Фабрицио Тейшейра и Тайо Брага написали, что может сделать дизайнер, чтобы цифровые продукты, над которыми он работает, становились этичнее.

Несколько цитат:

В погоне за кликами и просмотрами технические платформы ищут новые способы использовать человеческие инстинкты (стыд, лень и страх). Цифровой фастфуд обещает пользователям быстрое удовольствие, но оставляет после себя только экзистенциальный вакуум.

За последние несколько десятилетий мы помогли создать корпоративную культуру, которая систематически ставит краткосрочные выгоды выше долгосрочного здоровья продукта.

Хотя мы понимаем, что такая тактика — проектирование ради метрик — реально не всегда полезна, мы называем свои методы позитивно: взлом роста (growth hacking), геймификация и петли вовлечения. Мы стараемся не думать о возможных пагубных последствиях.

«Пока мы не начнём измерять то, что ценим, мы будем переоценивать то, что измеряем», — Ким Гудвин.

Представьте: девушка присоединяется к ЛГБТК-хору в колледже. Руководитель хора добавляет её в группу в Facebook, и Facebook автоматически делится этим действием в новостной ленте студента. Однако девушка ещё не рассказала семье о своей сексуальной ориентации. Могут ли продукты случайно нанести вред?

Несмотря на то, что тёмные паттерны приносят краткосрочные выгоды, эксперты сходятся во мнении, что внедрять их в бизнес — плохая идея. Первоначальный рост числа новых пользователей редко приводит к увеличению числа постоянных клиентов, поскольку обман подрывает доверие.

Мы знаем, что призывать к изменениям легче, чем их осуществить. Реальность корпоративного мира суровая и оставляет очень мало места для всего, что не приводит к краткосрочным бизнес-результатам. Дизайнеры имеют уникальную возможность запустить изменения, влияя на продуктовые решения, высшее руководство и самих пользователей. Чтобы в мире произошли изменения, которых мы хотим, нужно с чего-то начать самим.

https://awdee.ru/world-needs-a-tech-diet/

Евгений Арутюнов рассказал, как устроено дизайн-бюро «Интуиция».

Каждое правило работы бюро Евгений оценил с позиции «а буду ли я его выполнять?». В итоге решил, что ни у кого не будет режима и места работы (все работают удалённо), утренних стендапов, обязательства в течение получаса ответить на письмо или ответить на незапланированный звонок.

У каждого должна быть своя дисциплина. Все обязательства «по умолчанию» отменены, но если сам что-то пообещал — выполняй. Административная свобода и творческая диктатура.

Первым делом учит людей не тупить, коммуницировать, вовремя говорить о проблемах, задавать вопросы, быть способными разговаривать. Научившись этому и работая над проектами, люди со временем начинают делать приличный дизайн. Дизайнер сразу становится мини-артдиректором.

Чтобы попасть в бюро, дизайнер должен быть талантливым и уметь генерировать импульсы, чтобы руководитель за ним не бегал. Например, руководитель отправил письмо с задачей и дальше забыл о ней. Исполнитель должен сам приходить и показывать. Он берёт ответственность за задачу, так как если он её не выполнит, всему бюро прилетит от заказчика.

Дизайнеры учатся писать код, текст, работать менеджерами, общаться с клиентами и управлять своим временем. В проекте люди выступают в разных ролях. Это не значит, что один человек делает в проекте всё (и работа на нём замыкается), но каждый умеет выступать в разных ролях.

Работают над клиентскими проектами, но стараются быть продуктовой командой. Клиентов мало, бюро делает для них одно и то же годами. Итерационная разработка.

Клиентов выбирают, чтобы они не только не были мудаками, но и чтобы у них было чему учиться, и чтобы с ними можно было работать долго.

У каждого есть право сказать «нет». Например, дизайнер не хочет работать с конкретным клиентом. Так вовремя можно получать сигнал, что что-то не так: с руководителем клиент — зайка, а с дизайнером ведёт себя некорректно.

«Всё держится на таких мельчайших соплях», что если что-то пойдёт не так, проблема всплывёт моментально. Никто не успевает накопить обиду, управленческий долг, когда переговоры зашли в тупик, и так далее.

Если есть проект, но под него надо взять ещё 3 дизайнеров и 10 разработчиков — проект не берут. Растут только когда есть готовые внутренние ресурсы. Подбирают проекты под команду (на момент записи это 7 человек).

Сразу говорят клиентам: «Мы вовремя делать не умеем, можем поделать для вас сайт и периодически выкатывать новые версии. Мы распиздяи, но мы делаем вещи. Мы показываем это в самом начале и не работаем с клиентами, которые этого не понимают».

Зарплат нет. Есть открытая информация о деньгах в проектах. Люди, которые делают эти проекты, распределяют эти деньги. Есть подсказки, как это делать, но всё держится на персональном представлении о справедливости того человека, который координирует проект на конкретном этапе (дизайн, разработка).

Всё это нельзя внедрять частями, эти принципы работают только целиком. Информацию о деньгах нельзя открывать тем, кто не успел поработать в разных ролях и не понимает, из чего складывается успешный проект. Без этого каждый считает свою роль главной.

Для мелких трат у всех есть доступ к расчётному счёту. Единственный риск — человек недооценит свою работу и будет просить слишком мало. Чтобы человек хорошо распределял деньги, он должен быть хорошо проинформирован. Координатору проекта Евгений продаёт свои услуги артдиректора. Это внутренний рынок.

Есть полочка, на которую надо отложить 20-25% от бюджета проекта. С неё можно брать деньги на развитие, обучение, компенсации ударов судьбы, офис и поездки (когда они были). На маркетинг трат сейчас нет. Если на полочке что-то пролежало 2 месяца и осталось невостребованным, это прибыль, которую забирает Евгений. Это мотивирует работать над развитием бюро на длинной дистанции.

Бюджет проекта не влияет на процесс. Всегда надо следовать своему дизайн-процессу и делать хорошо. Но и брать за свою работу надо по-максимуму.

Каждый сотрудник бюро — индивидуальный предприниматель, но не только в юридическом смысле. Каждый может делать свои проекты, предпринимать что-то, работать в других неизвестных командах (например, пока буксуют проекты бюро), со своими клиентами.

Способ удержания людей в команде — неоткуда уходить. Нет ни одного фактора, из-за которого сотрудник захочет уйти. Можно зарабатывать внутри бюро и вне. Поедете в другую страну — никто об этом даже не узнает.

Это не рецепт организации работы, это образ жизни. «Мы хотим играть, а не искать баланс между работой и жизнью». Этой схеме работы примерно 2 года, к которой пришли от более классического фриланса с помощниками.

Может показаться, что всё завязано на Евгении, но это не так. Проект всегда можно поручить команде с отдельным руководителем, и выгрузить его из своего головы.

Культ своего бизнеса

Сейчас со всех экранов льется: «не работай на дядю», «работай на себя», «будь независим». Этими идеями пропитано все вокруг. 

Люди, наслушавшись историй успеха, решаются открыть предприятие и вдруг обнаруживают новые источники несвободы: клиенты, бумаги, продажи, налоги, кассовые разрывы, голод, тоска и безвестность.

Нищих и грустных фаундеров не меньше, чем румяных и счастливых наемников. 

Правда в том, что все люди и так работают на себя. Каждый человек предприниматель, что бы ни было написано в трудовой книжке. Каждый стремится увеличить доход, борется за долю рынка, воюет с конкурентами, сокращает издержки, ищет точки роста на рынке труда, услуг, товаров, продуктов, идей. 

Так называемая свобода хранится в голове, а не в правовой форме организации работы. 

Важно помнить об этом, когда очередной натужный коммерс с ютуба зовет тебя выйти из зоны комфорта. Возможно, тот рынок, на котором ты действуешь прямо сейчас, таит в себе большие перспективы. Достаточно посмотреть на него глазами предпринимателя.

Контраст

Хорошего дизайнера отличает способность чувствовать контраст. Другими словами умение отделять суть от фона. Другими словами навык управления вниманием.

Представим, например, скрин переписки. Один дизайнер выкладывает картинку, на которой имена собеседников замазаны пикселями, а другой постит скрин, на котором имена вырезаны так аккуратно, будто их там никогда и не было.

В первом случае часть внимания зрителей забирает интрига замазанных имен, во втором все внимание достается сути сообщений.

При этом не менее важен талант не тратить время на несущественные вещи, типа дизайна скринов переписки

В прошлых уроках я показывал как взять данные с сайта и вставить их в Скетч

На основе тех же данных можно быстро собрать прототип.

В современном JS для этого есть шаблонизируемые строки, их ещё называют «бэкти́ки» — по типу кавычек, в которые они берутся. Для простых прототипов больше не нужно искать фреймворки и шаблонизаторы. Если вы можете сверстать один элемент — вы можете легко сверстать и список на реальных данных.

Статья на Медиуме: https://medium.com/p/3153e280cfbf

Пример кода: https://codepen.io/detepr/pen/dmxYyX

Скринкаст: https://www.youtube.com/watch?v=gw-EaA2xAgc&t=25s

Евген Эсану прочитал обновлённую версию «Не заставляйте меня думать» Стива Круга и сформулировал рекомендации, которые могут пригодиться даже опытным дизайнерам.

1. Люди не читают, а сканируют. Дробите текст, выделяйте ключевые слова.
2. Создавайте явную визуальную иерархию. Делайте заметнее более важные объекты, группируйте связанные.
3. Не изобретайте колесо. Придерживайтесь сложившихся сценариев взаимодействия. Предлагая новое решение, прикиньте, во сколько (времени и усилий) обойдётся его внедрение.
4. Убирайте инструкции, интерфейс должен быть понятен без них. Если без инструкций не обойтись, смотрите пункт 1.
5. Учитывайте, что люди не знают, как работает ваш продукт, и не хотят разбираться.
6. Людям не так уж важны едва уловимые детали и эффекты в ваших продуктах. Убедитесь, что пользовательский сценарий полностью проработан, и полируйте дизайн после этого.
7. Не путайте фокус-группы и юзабилити-тесты. Первое — обмен мнениями и групповое обсуждение (например, продукта). Второе — наблюдение за человеком, который использует продукт.
8. Помните, что люди не похожи на вас. Принимая решения, не концентрируйтесь только на личных ощущениях.
9. Учитесь задавать правильные вопросы.
10. Пользователь не должен думать «где я», «с чего мне начать», «куда делось …», «что здесь самое важное», «почему они так назвали это», «это реклама или часть сайта?». Это отвлекает его от более важных вопросов: «Зачем я здесь» и «Что мне надо сделать».

В переводной статье почему-то нет ссылки на оригинал и даже его названия, так что стоит сослаться здесь:
— Перевод: https://usabilitylab.ru/blog/10-melkih-oshibok-v-dizajne-kotorye-my-po-prezhnemu-sovershaem/
— Оригинал: https://uxplanet.org/1cd5f60bc708