Действие, не состояние

Всегда, когда мы что-то пишем в интерфейсе, мы хотим повлиять на то, что пользователь сделает дальше. Именно поэтому информацию по возможности лучше переводить в формат: «сделайте», а не сообщать факт и ждать, что человек сам разберётся.

Неизвестная ошибка

Кажется, что просто сообщили информацию. Но мы же сделали это для какой-то цели? Наверное, чтобы пользователь сделал какое-то действие с этой информацией: обратился в поддержку, вернулся на предыдущий этап и больше не пытался или чтобы попробовал снова.

То есть мы предполагаем действие, но не говорим его. Почему бы тогда не сказать прямо:

Ошибка — попробуйте ещё раз или напишите нам

Или вот вы тест с несколькими вариантами на выбор. Если пропустить, появляется красненькая надпись:

Не выбрано ни одного пункта

Вроде пытаемся что-то донести, но что — еще надо додумать. Почему бы не избавить пользователя от лишних додумываний?

Выберите хотя бы что-то

Действует практически во всём. Попробуйте еще раз и напишите, если не получится.

Сколько нужно протестировать пользователей, чтобы обеспечить достаточную для большинства случаев точность исследования?

Сколько нужно протестировать пользователей, чтобы обеспечить достаточную для большинства случаев точность исследования?

Немного матана! Совсем недавно, на интервью я столкнулся с интересным вопросом: «Сколько нужно протестировать пользователей, чтобы обеспечить достаточную для большинства случаев точность исследования?»

И казалось бы, ответ довольно очевидный: мол Нильсен говорит 5. Но почему 5? Откуда это магическое число? Без математики не обошлось.

Автор в статье погружается в тему довольно глубоко, проливая свет на скрытую для многих часть айсберга, и разбирается, так сколько ж нужно-то?

Если прорезюмировать, то можно сказать, что Нильсен не был не прав 🙂 Однако стоит приводить полный ответ:

—————————————————————————

Если во время тестирования эксперименты будут независимыми, а выборка по крайней мере квазислучайной, то мы можем предположить, что при тестировании 5 пользователей мы обнаружим 85% ошибок, с которыми сталкиваются не менее 31% пользователей.

—————————————————————————

Последняя часть, вообще интересная, не правда-ли? ) «Не менее 31% пользователей», то есть в самом неудачном случае 59% пользующихся так и не столкнуться с проблемами. Но это не слишком страшно.

Интересно, что если вы хотите повысить эффективность тестирования, то увеличение выборки не единственный способ это сделать (для приличного уровня понадобиться что-то около 40 испытуемых). Вы можете также повлиять на вероятность появления ошибки. Как не парадоксально, уменьшая случайность выборки (сегментация?), вы можете повысить вероятность возникновения ошибок и тем самым снизить число необходимых пользователей.

http://bit.ly/2UqfhOs

Самое важное в резюме

Резюме — это лэндинг, на который должен сесть работодатель.

Самая ценная часть резюме — опыт.
Самая ценная часть в опыте — достижения и наличие отзывов с прошлых мест работы.

Я видел сотни резюме и большинство из них ну никак не лэндинг.
Кандидаты много пишут о навыках, грамотах, каких-то сертификатах, и очень мало уделяют внимания достижениям на рабочих местах.

В общем, резюме, в котором написано о достижениях врезается в память гораздо сильнее, чем резюме с навыками. Навыки примерно одинаковые у всех, а что ты с этими навыками умеешь достигать — это самый сок.

Денис Ломов #2 - о работе с заказчиком и Воронежском дизайн-сообществе.

Креативный директор Red Collar.
http://redcollar.ru/

— Немного рефлексии. Какой твой проект ты считаешь самым неудачным?

Ох, тяжело ответить. Я понимаю под словом "неудачный" когда мы хотели сделать круто, но не получилось по каким-то причинам, и от этого обидно. Например, insider.moscow - первая версия сайта была стильная и цельная, а потом мы пошли на поводу у клиента, и сначала сделали главную страницу "светлой" - мы прозвали это "кокаиновый инсайдер". А после он стал превращаться в монстра. Ну а сейчас уже другая компании все дорабатывает, меняет, поэтому лучше на него не заходить))

— Что ты бы сделал по-другому, чтобы этого не случилось?

Отказался бы от проекта 🙂 Когда клиент хочет, чтобы он был "головой", а мы "руками", ничего хорошего не выходит. Важно на берегу выяснить, будут ли партнерскими отношения, или нет.

— Хорошая позиция. Немного про работу в Воронеже. Что из себя представляет местное дизайн-сообщество?

Да его по сути нет. Есть некоторые хорошие дизайнеры, но сообществом это не назвать. Мы стараемся на это повлиять. В прошлом году проводили 2 серии бесплатных офлайн лекций, где дизайнеры Red Collar делились знаниями с желающими: были как студенты, так и ребята из других студий.

— Как устроится к вам на работу дизайнером? И на какие навыки или качества ты смотришь в первую очередь?

В первую очередь смотрю на человеческие качества. Хороший человек при огромном желании, стремлении и упорству может стать классным дизайнером. А вот крутой дизайнер хорошим человек не станет. Обычно дизайнеры начинают со стажировки. Но даже для стажировки надо выполнить тестовое задание. Это кстати легко помогает отсеивать "суперзвезд", которые кидают портфолио на биханс. Нежелание выполнить тестовое задание сразу ставит крест на соискателе. Нам не нужны дизайнеры, которые просто хотят сменить место работы или узнать, какую им зарплату предложили бы. Мне важно, чтобы дизайнер хотел работать именно у нас, ну и был готов приложить для этого усилия.

— Так, а какого дизайнера ты точно никогда не возьмешь на работу?

Если я вижу, что дизайнер считает себя самым умным, не готов прислушиваться к критике — не беру. Дизайн — это командная работа. Один супер крутой дизайнер, который ставит себя выше других, может разрушить всю команду.

— Последний вопрос. Как ты думаешь, нужно ли новичкам равняться на авторитетов в дизайне?

Конечно новичкам нужно равняться на кого-то. Пока не научишься делать как твои кумиры, не найдешь и свой стиль. Ведь чтобы у дизайнера был свой стиль, нужен огромный опыт. Лучше всего, когда есть наставник. Поэтому я рекомендую новичкам идти работать в команду, к которой лежит душа. И не бояться начать со стажировки, если не берут дизайнером.

Не забывать напоминать

Друзья, заметка про любопытство и тягу к знаниям получается довольно объёмной. Обросла примерами и цитатами — оформлю её отдельной статьёй и скоро поделюсь.
А сегодня немного практичных советов, которые относятся к навыку "умение доставать нужную информацию".

Я встречал многих исполнителей, которые стеснялись запросить лишний раз то, что им требуется для выполнения своей работы: предоплата, тексты для сайта, фирменный стиль, ТЗ и прочее.
Я встречал многих заказчиков, которые стеснялись требовать своё: макеты, релиз на сервер, прототипы и прочее.
День ждут, второй ждут ... злятся, нервничают, но не запрашивают.

Чтобы вас не динамили — надо напоминать, надо делать себя приоритетными.
К счастью, сейчас полно стандартных инструментов, которые позволяют напоминать. Что я использую:

👉 Отправка почты по расписанию. Если кто-то мне что-то должен в определённый день, то я заранее отправляю отложенное письмо, которое придёт адресату за день до срока долга и напомнит. Примерно так: "Напоминаю, завтра жду от вас ...". Отложенная отправка есть и в Gmail, и в Яндекс почте и наверное, много где.

👉 Если долгов много — ставлю мероприятия в Гугл. Календарь, подключаю туда "должника" и в настройки ставлю: уведомить на почту за 1 день" (или несколько интервалов).

👉 Пару раз использовал отложенные сообщения в Телеграм (их недавняя опция) — тот же смысл, что и с почтой, но более личный.

👉 Можно задействовать Trello, подключая "должника" как исполнителя на задачи со сроком — этот путь чуть сложнее, так как требует вовлечения должника в Trello.

В общем, если вам что-то надо — не стесняйтесь это запрашивать и напоминать. Уважительное напоминание — это способ избежать конфликта в дальнейшем. Инструменты отложенной отправки позволяют вам самим не забыть о необходимости напомнить: возник долг — сразу направьте напоминание.

Евгений Арутюнов рассказал, как устроено дизайн-бюро «Интуиция».

Каждое правило работы бюро Евгений оценил с позиции «а буду ли я его выполнять?». В итоге решил, что ни у кого не будет режима и места работы (все работают удалённо), утренних стендапов, обязательства в течение получаса ответить на письмо или ответить на незапланированный звонок.

У каждого должна быть своя дисциплина. Все обязательства «по умолчанию» отменены, но если сам что-то пообещал — выполняй. Административная свобода и творческая диктатура.

Первым делом учит людей не тупить, коммуницировать, вовремя говорить о проблемах, задавать вопросы, быть способными разговаривать. Научившись этому и работая над проектами, люди со временем начинают делать приличный дизайн. Дизайнер сразу становится мини-артдиректором.

Чтобы попасть в бюро, дизайнер должен быть талантливым и уметь генерировать импульсы, чтобы руководитель за ним не бегал. Например, руководитель отправил письмо с задачей и дальше забыл о ней. Исполнитель должен сам приходить и показывать. Он берёт ответственность за задачу, так как если он её не выполнит, всему бюро прилетит от заказчика.

Дизайнеры учатся писать код, текст, работать менеджерами, общаться с клиентами и управлять своим временем. В проекте люди выступают в разных ролях. Это не значит, что один человек делает в проекте всё (и работа на нём замыкается), но каждый умеет выступать в разных ролях.

Работают над клиентскими проектами, но стараются быть продуктовой командой. Клиентов мало, бюро делает для них одно и то же годами. Итерационная разработка.

Клиентов выбирают, чтобы они не только не были мудаками, но и чтобы у них было чему учиться, и чтобы с ними можно было работать долго.

У каждого есть право сказать «нет». Например, дизайнер не хочет работать с конкретным клиентом. Так вовремя можно получать сигнал, что что-то не так: с руководителем клиент — зайка, а с дизайнером ведёт себя некорректно.

«Всё держится на таких мельчайших соплях», что если что-то пойдёт не так, проблема всплывёт моментально. Никто не успевает накопить обиду, управленческий долг, когда переговоры зашли в тупик, и так далее.

Если есть проект, но под него надо взять ещё 3 дизайнеров и 10 разработчиков — проект не берут. Растут только когда есть готовые внутренние ресурсы. Подбирают проекты под команду (на момент записи это 7 человек).

Сразу говорят клиентам: «Мы вовремя делать не умеем, можем поделать для вас сайт и периодически выкатывать новые версии. Мы распиздяи, но мы делаем вещи. Мы показываем это в самом начале и не работаем с клиентами, которые этого не понимают».

Зарплат нет. Есть открытая информация о деньгах в проектах. Люди, которые делают эти проекты, распределяют эти деньги. Есть подсказки, как это делать, но всё держится на персональном представлении о справедливости того человека, который координирует проект на конкретном этапе (дизайн, разработка).

Всё это нельзя внедрять частями, эти принципы работают только целиком. Информацию о деньгах нельзя открывать тем, кто не успел поработать в разных ролях и не понимает, из чего складывается успешный проект. Без этого каждый считает свою роль главной.

Для мелких трат у всех есть доступ к расчётному счёту. Единственный риск — человек недооценит свою работу и будет просить слишком мало. Чтобы человек хорошо распределял деньги, он должен быть хорошо проинформирован. Координатору проекта Евгений продаёт свои услуги артдиректора. Это внутренний рынок.

Есть полочка, на которую надо отложить 20-25% от бюджета проекта. С неё можно брать деньги на развитие, обучение, компенсации ударов судьбы, офис и поездки (когда они были). На маркетинг трат сейчас нет. Если на полочке что-то пролежало 2 месяца и осталось невостребованным, это прибыль, которую забирает Евгений. Это мотивирует работать над развитием бюро на длинной дистанции.

Бюджет проекта не влияет на процесс. Всегда надо следовать своему дизайн-процессу и делать хорошо. Но и брать за свою работу надо по-максимуму.

Каждый сотрудник бюро — индивидуальный предприниматель, но не только в юридическом смысле. Каждый может делать свои проекты, предпринимать что-то, работать в других неизвестных командах (например, пока буксуют проекты бюро), со своими клиентами.

Способ удержания людей в команде — неоткуда уходить. Нет ни одного фактора, из-за которого сотрудник захочет уйти. Можно зарабатывать внутри бюро и вне. Поедете в другую страну — никто об этом даже не узнает.

Это не рецепт организации работы, это образ жизни. «Мы хотим играть, а не искать баланс между работой и жизнью». Этой схеме работы примерно 2 года, к которой пришли от более классического фриланса с помощниками.

Может показаться, что всё завязано на Евгении, но это не так. Проект всегда можно поручить команде с отдельным руководителем, и выгрузить его из своего головы.