Дизайн 21 века

Дизайн 21 века

Дон Норман в новом видео рассказывает о будущем дизайна и проблемах дизайн-образования:

https://youtu.be/7FJNsqoC4tI (https://youtu.be/7FJNsqoC4tI?fbclid=IwAR2L5_Q8sum7igZyKP2-VXXTWuh8dAC3vwU95yIP6-OeGRRJKxYFoWvGDLg)

«Дизайн 21 века»

1. Изначально дизайн пришёл к нам из века 20, когда дизайнеры преимущественно создавали физические объекты.

2. Сейчас же новый век, всё в компьютере → и поменялась профессия. Появились сервисы, а не только предметы.

3. Service design introduced two great components: journey map and service blueprint.

4. Откуда пришли эти навыки, где им учиться и какие из них необходимы?

5. Я посмотрел на лучших мировых дизайнеров и обнаружил, что лучшие — это физики, медики, инженеры, филологи...

6. Эти профессии дают широкое понимание мира → и потом это понимание мира уже применяется на практике.

7. В дизайн же образовании часто учат ремеслу, но не учат широкому пониманию мира. Мне хочется это изменить.

8. Хочется, чтобы дизайн-образование учило не только создавать новую систему освещения, что важно и классно, я люблю красивые объекты и не хочу это потерять.

9. Но представьте, что вас пригласили в отдалённую деревню в Индии, где нет электричества и водоснабжения, и вообще все довольно бедные. Как создать там водопровод и канализацию? Как бы вы к этому подошли?

10. Ещё большая проблема: как помочь другим сделать это? Какие у людей есть возможности и потребности?

11. Если бы меня попросили решить эту же проблему в отдаленном регионе Африки или Америки — здесь были бы другие решения.

12. Как мы обучаем дизайнеров будущего работать с культурой, понимать потребности людей? Какой информацией снабжаем, чтобы они могли принимать решения самостоятельно, а не следовать нашим указаниям?

13. Нам нужно иметь дело с экономикой, местными особенностями и политикой. Всё это во многом похоже на работу менеджера больше, чем на работу дизайнера.

14. Но именно дизайнеры лучше всего могут решить эти проблемы.

Дизайнеры думают широко.

Дизайн — это метод, а не набор компонентов.

15. Мы должны учиться работать с разными людьми из разных частей общества: политиками, местными жителями, медицинскими работниками или людьми, которые болеют.

16. Мы должны думать о том, что где-то разрывают город, чтобы проложить трубы, которые, возможно, и не нужны. Какие ещё есть решения?

Что насчёт воды?

Как получить чистую воду там, где нет электричества?

17. Это — будущее дизайна: работа над комплексными социо-технологическими системами.

Это то, чему мы должны учить молодых начинающих дизайнеров.

Вадим Митякин написал об индустрии создания цифровых продуктов — первая глава будущей книги о продюсерском подходе.

Индустрия — это экосистема. Большинство проектов реализуется несколькими компаниями, командами и отдельными специалистами в симбиозе. Клиенты обращаются в компанию, которая нанимает себе в помощь продакшн для разработки и т. п.

Типовая производительность в час — полная профанация. Точная предварительная оценка проекта невозможна в принципе. Всё зависит от конкретного проекта и конкретного специалиста.

Типы проектов:
1. Мозги — решение ранее неизвестных задач. Проект похож на исследовательскую работу и привлечённые специалисты должны быть опытными профессионалами, имеющими сложившийся подход к поиску нестандартных решений.
2. Седина — внедрение проверенных отраслевых или технологических наработок, которыми обладает компания-подрядчик. Например, программа лояльности в розничной сети. Компании, работающие над такими проектами, специализируются на определённых отраслях.
3. Процедуры — типовые задачи, с которыми могут справиться различные специалисты с заданной квалификацией. Например, разработка программных компонентов по детальной спецификации в уже определённой технологической среде.

Слабые специалисты не вытянут проект типа «мозги». Если крутые будут делать слишком простые проекты, разработка будет слишком дорогой, а специалисты потеряют мотивацию и покинут компанию.

Типы исполнителей:
1. Фармацевт (самый распространённый) — классический аутсорсинг. Клиент приходит со сформулированной задачей, исполнитель через некоторое время выдаёт результат.
2. Сиделка — агентства. Исполнитель интенсивно общается с клиентом, работа выстроена вокруг долговременных целей клиента.
3. Нейрохирург — системные интеграторы и технологические исследовательские центры. Похоже на фармацевта, но часто сутью задачи является выяснение, в чём именно заключается проблема клиента и поиск её решения. У задач — преимущественно технологический характер.
4. Психотерапевт — продюсеры ИТ-проектов. Клиент обозначает проблемы в бизнесе или возможные точки развития, а исполнитель помогает подобрать наиболее удачный способ решения.

Бизнес-модели:
1. Ресурсная — продажа труда специалистов по часам или проектам. Компания должна продать как можно больше ресурсов, что неизбежно приводит к типу проектов «процедуры» и формату работы «фармацевт» или «сиделка». Клиент всегда может сменить подрядчика. Подрядчики конкурируют ценой, уровнем специалистов и качеством менеджмента.
2. Продажа уникальных знаний — цена услуги формируется не себестоимостью, а ценностью для клиентского бизнеса.

«Любая компания с регулярными расходами пытается добиться регулярного поступления оплат от клиентов. А они возможны в случае, когда команда специалистов как можно дольше работает над одним и тем же проектом, и её состав не меняется. Именно с этим связана любовь компаний-разработчиков к скраму, т. к. у проекта нет разных по стоимости этапов, команда максимально однородна и специалисты взаимозаменяемы. Работа над проектом разбита на равные отрезки времени — спринты, за которые удобно выставлять регулярные счета. Дело как обычно в деньгах, а вовсе не в каком-то волшебном качестве скрама».

«Настоящее проектирование в руках профессионалов — это инструмент, который даёт возможность точно целиться в бизнес-цели проекта и дальше решительно действовать. Оно сокращает бюджет и сроки проекта: вместо поисков в темноте наугад проектирование как фары автомобиля освещает дорогу, по которой движется проектная команда. Проектированию предшествует этап анализа бизнес-задачи клиента. Если задачи не сформулированы, то проектирование не даст результата. Также оно связывает разных участников экосистемы».

https://mityakin.ru/paranoid-method-book-1

Мой ТОП UX-мракобесия

Бесит, когда:

  • Ты нажимаешь на кнопку, а она не реагирует. Ты жмёшь ещё пару раз. А потом оказывается, что с первого раза всё пошло и твои последующие нажатия применились к другим записям.
  • Не говорят, что функции платные. Ты что-то сделал в приложении, пытаешься завершить, а тебе — плати.
  • Нельзя войти через соцсети. Нужна сильная мотивация, чтобы пользоваться чем-то, куда нельзя входить через гугл, яндекс или facebook.
  • Нельзя отписаться от рассылки, не входя в личный кабинет.
  • Что-то само всплывает. Разрешите уведомления, Подпишитесь на рассылку, Я Ваш консультант, Акция-распродажа — мракобесы.
  • упой юмор в серьёзных приложениях. "Ой, кажется, что-то пошло не так. Дышите глубже" — это не смешно, когда ты деньги переводишь.
  • Отсутствие реакции на обратную связь. Напишешь в обратную связь, а тебе в ответ никакого подтверждения: получили или нет, когда ответите?
  • Когда только зарегался или поставит приложение, а тебя просят отзыв. Я могу только двойку сходу поставить. Дайте понять, куда попал.
  • Интерфейсные тексты написаны с ошибками. Что же там внутри тогда, если копнуть. Персональные и платёжные данные доверять не хочется.

Решительность и находчивость

Какое-то время назад я пообещал рассказать про мягкие навыки (soft skills), которые важны при работе в продуктовых командах.
В интернете полно информации про развитие soft skills и куча коучей, которые говорят, что помогут с развитием этих навыков. Я же поделюсь своими наблюдениями о том, что бывает, когда навык недоразвит.

Сегодня про решительность.

Википедия говорит, что решительность — это индивидуальное качество воли человека, связанное со способностью и умением (навыком) самостоятельно и своевременно принимать ответственные решения и упорно реализовывать их.

Получается, что решительный человек в состоянии самостоятельно принимать решения, реализовывать их и нести за них ответственность.
Боязнь принять ответственность за решение может снижать скорость, с которой двигается продукт или проект вперёд. Отсутствие решительности выглядит примерно так:

👎 Я проверил, но ты тоже посмотри, чтобы наверняка.

👎 Никто не говорил, что так можно делать.

👎 Я сделаю, но под твою ответственность.

👎 Я написал в поддержку, если не ответят за два дня, тогда позвоню.

👎 Обычно это делает Володя, поэтому я и не стал делать.

👎 Давайте соберёмся и обсудим.
...

Нерешительные коллеги могут порождать лишние итерации в работе: кто-то лишний раз смотрит, перепроверяет, ждёт. Создаётся дисбаланс и лишние трудозатраты. Если вы когда-либо сдавали дизайн или иную работу внешнему заказчику, то могли видеть, как нерешительность растягивает время. Если есть ЛПР, который решает — сдаётся быстро, а если есть коллективная ответственность — адская возня.

Задача лидеров направлять нерешительных коллег в решительное русло, выгонять их из зоны комфорта: сам проверь и подведи итог; а сам как думаешь?; позвони сразу в поддержку; Володи нет — сам сделай; не надо собираться — сам реши. Лидер должен решительно бороться с нерешительностью.

Я какое-то время писал статьи и публиковал их только в личный блог. Понятно, что мало прочтений (почти ноль), мотивация писать новое близка к нулю. Я не знал хорошо ли пишу или нет, но я знал, что есть только один способ это узнать — опубликовать статью в тематическом паблике. И вот в конце 2018 года я написал статью про способы onboarding пользователей и решился пригласить коллег из отрасли её почитать — запостил ссылку в UX club на Facebook.

Я переживал. Но пошли лайки и положительные комментарии, которые мотивировали меня писать ещё и звать коллег почитать. Теперь приглашать читателей в мои статьи стало для меня комфортным занятием — зона комфорта расширилась, пришла уверенность.
Конечно, обратная связь могла бы быть негативной. Но это тоже хорошо — я бы раньше понял, что незачем тратить время.

Прокачивали свою решительность и многие известные (теперь уже известные) люди. Например, знаменитый физик Лев Ландау был очень стеснительным. Но решил бороться с этим: в юном возрасте он привязывал к своей шляпе воздушный шарик и гулял так по Невскому проспекту в Ленинграде. Это было в начале 20-го века. Возможно, не решись он на такую прокачку он бы и не стал учёным, который мог сформулировать и реализовать самые смелые идеи.

В общем, решайтесь на расширение зоны комфорта не с понедельника, а сейчас. Если не попробовать, то и не получится.

Решительность хороша в связке с находчивостью, но об этом в следующий раз.

Питч. Основы.

В конце интенсива неделю назад (программа в инкубаторе состоит из недельного интенсива и последующих воркшопов до 2020) мы тренировались питчить. На нас даже пришли посмотреть внешние слушатели-инвесторы.

На питч отводилось строго 3 минуты. Обрисовывать (питчить) стартап придется бессчетное количество раз, поэтому в инкубаторе это первое с чего все начинается, последнее, что нас ждет на «Демо-дне» и самый частотный инструмент при общении с любым советником, партнером, инвестором и так далее.

Пр сути питч — это убедительная история, которая рассказывается снова и снова, часто в крайне сжатые сроки, обычно со слайдами за спиной.

Успешное выступление перед аудиторией (очевидно) совмещает спонтанность с хорошо отработанной механикой. То есть надо понимать, в каком порядке раскрывать компоненты истории для конкретной аудитории и ситуации (контекста), наизусть ничего заучивать, конечно же, не нужно.

Неплохо также заранее разобраться с какой стороны от экрана выгоднее всего стоять и вообще подумать про образ, но об этом отдельно. Я на прогонах тренировал только механику (к негодованию нашего тренера), а с историей выкладывался только на самом выступлении, мне так проще сохранять энергию.

Чем чаще практикуется рассказ — тем убедительнее он становится. Сначала с треском отваливается самая шелуха, потом фразы упрощаются для экономии времени, затем все это стачиваются друг об друга. В итоге остается либо ничего (ищите другую идею), либо только сама суть в красивой и простой форме.

Еще в процессе возникают модификации питчей: покороче, подлиннее, для своих, для разной другой публики. Суть всегда одна, компоненты просто меняют местоположение и размер. Набор этих компонентов известен и отточен годами на успехах и провалах стартап-тусовки. Отдельная тема. Продолжение следует.

Наталья Стурза, автор канала @UX_sturzaman, рассказала, когда продуктам полезны UX-исследования:

1. Проверить идею, не создавая продукта. Хотели запустить маркетплейс для пенсионеров. Исследование показало, что люди старше 60 лет спокойно пользуются обычными интернет-магазинами.

2. Исправить запустившийся, но не сработавший продукт. Сервис показывал карту спортивных мероприятий, но продвигался на аудиторию с низким доходом, продаж не было. Составили портреты потенциальных пользователей и провели с ними кастдев. В итоге сосредоточились на сегменте спортивных путешественников и правильно донесли до них ценность сервиса.

3. Улучшить то, что работает. Клиенты банка заполняли юридически значимое поле «Назначение платежа» всякой белибердой. Юзабилити-тесты показали, что люди считают поле второстепенным и заполняют только затем, чтобы кнопка платежа активировалась. В итоге в плейсхолдере поля показали пример, и таких ситуаций стало на 30% меньше.

4. Сравнить между собой конкурирующие продукты или отдельные фичи.

5. Понять, сколько потенциальные клиенты готовы платить.

6. Найти ошибку в интерфейсе.

Исследования не пригодятся:

1. Сервисам про фан вроде MSQRD и сервисам-витаминкам вроде приложений для медитации. У них сложно выделить пользовательскую потребность или проблему.

2. Любым проектам в ситуации «Мы хотим, чтобы вы пришли и сказали, как решить наши проблемы». В этом случае лучше обратиться к консалтерам.

https://vc.ru/design/86942