Про самоорганизацию

Про самоорганизацию

Пожалуй, самая важная трансформация, которая произошла со мной в части самоорганизации заключается в следующей смене парадигмы:
Как найти больше времени, чтобы всё успеть ➡️ Как успеть максимум за максимально короткое время.

Что меняется в концепции 👇

У каждого из нас есть бэклог: рабочие задачи, собственные инициативы и проекты, семья, друзья, обучение, чтение, спорт, сон, нормальное питание ...

Почти всегда у меня было много рабочих задач и задач по собственным проектам — я искал время, чтобы успеть максимум. Найти это время можно, пожертвовав другими задачами: сократив сон, время с семьёй, чтение, спорт и т.д.

В треугольнике "задачи, время, мой ресурс (эффективность)" я фиксировал задачи, а время растягивал.

Этот подход оказался неверным:
☹️ Волны успеваемости сменяются волнами апатии и прокрастинации.
☹️ Ощущение "я много работаю" позволяет чаще делать непроизводительные паузы-награды: соцсети и прочее.
☹️ Если растягиваешь время — меньше думаешь о производительности: она не в фокусе. Ну, посплю поменьше — зато, сделаю побольше.

В какой-то момент (не так и давно, на самом деле) я стал фиксировать не задачи, а время: у меня есть 8-9 часов на все рабочие задачи и свои инициативы. Успевай.

И тут началось самое интересное в самоорганизации:
🙂 Работаю над действительно важными задачами.
🙂 Острее ощущается ограничение времени: стал меньше отвлекаться на постороннее.
🙂 Делегирование и работа с подрядчиками заиграли новыми красками.
🙂 Думаешь больше о самоэффективности: больше мотивации точить пилу и выбирать максимально эффективные инструменты.
🙂 Не надо жертвовать важными нерабочими делами: семья, спорт, саморазвитие и т.п.
🙂 Появляются левел-апы и вызовы: а можно ли успеть всё не за 8-9, а за 6-7 часов?

Бывают дни, когда надо подольше поработать, но это не практика и каждый такой день — повод для ретроспективы на тему: почему не получилось зафиксировать время и как сделать, чтобы это не повторилось.

У меня появляются большие вопросы к людям, которые: "я работаю по 12-16 часов в день" — как долго они так могут работать и почему они считают это поводом для гордости?

В общем, смена парадигмы от "где найти время", на "как успеть за мало времени" позволяет иначе относиться к себе, как к ресурсу.

Нечто большее

В какой-то момент мы в команде стали думать о том, как приложение, которое способно автоматически определять проблемы с помощью дополненной реальности, можно выпустить в AppStore, чтобы любой пользователь мог его скачать и стать глазами исследователей, отмечая проблемы города. Правда, мы засомневались такой концепции: чем это лучше того же активного гражданина и прочих сервисов.

Продолжив обсуждение, мы подумали, а что, если это будут не просто случайные пользователи, которые перемещаются хаотично, и, возможно, находят проблемы, а мобильные полевики, которые получают конкретное задание и вознаграждение за его успешное выполнение. Любой из вас может скачать это приложение и получить задание. Например, выйти на конкретную территорию, пройти по определенному маршруту, быть внимательным и сделать столько-то записей.

То есть, построить процесс взаимодействия с приложением таким образом, чтобы пользователь шел по процессу, выполнял необходимые задания и получал за это вознаграждения.

Таким образом, получился бы сервис, который с одной стороны собирает заказчиков-исследователей: они назначают задания и указывают стоимость за их выполнение; а с другой стороны имеются исполнители — ребята полевики, которые заинтересованы заработать и прокачаться в урбанистике.

Для того, чтобы отфильтровать случайных людей, новичков или плохих работников предусмотрена система рейтинга: у каждого задания есть своя сложность, чтобы брать сложные и дорогие задания, полевику необходимо иметь хороший рейтинг. Он может повысить его выполняя задания вовремя, проходя инструктажи и тестирования.
Под эту концепцию можно подстроить не только наблюдения с дополненной реальностью, а вообще любой метод.

Представьте, что вы как заказчик, оставляете заявку и вам за считанные дни проводят целое исследование. Прелесть!

Насколько влияет самое первое письмо будущему работодателю на потенциальное трудоустройство

Осенью прошлого года мне довелось поучаствовать в любопытном исследовании. Ваня Васильев, руководивший в разное время дизайном Альфабанка и Scentbird, решил выяснить, насколько влияет самое первое письмо будущему работодателю на потенциальное трудоустройство.

Эксперимент проходил так:
- Ваня нашёл десяток примеров описаний вакансий продуктового дизайнера и скомпилировал из них усреднённый текст (https://research.mintblaster.com/#vacancy). Cамо по себе, кстати, интересное упражнение.
- Собрал группу из 16 экспертов (https://research.mintblaster.com/#experts) (в которую попал и ваш покорный слуга) — нанимающих дизайн-руководителей и руководительниц из Яндекса, Альфа-Банка, Почты России, Сбербанка, МТС, Mail.ru, Acronis, Miro, Revolut и других компаний.
- Сделал лендинг (https://research.mintblaster.com/) и предложил заинтересованным дизайнерам написать ровно одно письмо — такое, как если бы они по-настоящему хотели устроиться на работу. Всего удалось собрать 243 отклика, из них 228 человек отметили, что действительно искали работу.
- Дальше каждый эксперт отсматривал заявки дизайнеров-претендентов. Отреагировать на заявку можно было только кнопками «да» и «нет» — продолжил ли бы я общение с кандидатом на основании этого первого письма или отказал бы сразу. Практически Тиндер!
- Чтобы результаты были точнее, каждое письмо независимо оценивали минимум семь экспертов.
- В конце каждому кандидату пришла взвешенная оценка шансов оказаться приглашенным на собеседование на основании письма.

Получились такие результаты:
- Кандидаты распределились по нескольким группам по количеству положительных оценок экспертов:
- 3% — Все эксперты нажали «да».
- 8% — Больше 80% положительных голосов экспертов.
- 25% — От 50% до 80% положительных голосов.
- 22% — Между 30% и 50% положительных голосов.
- 40% – меньше 30% положительных голосов.
- (ещё 2% были отмечены как спам.)
- То есть по-настоящему сильных откликов — всего 11% (первые две группы). Это очень соотносится с моим опытом поиска дизайнеров.
- Почти половина всех откликов — 40% — очень слабые.
- Другая добрая половина (47%) попала в средние группы, когда голоса экспертов разделились.
- В среднем эксперты тратили 50 секунд на просмотр одной заявки (включая просмотр портфолио и вообще всех приложенных ссылок). Вот столько времени у письма есть, чтобы произвести впечатление.

Продираясь через десятки писем, я искал только одно: портфолио с хорошими работами (писал про это давным-давно (http://t.me/desprod/9)) и/или внятный свежий опыт работы над продуктами. Всё.

Остальное не важно. Длинные тексты, перечни навыков и дипломов, списки инструментов или интересов, желания и мечты — всё это больше мешает. Стаж работы вообще идёт во вред, если не подтверждается результатами.

Если вы начинающий дизайнер или почему-то не хотите или не можете показать результаты с последнего места работы — сделайте несколько фейковых проектов специально для портфолио. Например, редизайн Википедии или что-нибудь в таком роде.

Вот, кстати, Ксения Стернина, которая тоже была экспертом в Ванином исследовании, подробно рассказала про то, что стоит и не стоит писать в письме работодателю (https://blog.uxssr.com/2020/01/29/cover-letter-for-designers/).

Почитать полностью все результаты исследования можно тут (https://designer.mintblaster.ru/results). Там же Ваня проводит следующий эксперимент, в котором кандидаты могут рейтинговать друг друга. Кстати, по отзывам участников, когда они смотрят чужие письма и работы и сравнивают с тем, что написали сами, очень хорошо начинают понимать, как стоит писать и как не стоит.

Джон Коулман из Intercom посчитал, что на стартовых экранах популярных приложений в среднем 36% текста.

На примерах из исследования рассказывает о принципах контент-дизайна в Intercom. Принципы нужны, чтобы быстрее принимать решения и избегать повторяющихся ошибок:

1. Стремись к меньшему. Из двух вариантов, одинаковых по смыслу, предпочитай короткий.

2. Начни с «зачем». Всегда помни, зачем добавляешь слова.

3. Не заставляй думать. Используй слова, чтобы быть понятным, а не остроумным.


Джон пишет: слова настолько привычны, что обычно все забывают об их важности. И рассуждает о пользе выделения ресурсов и времени на интерфейсные тексты. Почитайте, если ваша задача убедить команду, что язык — не отвлечение.

Иногда рассказываю о продуктах с громкими голосами, которые помогают выделиться и вызывают эмоции: дерзкими, энергичными и вот это всё.

В интерфейсах не всегда надо выделяться. Чаще всего нужно просто донести информацию и писать нейтрально. Если вы про серьезные вещи, например, про деньги или здоровье, в ответственные моменты ваши попытки вызвать хорошие эмоции могут раздражать. Помогайте людям делать их дела и не отвлекайте от главного.

Нашла интервью (https://www.thatexplainsthings.com/the-invisible-voice/) о нейтральном голосе с Сарой Ричардз. Сара руководила контент-дизайном gov.uk, сайта правительства Великобритании. Интервью вот о чем:

«Нейтрально» — хорошее описание стиля gov.uk. Правительству легко звучать снисходительно или покровительственно, этого важно было избежать. Никто не приходит на сайт правительства, чтобы вдохновиться: это почти неприятность — здесь приходится платить деньги или разбираться с неинтересными делами. Нужно было как можно незаметнее и дать посетителям выполнить их задачи, не пытаясь превратить это в приятное занятие и не давая советы.

Команда никогда не писала «для всех». При том, что аудитория всего сайта — миллионы, аудитория каждой странички достаточно узкая. Вы не знаете свою аудиторию, если думаете, что пишете для всех.

Над голосом и тональностью не работали специально. Создавали весь контент, опираясь на данные исследований. И тональность естественно складывалась из решений, которые принимали: просто излагать факты, структурировать контент, писать так, чтобы людям было просто воспринимать информацию.

Когда пишешь кратко, рискуешь показаться грубым. Часто это даже не нужно менять слова — тональность сильно меняется от смены длины предложений и ритма.

Тестировали контент на страницах о сложном. На странице о мертворождении нельзя ошибаться: обобщать или делать предположения. То, что работает на самой сложной и деликатной странице, будет работать на остальных.