового ввода — есть вариант подружить Алису с пультом от телевизора, либо встроить навигацию прям в мобильное приложение.

Еще, как мне кажется, очень важно, чтобы такие интерфейсы давали быструю обратную связь — ведь у нас нет физического контакта, зато есть паттерн общения в диалоге, и если наш собеседник будет тупить — это испортит все взаимодействие. У Алисы пока с этим все в порядке.

Это все очень интересно — новый опыт взаимодействия с цифровыми продуктами, другая степень абстракции, когда не надо искать необходимую функцию, а можно напрямую её вызвать. Как сказал Аркадий Волож, прогресс неостановим — уже через несколько лет это станет стандартом.

А как вам Яндекс Станция?

Валерия Курмак написала об организации юзабилити-тестов, в которых участвуют люди с инвалидностью

Чтобы проверить доступность интерфейса, недостаточно завязать себе глаза. У незрячих людей отличаются паттерны взаимодействия: зрячий не знает горячих клавиш, в какой момент человек переходит от ведения пальцем по экрану к свайпам и жестам.

Надо приглашать тотально незрячих, людей с остротой зрения менее 30%, людей с нарушением моторики или без верхних конечностей. Если экспертизы в области доступности мало, зовите людей с самыми разными нарушениями. Вы узнаете больше об их потребностях и не упустите важные моменты.

Прежде чем приглашать человека, проверьте интерфейс с помощью специальных программ. Они найдут элементы интерфейса, неподписанные для незрячих, и прочие банальные ошибки.

Лучше, если респондент использует своё устройство, поскольку каждый подстраивает скринридер под себя: скорость произношения, произносить или нет знаки препинания и так далее.

Договариваясь о встрече, спросите, нужна ли человеку помощь, чтобы добраться до вас, и какая. Если никогда не общались с человеком с инвалидностью, прочитайте специальные правила этикета.

Обратите внимание во время теста:
— Чтобы взаимодействовать с интерфейсом, человек должен иметь возможность воспринимать информацию. У всех не декоративных элементов интерфейса должен быть текстовый аналог, доступный для скринридера. Они должны быть достаточно контрастны.
— Интерфейс быть понятным. Если сообщение об ошибке выполнено в виде красной рамки, его поймут не все.
— Интерфейс должен быть управляемым. При работе со скринридером фокус часто застревает из-за всплывающих окон. Незрячий либо не знает о модальном окне, либо не может в него попасть или выйти из него.

Эффективно, когда команда встречается с незрячим тестировщиком, вместе с ним тестирует интерфейс и на месте договаривается о том или ином решении.

https://medium.com/Valeria.kurmak/73845933b550

Британка у всех на слуху, что же она из себя представляет?

Британская высшая школа дизайна, а в простонародье британка, готовит специалистов по множеству образовательных программ: от высшего образования до краткосрочных интенсивов. Я учусь на программе ДПО (дополнительного профессионального образования), по факту это профессиональная переквалификация, правда, поступить можно только с уже имеющимся диплом о высшем или среднем образовании, так как это образование дается дополнительно к уже имеющемуся.

Мы занимаемся во вторник и четверг с 19 до 22, и в субботу с 11 до 18.
Обучение очное, и это круто. Можно вновь почувствовать себя учеником: поднимать руку на занятиях, выполнять задания и хлопать выступающим.
Одна из фишек очного образования — коммуникация с другими студентами. Это здорово стимулирует — когда ты видишь, что большинство уже выполнили задание, то волей-неволей сам начинаешь шевелиться. И конечно, это новые связи и знакомства — одна из причин, по которой я пошел в британку.

В данный момент у нас во всю идет блок исследования — экспериментальный курс на 1,5 месяца. Введение подобного курса — это попытка адаптации обучения под динамично меняющуюся индустрию.

Многие из выпускников, скорее всего, будут работать продуктовыми дизайнерами, а работа над продуктом подразумевает постоянное исследование, построение гипотез и проверка их на пользователях.

И, даже если в непосредственные обязанности дизайнера не будет входить проведение исследования, он все равно должен понимать, в чем ценность этих исследований, чтобы, в случае необходимости, отстоять эти ценности внутри команды, либо перед бизнесом/заказчиком.

Самое важное в резюме

Резюме — это лэндинг, на который должен сесть работодатель.

Самая ценная часть резюме — опыт.
Самая ценная часть в опыте — достижения и наличие отзывов с прошлых мест работы.

Я видел сотни резюме и большинство из них ну никак не лэндинг.
Кандидаты много пишут о навыках, грамотах, каких-то сертификатах, и очень мало уделяют внимания достижениям на рабочих местах.

В общем, резюме, в котором написано о достижениях врезается в память гораздо сильнее, чем резюме с навыками. Навыки примерно одинаковые у всех, а что ты с этими навыками умеешь достигать — это самый сок.

Кароч, ответственность переоценена

Многие говорят, что лидер – это тот, кто готов брать на себя ответственность. Серьезная, уважаемая роль. Но немногие знают, что ответственность брать так же легко, как пирожок с полки.

В реальной жизни даже если супер сильно облажаться чаще всего ничего страшного не происходит. В большинстве случаев максимум, что светит плохому лидеру – банкротство, увольнение, негативное освещение в сми и прочие проблемы ослепительно белых людей. Meh. При этом жизнь постоянно дает инструменты для исправления ситуации и новые попытки, прям как в компьютерной игре.

Поэтому лидерами чаще всего становятся не ответственные люди, а как раз наоборот, отлетевшие персонажи с высокой толерантностью к риску. Ну, либо те, кто понимает, что риска-то особого и нет.