И ещё немного про воздействие технологических компаний на реальность

И ещё немного про воздействие технологических компаний на реальность

Когда департамент информационных технологий Москвы выпускает приложение для отслеживания людей на карантине — все подшучивают и ставят одну звезду в сторе.

Когда два главных олигополиста на рынке мобильных операционных систем объявляют о создании глобальной системы слежения — здесь не отделаться низкой оценкой:

Google and Apple are announcing a joint effort to enable the use of Bluetooth technology to help governments and health agencies reduce the spread of the virus, with user privacy and security central to the design.

Красивая история ↑

Фактическая реализация ↓

Apple and Google will be launching a comprehensive solution that includes application programming interfaces (APIs) and operating system-level technology to assist in enabling contact tracing. Given the urgent need, the plan is to implement this solution in two steps while maintaining strong protections around user privacy.

Одна из тем общественной дискуссии, про которую стоит не забывать — это ненулевая вероятность, что эти условно оперативные решения останутся с нами навсегда.

Мир, который раньше описывали как антиутопию приобретает вполне осязаемую технологическую платформу.

У меня нет сомнений, что огромные корпорации, выскоблившие свои рынки, вынуждены искать новые.

Рынок поведенческой, геолокационной и биометрической информации — это, возможно, то, о чём мы не так много думали, радуясь сканеру отпечатка пальца, разблокировке смартфона лицом и голосовым помощникам.

Безусловно, сама по себе технология нейтральна.

Моральная дилемма лежит в плоскости её применения и последующей монетизации.

Coming soon, как говорится.

https://www.apple.com/newsroom/2020/04/apple-and-google-partner-on-covid-19-contact-tracing-technology/

Когда нужно назвать новый продукт в России, заказчики часто топят за латиницу

Особенно когда продукт точно не получит даже туристическую визу и в жизни не пересечёт границу. Просто так «интереснее звучит, моднее, лучше передаёт суть, нам так нравится».

Но зачем? Почему? За что? Чем моднее? Просишь рассказать об этой шкале, по которой измеряется интересность. Поделиться сутью. В ответ тишина — так же часто, как люди уверены в латинице.

В такие моменты я раньше волновался и начинал блеять что-то вроде «девяностые прошли, мы не бумеры, капитализм на Руси больше не такой дикий, люди отличают булщит от нормальной темы». А потом я расслабился и придумал угорать по существующим брендам.

Представьте себе, что есть мир, в котором Стив Джобс в какой-то момент сказал: «Apple не круто». Ну чмошный английский же. Латиница эта — всего 26 букв в алфавите, ваще фу, дно и скудоумие. Английские слова — кому они впёрлись ваще. Давайте назовём компанию хотя бы Yabloko. А лучше даже Яблоко, чтобы вообще никто ничего не понял! Ну смысл — он же для нас, для основателей.

В том же мире, где Aifony выпускает компания Yabloko, нет всего того говна, которое для англоговорящих звучит стрёмно — Microsoft, International Business Machines, SpaseX, Facebook и многих других. Всё названо нормально — либо вообще на чужих для основателей языках, либо набрано более модными чужими буквами. В транслитерации.

И это модный мир, который иногда немного прорастает в наш. Например, в «Заводном апельсине» британца Бёрджесса подростки говорят на сленге nadsat (вроде от «одиннадцати»). В их лексиконе есть слова moloko, droog, malchik и другие. В том мире cyka blyat — не мем, а обычное дело. И вообще он клёвый.

Обзор книги Runing Lean

Недавно прочитал Runing Lean от Ash Muraya поделюсь впечатлениями.

Основная мысль завязана на запуск новых продуктов. Подход разложен на конкретные этапы: анализ потребности, запуск и выход на положительную экономику.

Внутри вам предлагают посмотреть на свой будущий продукт через Lean Canvas. Это таблица/шаблон, которая позволяет последовательно отвечать на ключевые вопросы. Ниже под постом положил сам канвас. Если читали Остервальдера с его бизнес моделями, то это версия немного с другого ракурса.

Довольно круто в книге разложена часть про интервью. Интервью проблемные, которые помогают провалидировать потребность и интервью решения, когда обстукиваешь то, что собрал о людей.

Как это работает

Берешь из книги анкету и идешь в поля, спрашивать у людей, что болит. Потом возвращаешься, пилишь прототип и снова к ним уже с решением. Валидируешь подходит или нет и в разработку.

Читается легко, текст разряжен, схем и примеров хватает, чтобы въехать. Рекомендую.

Евгений Арутюнов рассказал, как устроено дизайн-бюро «Интуиция».

Каждое правило работы бюро Евгений оценил с позиции «а буду ли я его выполнять?». В итоге решил, что ни у кого не будет режима и места работы (все работают удалённо), утренних стендапов, обязательства в течение получаса ответить на письмо или ответить на незапланированный звонок.

У каждого должна быть своя дисциплина. Все обязательства «по умолчанию» отменены, но если сам что-то пообещал — выполняй. Административная свобода и творческая диктатура.

Первым делом учит людей не тупить, коммуницировать, вовремя говорить о проблемах, задавать вопросы, быть способными разговаривать. Научившись этому и работая над проектами, люди со временем начинают делать приличный дизайн. Дизайнер сразу становится мини-артдиректором.

Чтобы попасть в бюро, дизайнер должен быть талантливым и уметь генерировать импульсы, чтобы руководитель за ним не бегал. Например, руководитель отправил письмо с задачей и дальше забыл о ней. Исполнитель должен сам приходить и показывать. Он берёт ответственность за задачу, так как если он её не выполнит, всему бюро прилетит от заказчика.

Дизайнеры учатся писать код, текст, работать менеджерами, общаться с клиентами и управлять своим временем. В проекте люди выступают в разных ролях. Это не значит, что один человек делает в проекте всё (и работа на нём замыкается), но каждый умеет выступать в разных ролях.

Работают над клиентскими проектами, но стараются быть продуктовой командой. Клиентов мало, бюро делает для них одно и то же годами. Итерационная разработка.

Клиентов выбирают, чтобы они не только не были мудаками, но и чтобы у них было чему учиться, и чтобы с ними можно было работать долго.

У каждого есть право сказать «нет». Например, дизайнер не хочет работать с конкретным клиентом. Так вовремя можно получать сигнал, что что-то не так: с руководителем клиент — зайка, а с дизайнером ведёт себя некорректно.

«Всё держится на таких мельчайших соплях», что если что-то пойдёт не так, проблема всплывёт моментально. Никто не успевает накопить обиду, управленческий долг, когда переговоры зашли в тупик, и так далее.

Если есть проект, но под него надо взять ещё 3 дизайнеров и 10 разработчиков — проект не берут. Растут только когда есть готовые внутренние ресурсы. Подбирают проекты под команду (на момент записи это 7 человек).

Сразу говорят клиентам: «Мы вовремя делать не умеем, можем поделать для вас сайт и периодически выкатывать новые версии. Мы распиздяи, но мы делаем вещи. Мы показываем это в самом начале и не работаем с клиентами, которые этого не понимают».

Зарплат нет. Есть открытая информация о деньгах в проектах. Люди, которые делают эти проекты, распределяют эти деньги. Есть подсказки, как это делать, но всё держится на персональном представлении о справедливости того человека, который координирует проект на конкретном этапе (дизайн, разработка).

Всё это нельзя внедрять частями, эти принципы работают только целиком. Информацию о деньгах нельзя открывать тем, кто не успел поработать в разных ролях и не понимает, из чего складывается успешный проект. Без этого каждый считает свою роль главной.

Для мелких трат у всех есть доступ к расчётному счёту. Единственный риск — человек недооценит свою работу и будет просить слишком мало. Чтобы человек хорошо распределял деньги, он должен быть хорошо проинформирован. Координатору проекта Евгений продаёт свои услуги артдиректора. Это внутренний рынок.

Есть полочка, на которую надо отложить 20-25% от бюджета проекта. С неё можно брать деньги на развитие, обучение, компенсации ударов судьбы, офис и поездки (когда они были). На маркетинг трат сейчас нет. Если на полочке что-то пролежало 2 месяца и осталось невостребованным, это прибыль, которую забирает Евгений. Это мотивирует работать над развитием бюро на длинной дистанции.

Бюджет проекта не влияет на процесс. Всегда надо следовать своему дизайн-процессу и делать хорошо. Но и брать за свою работу надо по-максимуму.

Каждый сотрудник бюро — индивидуальный предприниматель, но не только в юридическом смысле. Каждый может делать свои проекты, предпринимать что-то, работать в других неизвестных командах (например, пока буксуют проекты бюро), со своими клиентами.

Способ удержания людей в команде — неоткуда уходить. Нет ни одного фактора, из-за которого сотрудник захочет уйти. Можно зарабатывать внутри бюро и вне. Поедете в другую страну — никто об этом даже не узнает.

Это не рецепт организации работы, это образ жизни. «Мы хотим играть, а не искать баланс между работой и жизнью». Этой схеме работы примерно 2 года, к которой пришли от более классического фриланса с помощниками.

Может показаться, что всё завязано на Евгении, но это не так. Проект всегда можно поручить команде с отдельным руководителем, и выгрузить его из своего головы.

Возвращение

Всем привет! За время отсутствия я сделал две крайне важные для меня вещи — закончил британку и сменил работу. Этим и была обусловлена пауза на канале, но теперь я полон решительности завершить начатое и рассказать чем закончилась история моего обучения.

На чем мы остановились?
Оборачиваясь назад хочется отметить, что защита прошла очень неплохо. По ощущениям у нас не было идеального проекта и команды, но нам удалось правильно расставить акценты и в итоге презентация выглядела как законченная история. Но об этом чуть позже.

В ближайшие дни я разберу историю нашего проекта до конца (да да, это будет потерявший актуальность рассказ про исследование и работу над визуальной концепцией), но зато после я расскажу непосредственно про сам процесс обучения, а также попрошу дать такую же обратную связь ещё нескольких одногруппников. Так что если вы сейчас думаете о том, стоит ли идти в британку, то эта информация будет для вас полезна.

Прежде чем продолжить, для самых искушенных быстрые ссылки на прошлые серии:

Про бриф, особенности бизнес модели и большое легаси профиру — https://t.me/bukhtiyar/88

Дальше история продолжается рассказом о том, как мы примеряли сервис на себя и познали проблему курицы и яйца — https://t.me/bukhtiyar/88

Ну и как же без классической истории поиска решения — взяться за все проблемы сразу, чтобы в итоге найти одну самую большую и важную — https://t.me/bukhtiyar/88

А дальше я начал рассказ о том какие исследования мы провели и какие инсайты получили. Успел затронуть историю нашего заказа качестве клиента профиру, а также о том насколько непросто выманить мастеров для интервью — https://t.me/bukhtiyar/112

Закончилось все на предательском «Про полученные инсайты и конкурентов расскажу завтра.» 😂
Ну и вот спустя два месяца пожалуйста — история про конкурентов.

Вы правы, мало кто пройдет по ссылкам, поэтому вот, совсем краткий синопсис предыдущих серий:

Погрузившись в тему мы решили сфокусироваться на проблемах специалистов, так как в сервисе давно назрел вопрос о том, чтобы улучшить их пользовательский опыт.
Это связано с желанием снизить порог входа, чтобы привлечь больше специалистов в сервис, а также с переходом к модели обратного аукциона, чтобы автоматизировать процессы и отказаться от армии администраторов.

Три снайперские техники дизайна

Три снайперские техники дизайна

Сначала переформулировать задачу. Описать задачу в понятных и простых понятиях. Человеческие проблемы, главное и второстепенное, причины и следствия. Затем описать задачу в пяти словах. Например, «создать удовольствие знакомства с новостями» или «помогать человеку выбирать только нужное» и подобное. Формулировка — ясность мысли. Чтобы правильно объяснить себе цель и задачу нужно досконально изучить поведение людей, мотивы, привычки и то как уже реализуются потребности людей в повседневности.

Второе. Сразу выделить, собрать самые очевидные решения, самые первые гипотезы. В этих идеях все сила и вся банальность будущих решений. Собрав вместе все очевидные, привычные идеи и гипотезы решений — двигайтесь в самом радикальном направлении решений, что возможно сам дизайн не потребует дополнительных усилий и ресурсов. Всегда думайте о легкости и простоте решения как о самой радикальной форме. Старайтесь сразу идею оформить так, чтобы можно было ее проверить. До того как спросите у коллег — спросите о решении у людей для которых вы создаёте дизайн.

Третье. Создавайте альтернативы визуального решения. Много разнообразных форм графики. Все, что способно увлекать человека , привлекать взгляд, быть зрительно необычным, но при этом знакомым по потенциальным возможностям функциональности. Самые простые решения в дизайне — на вершине огромной горы эскизов. Каждый визуальный приём, цвет, положение в макете, шрифт, форму — объясняйте смысл. Почему так? Почему это будет помогать? Как это улучшит впечатление человека?

Это три простые техники. Очевидные и простые. Но с ними не промахнешься.