Еще один совет, который мне сильно пригодился, когда Nimax был еще совсем маленьким: «Наймите наконец HR-а!»

Еще один совет, который мне сильно пригодился, когда Nimax был еще совсем маленьким: «Наймите наконец HR-а!»

Как и в любой небольшой компании, мы c Максимом сами искали первых сотрудников и роль HR-а постепенно закрепилась именно за мной. Но когда сотрудников стало больше (30+), эта роль перекосилась в рекрутинг и превратилась в fulltime-работу. А мы этого не заметили.

С этого момента моя радость и удовлетворенность от работы резко снизилась, ведь поиски, собеседования и процесс найма стали занимать примерно 50% времени. Я начал очень нервно и тяжело переживать все уходы сотрудников и неудачные наймы, поскольку каждое такое событие становилось моей проблемой и обваливало все остальные виды деятельности.

Ну и конечно мы угодили в ловушку делегирования HR-роли. Ну кто же кроме нас найдет нужных нам сотрудников, подходящих под наши сложные вакансии и вписывающихся в корпоративную культуру. Конечно никто! Нужно искать самим. Глупые мы 🙂

После беседы с кем-то из конкурентов (не помню с кем именно), мы все-таки наняли HR-а, совмещенного с офис-менеджером. И это был для меня самый счастливый день на работе за долгие месяцы. Гора работы и напряжения спали с плеч.

Попытка найма HR-а удалась сразу, несмотря на совмещенную должность. Рекрутинг мы закрыли практически полностью. Через несколько лет у нас появился HR на полной ставке и мы начали закрывать более сложные HR-задачи. Чтобы разобраться в сути HR-деятельности, даже сделали вот такую карту:

https://www.nimax.ru/hr-map/

Но за 2020-й год мы подросли до 90 сотрудников и наш HR снова превратился в рекрутера под натиском потока вакансий. Сейчас в работе 11 вакансий и это чудовищно много, я мог вести не более 3-5-и. Поэтому мы начали поиски второго, младшего HR-а, но скорее на рекрутинг. Если вы знаете быстрого и толкового специалиста или желающего им стать – присылайте ко мне.

Ну а для меня отлаженная HR-роль в компании стала освобождением от стресса и негатива при заменах в команде. Такие события перешли из категории персональная катастрофа, в категорию стандартного события, обрабатываемого стандартным процессом. И это наверное самое главное.

Британка у всех на слуху, что же она из себя представляет?

Британская высшая школа дизайна, а в простонародье британка, готовит специалистов по множеству образовательных программ: от высшего образования до краткосрочных интенсивов. Я учусь на программе ДПО (дополнительного профессионального образования), по факту это профессиональная переквалификация, правда, поступить можно только с уже имеющимся диплом о высшем или среднем образовании, так как это образование дается дополнительно к уже имеющемуся.

Мы занимаемся во вторник и четверг с 19 до 22, и в субботу с 11 до 18.
Обучение очное, и это круто. Можно вновь почувствовать себя учеником: поднимать руку на занятиях, выполнять задания и хлопать выступающим.
Одна из фишек очного образования — коммуникация с другими студентами. Это здорово стимулирует — когда ты видишь, что большинство уже выполнили задание, то волей-неволей сам начинаешь шевелиться. И конечно, это новые связи и знакомства — одна из причин, по которой я пошел в британку.

В данный момент у нас во всю идет блок исследования — экспериментальный курс на 1,5 месяца. Введение подобного курса — это попытка адаптации обучения под динамично меняющуюся индустрию.

Многие из выпускников, скорее всего, будут работать продуктовыми дизайнерами, а работа над продуктом подразумевает постоянное исследование, построение гипотез и проверка их на пользователях.

И, даже если в непосредственные обязанности дизайнера не будет входить проведение исследования, он все равно должен понимать, в чем ценность этих исследований, чтобы, в случае необходимости, отстоять эти ценности внутри команды, либо перед бизнесом/заказчиком.

Анна Данилова написала о тире. То, что мы обычно называем просто «тире», — это длинное тире.

В зависимости от убеждений дизайнера, технических возможностей и характеристик шрифта, тире отбивается межсловными пробелами, тонкими пробелами или не отбивается вовсе.

Если говорить о характеристиках шрифта, например, в Arial у тире нулевые полуапроши (расстояние от края кегельной площадки до крайней точки рисунка символа), в других — авторы сознательно закладывают большие полуапроши, чтобы не отбивать тире вовсе.

В вебе всё усложняется тем, что набирать пробелы разных толщин с клавиатуры нельзя. При копировании из текстового редактора многие платформы заменяют специальный пробел на обыкновенный межсловный. В соцсетях и вовсе не получится пользоваться специальными пробелами.

Исторически длинное тире делалось размером с прописную М (поэтому оно называется Em dash). Некоторые иностранные типографы считают его слишком длинным и не используют в тексте. В современных шрифтах у тире бывают разные пропорции, а некоторые шрифтовики делают несколько типов длинного тире — «устаревшее» длинное, более современное покороче и т. д.

Короткое тире (En dash) в современном русскоязычном наборе чаще всего используется для обозначения числовых диапазонов, например 1990–1998. В текстах на английском короткое тире используется в любом диапазоне, даже если он набирается словами: October–November. Короткое тире в таких ситуациях не отбивается пробелами.

По русским правилам вёрстки тире не переносится на следующую строку, кроме случаев с прямой речью. Если тире стоит в начале строки, по правилам корректуры — это прямая речь. Поэтому в тексте тире стоит отбивать слева неразрывным пробелом.

https://type.today/ru/journal/dash

Массовый опрос с картой

Поскольку цель опроса — зафиксировать причины, по которым респондент находится в том или ином месте, то в идеале, необходимо иметь представление, откуда и куда он движется. Поэтому, когда позволяют условия исследования, полевикам выдаются бумажные карты, на которых они, во время анкетирования, помечают начальную и конечную точку движения респондента. Таким образом получается собрать наиболее достоверную информацию о передвижении людей.

Если при анкетировании процесс проходит полностью в электронном виде — в приложении, то при опросе с картой существующие инструменты уже не справляются, по этой причине, в данном методе, используются только бумажные карты. С этим связано и главное ограничение — оцифровка информации с бумаги отнимает кучу ресурсов. И, если исследование объемное, то на обработку большого количества данных может просто не хватить рук: в таком случае от использования карт отказываются. Но, даже когда исследование позволяет использовать этот метод, объем полученной информации достаточно велик, и для его оцифровки может потребоваться несколько недель работы одного исследователя.

С точки зрения человека, работающего в полях, наличие карты, так же, не делает его работу проще. Подсчет квоты и заполнение анкеты он производит на смартфоне, а чтобы отметить маршрут, ему приходится переключаться на бумажную карту.
Одной анкете соответствует один экземпляр карты (то есть полевик несет с собой 25 распечаток + резерв). На карте имеется уникальный номер, который необходимо внести в конце электронной анкеты, чтобы связать офлайн карту с онлайн опросом. Одновременно с этим, на бумажной карте полевик ставит свои инициалы, чтобы, в случае возникновения проблем, с ним можно было связаться.

В итоге, получается довольно много возни, во многом из-за этого полевики совершают ошибки: кто-то указывает две точки, не помечая, какая из них начальная, а какая конечная; другие торопятся и пишут неразборчиво; а кто-то вообще может забыть внести данные на карту.

Таким образом, массовый опрос с использованием карты является, пожалуй, одним из самых трудоемких методов, со стороны исследователей так уж точно.

По умолчанию

Что это такое
Эксперименты и исследования говорят, что наличие варианта по умолчанию увеличивает вероятность его выбора. Получается, с помощью этого эффекта дизайнеры могут управлять выбором пользователя.

Почему это работает?
Так уж вышло, что наш мозг по своей природе очень ленивый. Каждый раз сталкиваясь с выбором, он напрягается. Для минимизации усилий он более склонен к выбору по умолчанию.

Пример
Если вы делаете сайт благотворительного фонда, поставьте на главной странице форму пожертвования с 50-100 рублями по умолчанию: пользователь все еще сможет ввести любую сумму, но процент людей, пожертвоваших сумму по умолчанию, значительно вырастет.

Наше отношение к этому эффекту таково, что пользователей нельзя заставлять делать то, что вам нужно. Примите факт, что они свободны в выборе. Но можно помогать пользователю с выбором более полезных и правильных вещей.

Всё и сразу

Мы остановились на моменте, когда наша команда синхронизировалась с заказчиком насчет фронта работ: проблема номер один — регистрация новых специалистов, остальные сценарии имеют второстепенное значение.

С этого мы и начали — разделили работу на части: кто-то взял на себя регистрацию новых специалистов, кто-то занялся приложением для клиентов, а кто-то приложением для специалистов.

Тут важно отметить, что у профиру существует два приложения: одно для клиентов, которые с его помощью оставляют заказы, оно так и называется — PROFI.RU; второе — для специалистов, в котором они, те самые заказы находят, называется оно неоднозначно — Бэкофис (англицизм, набранный кириллицей, смысл которого, я уверен, не очень понятен широкой целевой аудитории сервиса).

Поработав над несколькими сценариями одновременно через какое-то время, мы поняли, что расходуем наши силы очень неравномерно — получалось, что мы делаем один и тот же сценарий с двух сторон (клиента и специалиста), это требовало полного понимания, какие проблемы мы вообще решаем и что хотим сделать. А это было невозможно, так как исследование и сбор инсайтов только начались. В итоге, на каком-то из занятий мы приняли волевое решение пока отказаться от неприоритетного сценария для клиентского приложения, чтобы сосредоточить все свои силы над решением проблем специалистов.

Это, к слову, отличная иллюстрация модели двойного алмаза, о которой я писал ранее https://t.me/bukhtiyar/74 — вначале мы взяли максимально большой охват проблем (стадия дивергентного мышления), а после углубления стали отсекать какие-то части (конвергентное мышление).

А теперь давайте подробнее разберемся в том, почему профиру сейчас важно развивать приложение для специалистов? Напомню, что сейчас регистрация занимает около недели.

Глобальная причина одна — увеличить базу мастеров. Но у неё есть два следствия.

Первое — получить больше мастеров в регионах. В Москве, и других больших городах, люди терпят многие проблемы с интерфейсом, так как специалистов много, и если кто-то не смог справиться с регистрацией, то найдется много тех, у кого было достаточно мотивации, чтобы пройти через все тернии. Но в регионах рынок холоднее и люди пассивнее, удобный интерфейс (в том числе быстрая регистрация) способен напрямую повлиять на рост базы пользователей.

Второе — смена бизнес модели в сторону автоматизации, путем отказа от администраторов и ввода системы обратного аукциона (подробнее я рассказывал об этом здесь — https://t.me/bukhtiyar/88). Но для корректной работы автоматического режима системы необходимо иметь большое количество пользователей — чем больше мастеров в системе, тем корректнее происходит распределение заказов, формирование цены заявки и т.д. В этом случае правильно построенные пользовательские сценарии, вкупе с быстрой регистрацией, будут способствовать вовлечению и удержанию новых мастеров.

Таким образом, все наши силы сосредоточились на решении проблем специалистов.