Про самоорганизацию

Про самоорганизацию

Пожалуй, самая важная трансформация, которая произошла со мной в части самоорганизации заключается в следующей смене парадигмы:
Как найти больше времени, чтобы всё успеть ➡️ Как успеть максимум за максимально короткое время.

Что меняется в концепции 👇

У каждого из нас есть бэклог: рабочие задачи, собственные инициативы и проекты, семья, друзья, обучение, чтение, спорт, сон, нормальное питание ...

Почти всегда у меня было много рабочих задач и задач по собственным проектам — я искал время, чтобы успеть максимум. Найти это время можно, пожертвовав другими задачами: сократив сон, время с семьёй, чтение, спорт и т.д.

В треугольнике "задачи, время, мой ресурс (эффективность)" я фиксировал задачи, а время растягивал.

Этот подход оказался неверным:
☹️ Волны успеваемости сменяются волнами апатии и прокрастинации.
☹️ Ощущение "я много работаю" позволяет чаще делать непроизводительные паузы-награды: соцсети и прочее.
☹️ Если растягиваешь время — меньше думаешь о производительности: она не в фокусе. Ну, посплю поменьше — зато, сделаю побольше.

В какой-то момент (не так и давно, на самом деле) я стал фиксировать не задачи, а время: у меня есть 8-9 часов на все рабочие задачи и свои инициативы. Успевай.

И тут началось самое интересное в самоорганизации:
🙂 Работаю над действительно важными задачами.
🙂 Острее ощущается ограничение времени: стал меньше отвлекаться на постороннее.
🙂 Делегирование и работа с подрядчиками заиграли новыми красками.
🙂 Думаешь больше о самоэффективности: больше мотивации точить пилу и выбирать максимально эффективные инструменты.
🙂 Не надо жертвовать важными нерабочими делами: семья, спорт, саморазвитие и т.п.
🙂 Появляются левел-апы и вызовы: а можно ли успеть всё не за 8-9, а за 6-7 часов?

Бывают дни, когда надо подольше поработать, но это не практика и каждый такой день — повод для ретроспективы на тему: почему не получилось зафиксировать время и как сделать, чтобы это не повторилось.

У меня появляются большие вопросы к людям, которые: "я работаю по 12-16 часов в день" — как долго они так могут работать и почему они считают это поводом для гордости?

В общем, смена парадигмы от "где найти время", на "как успеть за мало времени" позволяет иначе относиться к себе, как к ресурсу.

Ура! Переходим к поиску решения!

На этом долгий процесс описания нашего исследования закончен, самое время перейти к описанию решения, к которому мы пришли.
Но сначала пару слов о проведенном исследовании.

Я так подробно описывал процесс работы полевиков, потому что в этом и есть вся суть блока исследования — как можно глубже прокопать проблематику, максимально вникнуть в боль наших пользователей, понять в чем причина их бед.

И если делать определённый вывод, то можно сказать, что полевиков в целом все устраивает. Да, им иногда не очень удобно переключаться между бумагой и телефоном, в некоторых методах много мороки с обработкой данных — но при этом, их работа никогда не превращается в рутину, потому что люди приходят на проект и не занимаются этой работой на постоянной основе: если ты пришёл на месяц, то тебе, в целом, все равно, что за инструменты у тебя в руках, главное, что работа сделана, деньги получены и даже удовлетворение от того, что в результате твоей работы мир стал чуточку лучше, присутствует.

Совсем другая ситуация у методологов, которые постоянно озабочены тем, как оптимизировать процесс, потому что для них это каждодневный труд, рутина в которую они погружены с головой. Многие городские исследователи искренне увеличены своей работой, и буквально живут тем, как сделать процесс круче. Именно таким образом этот проект и попал к нам в руки — им не все равно.

На каждом проекте методологи испытывают боль от того, что полевые исследования проходят по тем же технологиям, что и двадцать лет назад.

Если говорить предметно, то самая неоптимизированная часть всей работы в полях — это массовый опрос с картой. На выходе исследователи получают кипу бумажных карт, каждую из которой необходимо обработать вручную. На подсчетах потоков исследователям приходит таблица в электронном виде, но при сборе информации полевики вынуждены держать в руках несколько инструментов и как-то успевать следить за потоками.

На наблюдениях, казалось бы, методологи получают готовый проект, который сразу можно анализировать, но сам процесс сбора информации (3 часа в полях) и дальнейшая её обработка (2 часа за компом) занимает немало времени у полевиков, при том, что они делают, в целом, бессмысленную работу: переименовывают каждую фотографию определенным образом, вставляют её в проект, который воссоздают по своим бумажным записям.

И если говорить про решение, то нам предстояло понять, возможно ли перевести эти методы в электронный вид, а если возможно, то в какой формат? Приложение, десктоп, веб сервис, а может проблема вообще не в сборе данных и её нужно решать на уровень выше? Или уже существуют технологии, которые позволят вовсе отказаться от полевиков?

Неочевидные проблемы связанные с бумажными картами

Человек с картой, который ходит по одной улице туда-сюда всегда вызывает внимание, но когда он делает это на протяжение нескольких часов внимание перерастает в подозрение.

Ребята, которые проводят исследования в городе, помимо описанных выше проблем с инструментами, нередко натыкаются на одну неожиданную проблему — их часто отвлекают посторонние люди: от компаний молодых людей разной степени веселости до полиции и охраны (на этот счёт у них с собой есть специальная справка о допуске к такого рода работам).

Пример, который я приводил выше, когда полевик фотографировал неправильно припаркованный автомобиль, вполне мог закончиться разборкой с водителем. Особенно яростно себя ведут таксисты. Приходится объяснять, что это городское исследование, и штраф не придёт. Договориться получается не всегда, нам рассказывали о случаях, когда такие ситуации доходили до рукоприкладства.

При опросах, полевики сталкиваются с другой ситуацией: когда начинаешь общаться с людьми на тему города, они часто воспринимают тебя как представителя власти и выливают все жалобы и пожелания на счёт своего района. Обязательно просят передать всё Собянину.

Давай ещё раз про созвоны

Давай ещё раз про созвоны

Я не планирую новые дела «на сегодня». Новое — только с завтрашнего дня. Это даёт мне шанс выполнить сегодняшний план. Если сегодняшний день не защитить от вторжения новых дел, такого шанса не будет. (Книга Марка Форстера «Сделай это завтра».)

Я не отвечаю на сообщения до 14. И не ставлю встречи до 14 с редкими исключениями. Это даёт мне шанс сделать что-то своё, что важно сделать именно мне. Другого способа у меня нет, проверял. В проекте может быть жопа, а я всё равно не отвечу — проектов много, а жизнь одна.

У тебя один проект или, может, два-три. У меня пять-десять. Ты можешь в какой-то момент мобилизоваться и отдать проекту больше сил. Я могу только «ходить по клеточкам», строго в рамках своего расписания и правил. Если я сломаю свой режим работы — сломаются сразу все проекты.

К тому же я старый.

Поэтому твой план, который подразумевает, что я приму работу в день, когда ты её впервые покажешь — сломан изначально. Даже если в работе всё хорошо (а там обычно не всё хорошо).

Единственный способ гарантированно получить ответ — забить встречу. «На завтра», или сразу на пару дней в течение недели.

Да чёрт с ним, можно и «на сегодня», прямо с утра, прямо в календаре — вдруг я смогу. В чате не отвечу, а встречу подтвердить или отбить это ок, потому что там невозможен какой-то последующий диалог.

Второй по верности способ — спросить «когда ждать ответа», получить обещание и если я не сделаю — медленно уничтожать меня, пока я всё не выполню.

А отправить ссылку в чат и ждать, что я сразу же посмотрю, или не забуду посмотреть потом — это способ не получить ответ.

Хорошая проектная практика

К хорошей проектной работе ведут обычные организационные практики, в которых должно особое внимание уделять творческому сопровождению мышления.

Иными словами сам проектный процесс разработки любого решения должен стимулировать мышление участников на естественное появление интересных идей и гипотез не в процессе мозговых штурмов, и специальных командных усилий, а быть естественной частью работы. Нужно формировать необычную практику работы с творческим сопровождением задач в дизайне.

Команда на брифинге по задачам проекта фиксирует понимание задач каждым участником. Причем каждый участник фиксирует свою задачу по проекту, свою специализацию компетентности и фиксирует задачи каждого из коллег, устанавливает связи совместных границ и ожиданий, предпочтений в построении рабочего процесса. Данные заметки сводятся в общий проектный документ в котором задача проекта распределяется на персональные задачи каждого и конкретные роли.

Создается единый борд не с референсами и примерами решений подобных задач, а более широкое культурное поле жизни людей для которых решение задачи принципиально. Отношения, ценности, объекты. Этнос. Культура, исторические аналогии и художественные атрибуты поколения, стиль жизни и не похожие по дизайну сущности, это, что люди соотносят с собой наравне с решаемой вами задачей.

Так рядом с интерфейсом банковского приложения оказывается и интерфейс телевизионной приставки, футболки с принтами, упаковки завтраков для детей, удобное кресло для пожилых родителей, книжки по личностному росту и женские романы, популярный американский сериал в переводе Гоблина и другие вещи определяющие очертания границ культуры, которые могут помогать определить степень приемлемости решений в будущем, образа мышления, привычек

Создайте хорошую подборку фильмов по тематике решаемой задачи. Документальные и художественные, короткие видео и телевизионные передачи. Просмотр таких материалов будет хорошо настраивать на мышление и воображение и служить более четкому пониманию задач и пониманию терминов, принципов, культурных особенностей с которыми вы работаете по проекту пусть даже косвенно.

Под каждый проект создавайте всей командой музыкальный плейлист из уникальных композиций, которые каждого из участников по-своему вдохновляют и настраивают. Делитесь этим плейлистом с командой, ведь музыка это достаточно значительная часть работы дизайнера. Музыка и вдохновляет и отсекает внешние раздражители, помогает поймать эмоциональный драйв.

Соберите в отдельную папку по проекту несколько книг по тематике, чтобы была возможность при необходимости хорошо познакомиться с предметной областью. Собирайте в отдельный файл хорошие, содержательные цитаты из этих книг, которые помогав работе над проектом, в понимании как задач так и обязательств разрабатываемого продукта. Документ с цитатами из книг, с мыслями авторов, поможет чуть позже, когда вы начнете собирать презентацию проекта и захотите точно акцентировать ваши выводы и тезисы в соответствии с внешними авторитетами.

Раз в неделю устраивайте проектную встречу с командой, где каждый расскажет про один рабочий тупик и способ его преодоления, пусть это даже простая оптимизация рабочего процесса. Обычно один проект вызывает в коллективе схожие трудности и организационной и идейной целостности, когда часть практик с прошлых проектов просто не работают как привыкли.

Хорошие фильмы, драйвовая музыка, правильно подобранные образы ценностей людей и границы нужной культурной традиции, привычек, символов могут быть отличными сопроводительными действиями стимулирующими интуицию и творческое мышление.

Наталья Стурза, автор канала @UX_sturzaman, рассказала, когда продуктам полезны UX-исследования:

1. Проверить идею, не создавая продукта. Хотели запустить маркетплейс для пенсионеров. Исследование показало, что люди старше 60 лет спокойно пользуются обычными интернет-магазинами.

2. Исправить запустившийся, но не сработавший продукт. Сервис показывал карту спортивных мероприятий, но продвигался на аудиторию с низким доходом, продаж не было. Составили портреты потенциальных пользователей и провели с ними кастдев. В итоге сосредоточились на сегменте спортивных путешественников и правильно донесли до них ценность сервиса.

3. Улучшить то, что работает. Клиенты банка заполняли юридически значимое поле «Назначение платежа» всякой белибердой. Юзабилити-тесты показали, что люди считают поле второстепенным и заполняют только затем, чтобы кнопка платежа активировалась. В итоге в плейсхолдере поля показали пример, и таких ситуаций стало на 30% меньше.

4. Сравнить между собой конкурирующие продукты или отдельные фичи.

5. Понять, сколько потенциальные клиенты готовы платить.

6. Найти ошибку в интерфейсе.

Исследования не пригодятся:

1. Сервисам про фан вроде MSQRD и сервисам-витаминкам вроде приложений для медитации. У них сложно выделить пользовательскую потребность или проблему.

2. Любым проектам в ситуации «Мы хотим, чтобы вы пришли и сказали, как решить наши проблемы». В этом случае лучше обратиться к консалтерам.

https://vc.ru/design/86942