Испытываю слабость к сделанным с любовью вещам.

vladzelyzip Испытываю слабость к сделанным с любовью вещам.

Продукты — физические и цифровые — за которыми чувствуется человек и его мысль, не оставляют тебя равнодушным.

Казалось бы:
«Просто» крекеры.
«Просто» упаковка.

Но.

Смотрите, что написано внутри

«Привет!

Я — специальная конструкция :)

Именно благодаря мне при транспортировке крекеры не ломаются и остаются целыми.

Хорошего дня!»

То есть кто-то прошёл экстра милю:
— согласовал идею
— договорился о технологии
— и вовлёк команду в эти экстра косты на производство (с одной стороны)

С другой → удивил меня и порадовал.

Это настоящий микро-момент, где ты испытываешь своё микро-WOW: коробка рассказывает тебе свою историю в категориях пользы для тебя.

Дружественный, но не инфантильный tone-of-voice. Пожелание хорошего дня.

Если мы все с вами так будем подходить к работе, так строить команду и компанию, чтобы этого было больше — будем жить в другом мире.

Если знаете ребят — передайте респект.

В Usethics написали о том, как объединить подход персонажей и Jobs to be done

JTBD описывает потребности пользователя по формуле: когда X, я хочу Y, чтобы Z. «Когда я не знаю, как добраться до места (X), я хочу быстро узнать направление (Y), чтобы прийти, куда нужно (Z).

Во подходе персонажей первое место занимает персонаж: как Х, я хочу Y, чтобы Z. «Как турист (X), я хочу быстро узнать направление (Y), чтобы прийти, куда нужно (Z)». Персонажи рассказывают о пользователях продукта, а «работы» сообщают об их ключевых целях.

Подходы можно объединить: установки влияют на вероятность возникновения разных ситуаций, а ситуации влияют на конкретный опыт. На верхнем уровне — персонажи (основные типы пользователей), затем — «работы» (задачи персонажей в рамках определённых обстоятельств), а в основании — конкретные переживания пользователя на разных этапах пути.

У приложения-будильника ключевая работа — проснуться и встать вовремя. Используя JTBD, при редизайне мы не фиксируемся на конкретном решении в виде будильника. Человек может попросить другого человека разбудить или лечь спать заранее, чтобы проснуться самостоятельно и т.п.

Объединённый подход:

1. Выделяем типы пользователей. Думаем, какие индивидуальные особенности могут повлиять на их опыт выполнения работы (базовые шкалы свойств персонажей). Например: соседство с другими в спальне. Выдвигаем гипотезы о персонажах, но не наделяем их социально-демографическими характеристиками.

2. Проводим интервью, где оцениваем участников с точки зрения выделенных свойств, узнаём контекст, делим работу на составляющие («подработы»). Например: Подготовка ко сну → Планирование подъёма утром → Засыпание → Сон → Пробуждение → Подъём. Это не обязательно должна быть последовательность.

3. На интервью выясняем ключевые потребности и цели участника на каждом этапе. Важно, почему человек совершает те или иные действия.

4. Анализируем результаты, подтверждаем гипотезы о базовых шкалах свойств и персонажах, конкретизируем ключевую работу для каждого из них.

5. Составляем карту пользовательского опыта для каждого персонажа. В ней могут быть слои опыта: цели/потребности, опасения, действия, барьеры, инструменты, эмоции.

6. Profit (выявляем инсайты о проектируемом продукте).

https://medium.com/usethics-doc/b35d4174cea3

Периодически обновлять фреймворк

У нас в ГдеМатериале есть хорошая практика — мы периодически проверяем актуальность зависимостей. Я говорю не о мелких обновлениях и не о фиксах безопасности (они давно автоматизированы), а об обновлении мажорных версий библиотек, скажем Django с 1.11 до 2.0.

Вообще, обновление любого фреймворка — кошмар программиста. Во-первых это сложно из-за проблем с обратной совместимостью. Причём, чем больше проект, тем сложнее.

Во-вторых, регрессий не избежать, даже когда всё приложение покрыто тестами — как бы вы ни готовились, у вас начнёт скакать нагрузка на CPU или память, проект перестанет запускаться в какой-нибудь из сред, повылезают эдж-кейсы, про которые никто не знал. Чем больше проект, тем больше регрессий.

Самое важное в обновлении фреймворка — не копить изменения. Гораздо проще 5 раз обновить джанго на соседнюю версию, чем прыгнуть с 1.8 сразу на 2.2. Маленькие обновления приносят меньше регрессий и в целом проходят легче — согласитесь, ведь всегда же лучше растянуть один пиздец на 5 маленьких пиздецочков. Даже психологически гораздо легче решиться на маленький апгрейд, чем на большой скачок.

В общем тренируйте дисциплину — чтобы не застревать в каменном веке на протухших экскрементах мамонта вместо фреймворка, раз в два месяца обязательно обновляйтесь до самых актуальных версий. То, что вы при этом что-нибудь сломаете — просто примите как данность.

Наблюдения

Наблюдения проводится самыми опытными ребятами. На должность наблюдателя имеется дополнительный отбор — при заполнении анкеты необходимо ответить на специальные вопросы, чтобы проверить аналитические способности будущих полевиков, так как для наблюдателя важно быть внимательными и вкрадчивыми.

Обучение наблюдателей отличается тем, что помимо вводной о проекте к обучению подключается картограф, который подробно объясняет методику наблюдения и принципы работы с картой. Так же, полевиков обучают работе в специальной программе — QGIS.
QGIS — это масштабная открытая геоинформационная система (ГИС), данные которой может использовать любой желающий.

Типичный рабочий день наблюдателя начинается, как обычно, с выхода на кластер. Далее полевик начинает обход территории, делая пометки на карте. Для лучшей ориентации в том, на что конкретно обращать внимание — используются специальные таблицы с категориями проблем и их кратким описанием. Например, отсутствие тротуара, хаотичная парковка или переход в неположенном месте.

Процесс выглядит так: полевик находит проблему, например неправильно припаркованный автомобиль, открывает карту, отмечает на ней место расположения машины; после чего полевик обращается к таблице с категориями проблем — находит там соответствующую проблему, и рядом с точкой на карте приписывает необходимый индекс. Естественно, все это делается на бумаге. Но это ещё не все, после возни с бумагами, полевику необходимо достать смартфон, чтобы сфотографировать неправильно припаркованную машину.

Проведя наблюдения полевику даётся ещё два часа на то, чтобы он сам оцифровал эти данные. Делает он это в упомянутой выше программе QGIS. Программа предназначена для людей, которые профессионально занимаются картографией, так что интерфейс у неё не самый дружелюбный (подключаемые модули и необходимость работать со слоями). Но по отзывам наблюдателей, при работе с программой, в целом, ничего сложного не было, проблемы встречались, скорее, в её нестабильной работе: программа часто вылетает, из-за этого приходится постоянно сохраняться, многие делают это неправильно (так как существует два вида сохранения) и так далее. Многие говорили, что самое сложно в работе с программой — это её установка и настройка проекта.

По методологии, на наблюдения выходят обычно 4 полевика. Они работают в разные дни, делается это для того, чтобы каждый из них дал свою оценку и увидел то, что мог не увидеть другой (поэтому так важен опыт и внимательность). Иногда только на четвертом проходе обнаруживается какая-то важная пробема..
Получается, работу наблюдателя можно разделить на две части — работа в поле, где он собирает информацию, и обработка полученной информации за программой.
Благодаря этому, исследователям и аналитикам передается уже готовый проект — файл QGIS, где каждая проблема привязана к координатам, имеет индекс, описание и фотографию. Таким образом, информация уже готова для обработки.

Каждый раз, когда ухожу в новые горизонты развития, то выныриваю оттуда только через месяц-два.

Каждый раз, когда ухожу в новые горизонты развития, то выныриваю оттуда только через месяц-два.

Вылезаю, озираюсь по сторонам и понимаю, что забыла про то, что у меня есть я, а значит что-то кроме работы и профразвития.

Отношения и близкие люди заброшены, а социальные связи и сети безжизненны.
Сухи как пустыня, и только перекати поле подгоняемое ветром обнаруживает жизнь, пролетая мимо. И ты стоишь, вынырнувший, смотришь на все это, ветер волосы треплет и песок гонит, солнце в глаза светит, а ты понимаешь что ещё пару месяцев сюда не вернёшься.
Ну и ладно. Я ведь не жалуюсь, а радуюсь самореализации 😄

А ещё знаете, вот это, когда у тебя в жизни (да какой там жизни, я про работу конечно) все изменилось до неузнаваемости, а ты ещё полгода рассказать ничего не можешь.
Ибо ну как же рассказать — а вдруг ничего в результате не получится? Или то что ты рассказываешь «как делаю», окажется ошибкой?
Надо историю сложить, осознать и отрефлексировать опыт, а потом рассказывать.


6 лет назад я начала свою карьеру как UX-исследователь. Саня называл это вагиней глубокой UX-аналитики.

С тех пор всё изменилось несколько раз. И всё имеет цикличность.
Только сейчас, спустя 6 лет, пришло осознание, почему роль одинокого(!) начинающего UX-исследователя в большой айтишной компании так сложна и часто обречена на провал.
Об этом подробно расскажу в следующий раз 😉

3 совета для собеседующихся на позицию продакта

Вопрос от читателей сегодня такой: «Расскажи, какие ошибки ты видишь чаще всего, когда собеседуешь продактов».

С удовольствием отвечаю - обожаю и ходить на собеседования, и собеседовать сама.

1. Готовьтесь
Это может показаться прописной истиной, и все же большинство интервьюируемых этого не делает. Совершенно не важно, какого вы уровня: за последний год я собеседовала и CPO модных стартапов, и ребят из компаний-мастодонтов, - ничего из этого не играло роли, если кандидат не подготовился. Почему?

У каждой компании своя шкала измерения. Нет одного определения, кто такой «хороший продакт». Это значит, что вполне вероятно у вас будут вопросы, о которых вы раньше не думали, или думали с другой точки зрения. Пример: у Гугла и Амазона абсолютно разный фреймворк определения ключевой метрики, - в теории оба работают, но применять подход Амазона на собеседовании в Гугле не приведёт к хорошему результату.

Второй важный аспект: на некоторые вопросы очень сложно ответить на ходу. Например, вопрос «Расскажите мне про один из своих недавних фейлов» - здесь важно вспомнить хорошую историю, да ещё и грамотно ее рассказать. Если вопрос застал вас врасплох, скорее всего, вместо ответа получится сумбурная сумятица.

Как узнать, что будут спрашивать:
- погуглить
- посмотреть на Glassdoor
- напроситься на кофе с сотрудником или выловить на митапе
- крупные компании часто присылают подробную инструкцию с примерами вопросов.

2. Контролируйте время

В какой-то степени это зависит от пункта 1: чем меньше вы готовы, тем больше вы льете воды и болтаете. Но есть еще пара вещей:

- не бойтесь брать время на размышление. Вместо того, чтобы сразу бросаться в рассуждения, возьмите 30 секунд, чтобы сначала продумать структуру ответа, ключевые моменты, которые вам надо охватить. Если этого не сделать, можно легко потеряться в собственном ответе или забыть про какие-то ключевые детали. Это так же облегчает работу интервьюера: структурированный ответ легче парсить и, соответственно, понимать, что же хотел сказать автор;

- пользуйтесь бумагой/вайтбордом. Запишите вопрос, затем запишите три, максимум пять, основных опорных точек для ответа. Например, если вас спрашивают определить основную метрику для продукта, опорные точки могут быть: Миссия компании - Миссия продукта - Текущее состояние - Проблемы, которые мы пытаемся решить. Не надо отвечать на них сразу, но сам факт их наличия перед глазами задаст структуру вашего ответа;

- смотрите на часы. Контролируйте, сколько времени осталось до конца интервью. Не говорите слишком долго, делайте паузы, чтобы у интервьюера была возможность вмешаться, задать вопрос или направить вас на верный путь. Если вас не успели что-то спросить, это ваша ошибка.

3. Думайте вслух

Лучше немного перекоммуницировать, чем недокоммуницировать. Если интервьюеру непонятна логика ваших рассуждений, или ему кажется, что вы делаете необоснованные выводы, это сразу большой минус.
Даже если вы считаете свою мысль очевидной, лучше проговорить, как вы к ней пришли, и, конечно, четко обозначить, где у вас факты, а где чистой воды предположения.