Gmail: про эксклюзивность

Gmail: про эксклюзивность

Сегодня про то, как с помощью эксклюзивности привлекается база пользователей в продукт.

В 2004 году Google запускает бета-тестирование своего почтового сервиса Gmail, но делает это весьма интересно. Чтобы получить доступ, тебя должны пригласить. У одного пользователя было только одно приглашение.

Вокруг сервиса образовалась такая шумиха, что дело доходило до безумия. Народ продавал инвайты на Ebay от $65 до $125 за штуку. Те, кто получал заветное приглашение, чувствовали себя избранными.

По итогу сервис привлек большую аудиторию и выпустил версию для всех.

Мясо

Прием эксклюзивности или чего-то "закрытого" применяется часто. Из известных у меня на памяти: Лепра и Аура Яндекса. Помню, как в ленте фейсбука все клянчили друг у друга приглашения.

Люди активно реагируют на то, что ему недоступно. Принцип дефицита позволяет создать дополнительную ценность продукта и привлечь внимание. А что делать уже с этим вниманием дело ваше.

Посмотрите на свои продукты. Можно ли к ним применить принцип эксклюзивности?

После того, как вы нашли элемент, вы можете узнать его содержимое и свойства, а таке поменять их

let el = document.querySelector(".someClass");
el.innerText // текстовое содержимое
el.innerHTML // HTML-разметка содержимого
el.outerHTML // полная HTML-разметка
el.offsetWidth // ширина, аналогично Height
el.offsetLeft // координата левого угла
// и так далее

Назначенные узлу стили можно узнать через свойство sytle:

el.style.color // цвет текста

Но в нём содержатся только те CSS-свойства, которые назначены непосредственно узлу. Чтобы узнать все свойства, которые получил узел из CSS-стилей, потребуется более сложная конструкция:

getComputedStyle(el).color // цвет текста

Если захотите узнать более сложные свойства, то не забудьте преобразовать их названия в camelCase. Например: background-color → backgroundColor;

Подробнее в видео: https://youtu.be/kM8YAhsaHfE
И в примере с кодом: https://codepen.io/detepr/pres/mQqKZO

Защита прошла!

Студенты MAD #5 защитили свои проекты! Ребята молодцы: проделали огромную работу, ответили на вопросы жюри, волновались, конечно, но прошли этот важный рубеж.

Что ж, теперь можно обсудить, что ребята показали жюри, и чем эта защита отличалась от прошлых.

Во-первых, защита выпала на рабочий день. Из плюсов — пришли действительно заинтересованные зрители, и такой свободный зал не так сильно шумит и пугает во время выступления. Однако, это же и минус — всё же приятно, когда зал заполнен продактами и дизайнерами из крутых компаний, которых ты можешь заинтересовать.
Во-вторых, некоторые проекты были из смежных областей: спорт, мотивация, искусство, здоровье. К счастью, в ходе жеребьёвки они все перемешались.
В-третьих, приятно порадовал уровень визуала. Толи ребята все сплошь с графдизайнерским бэкграундом, толи они прокачались с Александром Ловягиным на блоке UI — как бы то ни было, результат получился красивым.

Теперь о самих проектах, точнее о тех, что зацепили.

Всех поразил проект Labyrinth Алины Русаковой (facebook.com/rusakova.alina) — приложение для горнолыжников и сноубордистов. Когда она выступала, и зал, и жюри были полностью поглощены, само собой, кто-то достал телефоны и снимал. И даже после защиты обсуждение проектов так или иначе заканчивалось её проектом. Если бы у нас были приз зрительских симпатий и признание выпускников, она бы унесла их оба.

Скажу честно, мне проект не сильно зашёл: я не горнолыжник, и сноуборд точно не моё, но Алина всё равно молодец.

А вот приложение для борьбы со словами–паразитами Tomato Word от Ани Васильевой (facebook.com/annvasiliska) однозначно мой фаворит. Все эти «эм», «и», «ну», «как бы», «собственно» и прочие — настоящая головная боль для тех, кто готовится к выступлению (Аня сама честно призналась, что была бы рада наличию такого приложения, когда готовилась к выступлению). Простое визуальное решение и платный режим со штрафом в 1₽ за каждое слово–паразит — это огонь.

Идём дальше. Кто бы мог подумать, что между кураторами и художниками нет чёткого канала коммуникации?! Оказывается, так и есть. Аня Пестич (facebook.com/anya.pestich) узнала, почему так происходит, и взялась решить эту проблему и свести их друг с другом в своём приложении re: art (жаль, не знаю, как и почему она докопалась до этой боли). Приятно, что она провела такой ресерч и смогла предложить решение проблем пользователей — именно так и должен работать дизайнер.

Ира Кухтерина (facebook.com/ira.kuhterina) нашла боль в том, что она сильно пала духом, пытаясь найти тему для своего проекта, и это сильно цепляет (год назад сам прошёл через такое же). Чтобы как-то с этим справиться, она создала Nevergiveapp (нейминг, кстати, огонь; у ребят на курсе с этим вообще хорошо) — приложение для поддержки и поднятия самооценки. Жюри очень высоко оценило степень проработки MVP, ведь она практически показала бета–версию, которую уже завтра можно протестировать на себе. Не могу сказать, что такое решение сработает (всё–таки эмоциональные состояния уникальны), но сам факт того, как много она сделала, впечатляет.

Остальные ребята тоже старались, и я мог бы продолжать и дальше, но у нас ограничение по времени (ba-dum-tss), поэтому ограничимся этим топ-4. Впереди у ребят второй семестр, где они будут работать в командах над проектами по брифам реальных заказчиков (даже самому интересно, что за проекты у них будут). Увидимся с ними и с вами уже в 2019 году!🎄

Монокультура

Что думал в начале 2019:
- Все мы — люди. Мы живём в разных странах и говорим на разных языках, но во многом мы очень похожи.
- Дизайн во всём мире делается людьми для людей.
- Ещё Стив Джобс рассказывал после своей поездки в Турцию: «Весь день я смотрел на молодых людей в Стамбуле. Они все пили то же самое, что и все остальные дети в мире, и на них была одежда, которая выглядела так, как будто её купили в Gap, и все они пользовались мобильными телефонами. Они были как дети где угодно. Меня поразило, что для молодых людей весь мир теперь один и тот же. Когда мы делаем продукты, нет такой вещи, как турецкий телефон или плеер, который хотела бы молодёжь в Турции, и который отличался бы от того, что хотела бы молодёжь в других местах. Мы теперь просто один мир.»

Что думаю в начале 2020:
- Действительно, границы культур стираются всё сильнее.
- Например, хипстерские кофейни выглядят абсолютно неотличимо во всех городах мира: что в Нью-Йорке, что в Гонконге, что в Нижнем Новгороде. Поищите в Пинтересте "coffee shop interior" — всё одинаковое, нельзя даже предположить, где сделаны фотки.
- То же самое происходит с Airbnb (https://www.theverge.com/2016/8/3/12325104/airbnb-aesthetic-global-minimalism-startup-gentrification). Владельцы квартир всё чаще стремятся сделать стандартный «стильный» интерьер, который придётся по душе усреднённому современному путешественнику. Но это начисто уничтожает уникальные культурные особенности стран и городов.
- Впрочем, чему тут удивляться. Миссия Airbnb: Create a world where anyone can belong anywhere (в моём вольном переводе: «создать мир, в котором каждый может чувствовать себя как дома где угодно»). Но что если я хочу чувствовать себя как дома у себя дома, а в путешествии хочу чувствовать себя как в путешествии?
- Эта равномерная одинаковость вызывает у меня всё меньше оптимизма.
- Что уж говорить про дизайн массовых цифровых продуктов, у которых за редкими исключениями никогда и не было признаков культурной идентичности. Большинство в лучшем случае стремятся соответствовать трендам.
- Думаю, что маятник всё же качнётся в другую сторону. Нам бы только перестать бояться быть собой (http://t.me/desprod/463).
- Если бы сегодня снова записывал ролик для «33 слова о дизайне (https://bangbangeducation.ru/movie/33)», он получился бы уже немного другим.

UX

В блок UX мы перешли из блока продукта, на руках у нас, к этому моменту, был список фич и примерное представление того, что мы хотим делать. На самом деле, только на блоке UX мы окончательно отпилили все, что нужно было отпилить и сфокусировались на решении одной конкретной задачи.

Блок UX ведет Антон Вдовиченко — очень крутой специалист, вероятно приз зрительских симпатий нашей группы достался именно ему. Антон знает ответ на любой вопрос, но лично для меня общение с Антоном было ценно благодаря тому, что в его лице я нашел собеседника и единомышленника на тему UX и смог задать многие интересующие меня вопросы. Так, на некоторых занятиях мы проводили UX разбор какого-нибудь приложения, и это были одни из самых интересных занятий для меня — крайне интересно копаться в неровностях существующих приложений и обсуждать лучшие практики с профессионалом своего дела.

Если продолжать тему про любимые занятия, то в первом семестре Антон в начале каждого занятия давал нам прокачку, после которой я теперь не боюсь сталкиваться с поиском быстрого и креативного решения любой проблемы. В этих прокачках нужно было очень быстро, за 10-15 минут, придумать, нарисовать и сделать бумажный прототип конкретной задачи. Например, придумать приложение по разделению счета в баре, по поиску собутыльника, приложение для знакомства в общественном транспорте, для настройки фортепиано и т.д. Круто, когда через 5 занятий до тебя наконец доходит алгоритм по которому нужно действовать, и ты начинаешь играться этими кейсами в своё удовольствие, но это уже отдельная история.
___________

Так вот, закончили мы исследовать наш продукт и настало время для конкретных действий. За блок UX нам было необходимо:

⁃определиться с парадигмой навигации (гамбургер меню, либо таббар);
⁃найти основную работу на которую пользователи нанимают наше приложение, воспользовавшись фреймворком JTBD;
⁃составить карту экранов;
⁃составить информационную архитектуру;
⁃нарисовать вайрфреймы экранов и собрать из них прототип;
⁃протестировать прототип;
⁃подготовить отчет по тестированию и внести правки.

После чего, в идеале, с протестированным прототипом и вайрфреймами мы должны перейти к блоку UI и начать поиск своего визуального языка…
___________

Но не все так просто. По ходу работы над вайрфреймами и прототипом очень остро встает вопрос какие ограничения у нас есть и какую конечную цель мы хотим достигнуть.

Проблема в том, что главный ограничитель наших требований — мы сами. Довольно сложно не уйти в частности и вовремя остановиться, расставив ограничения самим себе.

Например, в нашем приложении есть карточка заказа — как, без реальных бизнес метрик, определить какая информация важна, а какая нет? Нужен просто адрес или подробная карта? Как подать информацию об авторе объявления? Что из этого важнее и должно располагаться выше?

Все это можно спросить у заказчика, но скорее всего он не сможет дать исчерпывающего ответа. С такими вопросами в идеале нужно сесть всей командой — аналитики, разработчики, продакты и хорошенько рассмотреть каждую метрику, поднять статистику и т.д. Мы этого, конечно же не сделали, и не потому что не было желания, просто на это не хватало ни времени ни мотивации со стороны заказчика.

Так и остается — выдумывать ограничения самим, а отсюда соблазн сделать так как красиво, как лучше всего ляжет на макет.

Например, сначала мы сделали все макеты под роль дизайнера — дизайнер регистрируется в сервисе и хочет стать фрилансером. Собрали прототип и протестировали именно такой сценарий, в этом был и свой плюс, так как тестирование проходили в основном другие дизайнеры.
Но когда мы спросили заказчика — какая самая массовая аудитория специалистов, он ответил, что это репетиторы, мастера по ремонту и мастера красоты.
Получается, что правильно было бы выбрать один из этих трех типов специалистов. Мы подумали и выбрали мастеров ремонта, потому что в их кейсе встречается практически все элементы дизайна — и карта и шаблонные данные (площадь стяжки, тип пола) и текстовое описание вакансии. В итоге нам пришлось все перерисовать.

В этом есть минус обучения в британке — ты существуешь в определенном вакууме, с одной стороны вроде заказчик реальный, но в итоге получается, что реальность его очень условна. От заказчика остается только бриф, возможность ответить на уточняющие вопросы, ну и бредбук. На этом реальность данных в учебных кейсах кончается. И, возможно, все зависит от заказчика, но такая ситуация была плюс минус у всех.

Вот и получается, что решения которые на защите презентовали все команды были довольно поверхностные, и смотреть тут можно было либо на верхнеуровневое решение абстрактного кейса, либо на визуальный ряд.
___________

Подводя итог — на блоке UX каждая команда сначала придумывает бизнес ограничения, а потом героически их преодолевает.

Как глубоко вы копнете и как сильно заморочитесь с этими ограничениями — зависит только от вашей фантазии и размера сервиса, который нужно происследовать. Лично для меня это было проблемой, так как сервис большой и чтобы прийти к одному самому важному сценарию мне потребовалось провести много итераций и вникнуть во все процессы и параллельные сценарии.

Вадим Митякин написал о проектировщике в рамках продюсерского подхода к созданию цифровых продуктов

Задача проектировщика — найти наилучший способ организации системы с учётом технических возможностей и ограничений и того, как соединяются бизнес-требования с пользовательским опытом.

Проектирование — моделирование будущего продукта, работа с гипотезами о реализации тех или иных его частей.

Нет универсального навыка проектировать любые системы на любых технологиях для любых отраслей. За проектировщиком стоят:
— Реальный опыт создания систем, когда у него была возможность проверить разные гипотезы и узнать, как может вести себя система в реальной рабочей среде;
— Системный подход — поиск и своеобразные вычисления, за которыми стоят и прототипирование и способность смотреть на задачу с разных точек зрения.

Проектировщик — человек, имеющий привычку принимать решения. И имеющий достаточно смелости для этого.

Как состояться в профессии:
1. Насмотренность — знакомство с разными областями знаний;
2. Исследования — освоение выбранной области знаний;
3. Мастерство — использование своих знаний и создание новых областей знаний.

Продвинутые проектировщики с помощью исследований целенаправленно расширяют свой профессиональный актив. Они ищут решения интересных задач, которые могут пригодится в будущих проектах. Так насмотренность конвертируется в интеллектуальный актив, с помощью которого можно перейти от ресурсной бизнес-модели к модели знаний.

Исследования должны находиться за пределами других этапов проекта. Иначе вся присущая им неопределённость смешается с более предсказуемыми частями проектного процесса и породит в хаос.