И вместо Чтобы: слабая связь

И вместо Чтобы: слабая связь

Союзы «чтобы», «поэтому» и «если» — самый простой способ показать зависимость одного факта от другого. Но слишком топорный.

Напишите email, чтобы получить подарок.

Тут всё строго. Не написал email — не получил подарок. Не получил подарок — значит, не написал email. Мозг воспринимает такое предложение за следствие (не очень корректно).

Иногда причинную связь не хочется подчеркивать. Тогда поможет союз «и».

Организуйте кошке теплое место для сна, и она будет вам благодарна.

Последовательность есть, но она неявная. Коша не обязательно будет благодарна. Кошка вообще никому ничем не обязана.

С заходом солнца принесите жертву, и солнце снова взойдет.

А что если солнце восходит само по себе? Но мы и не говорили, что эти события связаны. Где там «если» или «чтобы»? Ручки-то вот они.

Ок, ближе к реальности. Сравните:

Купите диван-кровать и наслаждайтесь уютом-комфортом.

и

Купите диван-кровать, чтобы наслаждаться уютом-комфортом.

Gmail: про эксклюзивность

Gmail: про эксклюзивность

Сегодня про то, как с помощью эксклюзивности привлекается база пользователей в продукт.

В 2004 году Google запускает бета-тестирование своего почтового сервиса Gmail, но делает это весьма интересно. Чтобы получить доступ, тебя должны пригласить. У одного пользователя было только одно приглашение.

Вокруг сервиса образовалась такая шумиха, что дело доходило до безумия. Народ продавал инвайты на Ebay от $65 до $125 за штуку. Те, кто получал заветное приглашение, чувствовали себя избранными.

По итогу сервис привлек большую аудиторию и выпустил версию для всех.

Мясо

Прием эксклюзивности или чего-то "закрытого" применяется часто. Из известных у меня на памяти: Лепра и Аура Яндекса. Помню, как в ленте фейсбука все клянчили друг у друга приглашения.

Люди активно реагируют на то, что ему недоступно. Принцип дефицита позволяет создать дополнительную ценность продукта и привлечь внимание. А что делать уже с этим вниманием дело ваше.

Посмотрите на свои продукты. Можно ли к ним применить принцип эксклюзивности?

Артур Абраров написал, чем отличаются нативные приложения на iOS и Android (Material Design).

Выжимки из части пунктов:

3. Общепринятый размер экрана для Андроида — 360 × 640 dp. Для Айоса проектируют под размеры iPhone 5 (320 × 568 pt) или iPhone X (375 × 812 pt).

5. В Андроиде есть встроенный инструмент для навигации назад — Android Navigation Bar. Стрелка «Назад» возвращает пользователя по пройденному пути на шаг назад как внутри приложения так и между ними.

6. В Material каждый компонент находится в конкретном месте на оси Z. Надо осознанно подходить к созданию теней.

8. Для верхнеуровневой навигации Айос рекомендует только Tab bar. Андроид — Navigation Drawer (если пунктов больше 5), Bottom Navigation Bar (от 2 до 5 пунктов) и Tabs.

10. В отличие от Segmented Controls в Айосе, между Tabs в Андроиде можно переключаться свайпами. Если используете Tabs, не добавляйте на экран элементы с похожими жестами: карусель картинок или карточки со взаимодействием свайпами.

12. В Андроиде пользователь может раскрыть Navigation Drawer жестом Edge Swipe слева вправо. Этот жест нельзя использовать для чего-то иного вместе с Navigation Drawer. В Айосе жест возвращает пользователя к материнской странице.

13. Поиск может быть в виде иконки. В Айосе она открывает отдельный компонент Search Bar. В Андроиде поле поиска отображается в Top App Bar. В Айосе поле поиска можно спрятать под Navigation Bar и отобразить его, сдвинув содержимое страницы свайпом вниз. Не стоит этим же жестом обновлять содержимое страницы.

15. В Айосе нет аналогов:
— Navigation Drawer — бургерное меню;
— Banner — сообщить важную информацию и предложить связанные действия;
— Snackbar — кратко сообщить о результате пользовательского действия;
— Chips — показать введённый пользователем контент вместе с дополнительными данными или элементами управления;
— Floating Action Button — закреплённая кнопка основного действия;
— Standard Bottom Sheet — страница, часть которой закреплена в нижней части экрана.

16. В Андроиде нет аналогов:
— Page Control — показать, на какой из страниц находится пользователь;
— Toolbar — панель с элементами управления;
— Steppers — кнопки увеличения и уменьшения чисел, например, количества копий для печати;
— Popover — всплывающая панель, например, для настройки текста в читалках и браузерах.

19. В Андроиде контролы единичного и множественного выбора (чекбоксы и радиокнопки) отличаются визуально. В Айосе это всегда галочки. В Андроиде можно использовать родительский чекбокс для выбора всех вариантов.

22. В Айосе дата выбирается с помощью барабана. В Андроиде — календаря или поля ввода.

23. В Айосе название поля находится внутри поля и исчезает во время ввода текста. Material рекомендует поднимать название при вводе текста, выделять основным цветом его и полосу под текстовым полем.

26. При работе с текстом после долгого нажатия в Андроиде можно продолжить выделение текста. В Айосе появится лупа для точного выбора места в слове.

30. В Айосе можно потрясти телефон, чтобы появился диалог отмены последнего совершённого действия.

Евгений Арутюнов рассказал, как устроено дизайн-бюро «Интуиция».

Каждое правило работы бюро Евгений оценил с позиции «а буду ли я его выполнять?». В итоге решил, что ни у кого не будет режима и места работы (все работают удалённо), утренних стендапов, обязательства в течение получаса ответить на письмо или ответить на незапланированный звонок.

У каждого должна быть своя дисциплина. Все обязательства «по умолчанию» отменены, но если сам что-то пообещал — выполняй. Административная свобода и творческая диктатура.

Первым делом учит людей не тупить, коммуницировать, вовремя говорить о проблемах, задавать вопросы, быть способными разговаривать. Научившись этому и работая над проектами, люди со временем начинают делать приличный дизайн. Дизайнер сразу становится мини-артдиректором.

Чтобы попасть в бюро, дизайнер должен быть талантливым и уметь генерировать импульсы, чтобы руководитель за ним не бегал. Например, руководитель отправил письмо с задачей и дальше забыл о ней. Исполнитель должен сам приходить и показывать. Он берёт ответственность за задачу, так как если он её не выполнит, всему бюро прилетит от заказчика.

Дизайнеры учатся писать код, текст, работать менеджерами, общаться с клиентами и управлять своим временем. В проекте люди выступают в разных ролях. Это не значит, что один человек делает в проекте всё (и работа на нём замыкается), но каждый умеет выступать в разных ролях.

Работают над клиентскими проектами, но стараются быть продуктовой командой. Клиентов мало, бюро делает для них одно и то же годами. Итерационная разработка.

Клиентов выбирают, чтобы они не только не были мудаками, но и чтобы у них было чему учиться, и чтобы с ними можно было работать долго.

У каждого есть право сказать «нет». Например, дизайнер не хочет работать с конкретным клиентом. Так вовремя можно получать сигнал, что что-то не так: с руководителем клиент — зайка, а с дизайнером ведёт себя некорректно.

«Всё держится на таких мельчайших соплях», что если что-то пойдёт не так, проблема всплывёт моментально. Никто не успевает накопить обиду, управленческий долг, когда переговоры зашли в тупик, и так далее.

Если есть проект, но под него надо взять ещё 3 дизайнеров и 10 разработчиков — проект не берут. Растут только когда есть готовые внутренние ресурсы. Подбирают проекты под команду (на момент записи это 7 человек).

Сразу говорят клиентам: «Мы вовремя делать не умеем, можем поделать для вас сайт и периодически выкатывать новые версии. Мы распиздяи, но мы делаем вещи. Мы показываем это в самом начале и не работаем с клиентами, которые этого не понимают».

Зарплат нет. Есть открытая информация о деньгах в проектах. Люди, которые делают эти проекты, распределяют эти деньги. Есть подсказки, как это делать, но всё держится на персональном представлении о справедливости того человека, который координирует проект на конкретном этапе (дизайн, разработка).

Всё это нельзя внедрять частями, эти принципы работают только целиком. Информацию о деньгах нельзя открывать тем, кто не успел поработать в разных ролях и не понимает, из чего складывается успешный проект. Без этого каждый считает свою роль главной.

Для мелких трат у всех есть доступ к расчётному счёту. Единственный риск — человек недооценит свою работу и будет просить слишком мало. Чтобы человек хорошо распределял деньги, он должен быть хорошо проинформирован. Координатору проекта Евгений продаёт свои услуги артдиректора. Это внутренний рынок.

Есть полочка, на которую надо отложить 20-25% от бюджета проекта. С неё можно брать деньги на развитие, обучение, компенсации ударов судьбы, офис и поездки (когда они были). На маркетинг трат сейчас нет. Если на полочке что-то пролежало 2 месяца и осталось невостребованным, это прибыль, которую забирает Евгений. Это мотивирует работать над развитием бюро на длинной дистанции.

Бюджет проекта не влияет на процесс. Всегда надо следовать своему дизайн-процессу и делать хорошо. Но и брать за свою работу надо по-максимуму.

Каждый сотрудник бюро — индивидуальный предприниматель, но не только в юридическом смысле. Каждый может делать свои проекты, предпринимать что-то, работать в других неизвестных командах (например, пока буксуют проекты бюро), со своими клиентами.

Способ удержания людей в команде — неоткуда уходить. Нет ни одного фактора, из-за которого сотрудник захочет уйти. Можно зарабатывать внутри бюро и вне. Поедете в другую страну — никто об этом даже не узнает.

Это не рецепт организации работы, это образ жизни. «Мы хотим играть, а не искать баланс между работой и жизнью». Этой схеме работы примерно 2 года, к которой пришли от более классического фриланса с помощниками.

Может показаться, что всё завязано на Евгении, но это не так. Проект всегда можно поручить команде с отдельным руководителем, и выгрузить его из своего головы.

Заботливый менеджер

Классная черта любого лидера — умение подбодрить команду, когда тяжело, и отметить успехи, когда они были.

Материальная мотивация — это то, что итак ожидаемо. С момента подписания трудового договора все уже ждут подъёма зарплаты или премий за хорошую работу (а некоторые ждут повышений за любую работу).

Внезапная забота — это не ожидаемо и всегда приятно.
Я помню, как на прошлом месте работы директор повёл нас в кафе после сдачи сложного госпроекта, к презентации которого готовились до 3 ночи. Это было лет 10 назад. Но я уже не особо помню тяжесть, с которой мы тогда столкнулись.

Или как-то мы делали очень сжатый по срокам проект и к концу срока проекта работали уже без выходных по 12 часов. В последний день срока, переходящий в ночь, я сходил и купил пирожные всей команде. Остановились, попили чая, поболтали и продолжили. Все взбодрились и потом долго вспоминали пирожную паузу. Может и сейчас помнят.

В общем, всегда надо положительно отмечать итоги тяжёлой работы — именно это запомнят, а не только усталость и желание больше не связываться.

Почему так? Ответ есть у психологов 🙂 Даниэль Канеман, в книге «Думай медленно... решай быстро» описывал опыт про вспоминающее «я».

Перескажу кратко.
Подопытному надо было пройти три теста «холодная рука».
Поочерёдно левую руку опускали в один сосуд с водой, а правую в другой. Вода была холодная: 14 градусов Цельсия. Вызывает болевые ощущения, но не сильные.

Левая рука находилась в холодной воде минуту, а потом её доставали и вытирали.
Правая рука находилась в холодной воде тоже минуту, но потом незаметно в воду добавляли тёплой воды и рука ещё 30 секунд была в воде. Тёплая вода подогревала воду всего на 1 градус, но этого было достаточно, чтобы ощутить снижение болевых ощущений.

Потом подопытным говорили — какой же эксперимент ты выберешь третьим: тот, который был для левой руки, или тот, который был для правой? 80% среди тех, кто почувствовал снижение боли, выбрали эксперимент с правой рукой. То есть они были готовы терпеть столько же боли, что и левая рука, но ещё и 30 секунд с небольшим уменьшением.

👉 От внезапной заботы люди готовы сделать больше и лучше

Dropbox оппубликовала пару новых материалов на своем ресурсе dropbox.design.

Один из них про ментальные модели, которые могут быть использованы для решения задач, принятия решений и коммуникации.

Наверняка большую часть из них вы уже слышали или использовали, но беглый опрос показал, что многие про эти модели слышали, но до практического применения так и не доходило.

---

Ниже просто приведу часть моделей, перечисленных в статье, так скажем, для закрепления:

1) Первоначальный принцип
Заключается в разборе задачи на основные элементы, которые лежат в основе задачи, их реконфигурации и сборке в финальное решение. (см. примеры в статье)

2) Инверсия
Заключается в рассмотрении сценариев ровно противоположных желаемому результату. Формируется образ «антирезультата» и, отталкиваясь от него, формируется путь поиска решения.

3) Лестница абстракций
Используется для поднятия на уровень абстракции выше, чтобы «увидеть лес за деревьями». Начинается с отправной задачи, от которой можно опуститься ниже для детализации, либо подняться выше для поиска альтернативного решения. Для погружения вниз стоит использовать вопрос «Как». Для уход на уровень выше стоит использовать вопрос «Зачем».

Хороший маршрут здесь — подняться от текущей задачи на уровень выше, спросив «зачем», а потом с верхнего уровня пойти в параллельную сторону внизу, спросив «как». (см. примеры в статье)

---

Это только часть моделей, описанных в статье, которые относятся к решению задач. В самом материле есть еще модели для принятия решений и коммуникации.

Я рекомендую самостоятельно глянуть полную версию статьи, там и с примерами проще понять, о чем речь, и более подробное описание можно почитать — https://dropbox.design/article/mental-models-for-designers