Денис Ломов #1 - о номинации «Агенство года» и процессах.

Креативный директор Red Collar.
http://redcollar.ru/

— Привет, давай начнем. Вы стали первой студией из России, которая выиграла в номинации «Агенство года» по версии CSS Design Awards. Почему так сложилось и что было залогом успеха?

Я сам был удивлен, и до сих пор не могу это осознать. После того, как мы взяли первый «Сайт дня» с нашим сайтом, начали стараться делать на высочайшем уровне для клиентов. И последние 2 года старались не выпускать проходных проектов. В каждый вкладывались по максимуму. За год выиграли 10 наград на CSS Design Awards. Видимо это огромный скачок, и жюри решили что мы достойны называться лучшими в мире по итогам 2017 года.

— Круто ) Что-нибудь изменилось в жизни агенства после?

В жизни агентства пока не знаю, а в моей да. Поскольку это было на праздниках, то после выходных была сложная неделя — меня просто разрывали на всякие интервью, передачи и радио. Ну и вот неделя только закончилась, надеюсь на следующей будет проще. Хочу спокойно поработать 🙂

— Воронеж наверное гордится вами ) А какой может быть твоя следующая цель?

Да, Воронеж гордится! А следующая цель — хочу монетизировать это достижение. Хочу привлекать крупные западные бренды для работы с нами. Ведь когда тебе признали Агентством года, то доверие у клиентов будет больше.

— Желаю удачи! Давай поговорим про процесс. Большинство твоих работ — промо с крутым дизайном и качественной разработкой. Как у тебя происходит процесс поиска дизайн-решения?

Мы собираемся на обсуждение креативной концепции командой, привлекая даже разработчиков. И самое важное, что придумываем концепцию до скетчей и прототипов. Ну а в процессе брейншторма стараемся максимально изящно решить задачу, которая стоит перед сайтом.

— Интересно ) А как ты налаживаешь взаимодействие дизайнеров и разработчиков?
Я пишу в фейсбуке про Creative Frontend Developer. Так вот у нас именно такие. Дизайнер и фронтенд-разработчик совещаются, обсуждают, предлагают решения. Нет такого, что все, что предложил дизайнер должно быть реализовано 1 в 1. От некоторых вещей можно отказаться, а другие изменить. И разработчик часто сам предлагает очень интересные решения, о которых дизайнер и не думал даже. А возможные конфликты между ними решаются арт-директором.

Насмотренность - Напользованность

Если хочешь делать продукты с хорошим пользовательским опытом — развивай свой личный пользовательский опыт.

Очень часто пиарят важность насмотренности: ходи на Бехансы и смотри, что крутые рисуют.
Это, конечно, лучше чем не ходить, но в бою с хреновым UX пригодится слабо.
Смотреть как штангу тягают или самому потягать — разные ощущения и опыт.

В бою с хреновым UX пригодится твоя напользованность: чем с большим количеством разных продуктов ты поработал, тем шире у тебя пользовательский кругозор.

Когда ты сам пользуешься продуктом, то видишь не только продукт в виде интерфейса. Тебя вовлекают в продукт, дожимают до покупки, с тобой общаются — это всё складывается в пользовательский опыт. Со временем накапливается больше личного опыта и удачных практик, которые ты будешь транслировать в свою работу.

В общем, хватит только смотреть — больше пользуйся.

Шейн Дойл написал о неидеальных состояниях интерфейса.

Многие дизайнеры проектируют только идеальное состояние, когда всё отображается корректно и контент идеален. Но есть ещё состояния:

  1. Пустое: контент ещё не добавлен, нулевые результаты поиска, пользователь удалил контент.
  2. Загрузка: когда загружается контент или выполняется какое-то действие. Важно донести до пользователя, что программа не зависла.
  3. Частичная наполненность: когда есть только часть контента. Подумайте, как помочь пользователю сделать так, чтобы получить идеальное состояние.
  4. Неидеальное: слишком длинный или короткий текст, изображения в неправильном формате или отсутствуют, нет части контента. Пользователь не должен думать, что программа сломалась.
  5. Интерактивное: фокус на элементе, заполнение поля и другие изменения интерфейса после взаимодействия с пользователем.
  6. Ошибка: нет подключения к сети, пользователь сделал что-то не то, системная ошибка. Важно, чтобы пользователь понимал суть ошибки и что ему делать.
  7. Выполнение действия: когда пользователь справился со своей задачей. Состояние может отличаться для разных пользовательских задач.

https://ux.pub/proektirovanie-razlichnyh-sostoyaniy-interfeysa/

Чем занимаются наши пользователи?

В конечном счете, мы провели 9 различных интервью, и с каждым вопросом наше представление о особенностях исследования города становилось все яснее и яснее. На сегодня, картинка работы в поле сложилась практически полностью.
Я напомню, что наша цель — это оптимизация работы людей собирающих информацию с полей. Какие, собственно, работы они проводят?

Сбор данных включает в себя четыре основных вида деятельности:

  1. Кабинетное исследование — когда происходит запрос и обработка доступной информации из различных ведомств (информация о пробках, ДТП, массовые потоки людей, движение транспорта и т.д.).
  2. Наблюдение — это своеобразный аудит местности, когда полевик выезжает на место и по специальному чек-листу проводит визуальный осмотр места. Он помечает на распечатанной карте конкретный участок, присваивает ему номер проблемы из чек-листа и фотографирует. После наблюдения, полевик садится за компьютер и заносит полученные данные в специальную программу, в которой уже на электронной карте у проблемы появляется своя координата, описание и изображение.
  3. Подсчет потоков — это измерение количества потоков людей и транспорта. Классический метод — ручной подсчет, когда человек становится на точку и начинает с помощью специального кликера поштучно считать количество людей, машин, велосипедистов и т.д. Такие исследования проводятся, обычно, группой полевиков, чтобы одновременно покрыть несколько сечений улицы. В студии транспортного проектирования усовершенствовали этот метод — начав использовать коптер. Пилот квадрокоптера выходит на точку, поднимается над улицей и снимает нужное направление, после чего видео с этой информацией передается полевикам, и они так же, кликают количество потоков. Были попытки усовершенствовать обработку этого видео путем использования искусственного интеллекта, но к конкретному решению так и не пришли.
  4. Опрос — это краткое анкетирование населения, с целью выяснить, как человек оказался на этой точке, откуда пришел и какая у него конечная цель. Полевик отмечает на бумажной карте точку где человек начал движение, и точку цели, куда он движется, само анкетирование он проводит с помощью приложения на смартфоне.

Вадим Митякин написал о проектировщике в рамках продюсерского подхода к созданию цифровых продуктов

Задача проектировщика — найти наилучший способ организации системы с учётом технических возможностей и ограничений и того, как соединяются бизнес-требования с пользовательским опытом.

Проектирование — моделирование будущего продукта, работа с гипотезами о реализации тех или иных его частей.

Нет универсального навыка проектировать любые системы на любых технологиях для любых отраслей. За проектировщиком стоят:
— Реальный опыт создания систем, когда у него была возможность проверить разные гипотезы и узнать, как может вести себя система в реальной рабочей среде;
— Системный подход — поиск и своеобразные вычисления, за которыми стоят и прототипирование и способность смотреть на задачу с разных точек зрения.

Проектировщик — человек, имеющий привычку принимать решения. И имеющий достаточно смелости для этого.

Как состояться в профессии:
1. Насмотренность — знакомство с разными областями знаний;
2. Исследования — освоение выбранной области знаний;
3. Мастерство — использование своих знаний и создание новых областей знаний.

Продвинутые проектировщики с помощью исследований целенаправленно расширяют свой профессиональный актив. Они ищут решения интересных задач, которые могут пригодится в будущих проектах. Так насмотренность конвертируется в интеллектуальный актив, с помощью которого можно перейти от ресурсной бизнес-модели к модели знаний.

Исследования должны находиться за пределами других этапов проекта. Иначе вся присущая им неопределённость смешается с более предсказуемыми частями проектного процесса и породит в хаос.

Дизайнеры носятся с «эмпатией», но мало где объясняют: как её развивать.

Дизайнеры носятся с «эмпатией», но мало где объясняют: как её развивать.

Вот вам не самый очевидный, но, как оказалось, работающий способ: занимайтесь музыкой.

«Голландские психологи показали (http://journals.sagepub.com/doi/full/10.1177/0305735616654216), что профессиональные музыканты не только точнее интерпретируют сочетания визуальных и звуковых стимулов, чем люди без музыкального опыта, но и легче считывают эмоции другого человека по его изображению и звучанию его голоса.

В эксперименте участвовали две группы по 16 человек: в одной были профессиональные музыканты, во второй — люди без музыкального опыта или те, кто занимался музыкой меньше двух лет и давно не подходил к инструменту.

Испытуемые должны были распознать эмоции человека по фото или записи его голоса. Иногда респондентам давали одновременно фото и запись голоса и просили игнорировать один из источников, при этом иногда изображение и звук совпадали по настроению, а иногда противоречили друг другу.

Оказалось, что музыканты оценивают сочетание звука и изображения точнее, чем немузыканты, даже если их просят ориентироваться не на звук, а на изображение. Музыканты верно определяли, какую эмоцию выражает голос, почти в 95% случаев, если фотография совпадала по настроению, и более чем в 85% случаев, если картинка противоречила звуку. Немузыканты отставали примерно на 10% в обеих ситуациях. Когда требовалось определить эмоцию только по слуховому или визуальному источнику, обе группы показывали примерно одинаковые результаты.

Ученые объясняют способность музыкантов лучше справляться с конкурирующими и дополняющими друг друга стимулами развитым навыком преобразовывать визуальную информацию (ноты) в звуковую, а также навыком улучшенной обработки звуковой информации, который распространяется и на другие каналы восприятия».

Source: https://postnauka.ru/lists/91909