Действие, не состояние

Всегда, когда мы что-то пишем в интерфейсе, мы хотим повлиять на то, что пользователь сделает дальше. Именно поэтому информацию по возможности лучше переводить в формат: «сделайте», а не сообщать факт и ждать, что человек сам разберётся.

Неизвестная ошибка

Кажется, что просто сообщили информацию. Но мы же сделали это для какой-то цели? Наверное, чтобы пользователь сделал какое-то действие с этой информацией: обратился в поддержку, вернулся на предыдущий этап и больше не пытался или чтобы попробовал снова.

То есть мы предполагаем действие, но не говорим его. Почему бы тогда не сказать прямо:

Ошибка — попробуйте ещё раз или напишите нам

Или вот вы тест с несколькими вариантами на выбор. Если пропустить, появляется красненькая надпись:

Не выбрано ни одного пункта

Вроде пытаемся что-то донести, но что — еще надо додумать. Почему бы не избавить пользователя от лишних додумываний?

Выберите хотя бы что-то

Действует практически во всём. Попробуйте еще раз и напишите, если не получится.

Переговоры и профессиональное общение творческих.

На нашем канале легко найти вдохновение и хорошие советы. Что если можно сделать небольшой учебный курс из материалов которые уже есть в сети? Есть практическая убежденность, что при хорошем уровне мотивации можно составить хороший тематический курс из открытых источников на большинство важных тем изучения. Например, искусство переговоров, хорошие идеи как улучшить свои коммуникационные навыки.

https://youtu.be/hc4rxfdcqxU На русском. Уильям Юри, автор книги «Достичь согласия», предлагает элегантный, простой (но нелегкий) способ достижения консенсуса в самых сложных ситуациях - от семейных неурядиц до, например, ближневосточного конфликта.

https://youtu.be/IQegEgH62wU На русском. Не про переговоры, но полезно для творческих людей как опыт креативной работы с желанием добиться нужного тебе результата. О творческих манипуляциях. Певица Аманда Палмер начинает с рассказа о своём опыте работы на улицах Нью-Йорка (подайте доллар 2х-метровой невесте!). Она размышляет о новых отношениях между артистом и поклонниками.

Хорошая статья (https://theoryandpractice.ru/posts/16210-ya-ne-sovsem-ponimayu-vashu-pozitsiyu-kak-vyyti-pobeditelem-iz-peregovorov-mezhdunarodnogo-masshtaba) на русском по тематике переговоров «Я не совсем понимаю вашу позицию»: как выйти победителем из переговоров международного масштаба

Далее материалы на английском языке

https://youtu.be/g2J6YOiLNr4 На английском. После 15 лет работы в британском МИДе Карн Росс стал «независимым дипломатом» и основывал собственную некоммерческую организацию, которая представляет небольшие и, как правило, еще непризнанные государства в международных организациях. В ходе конференции BIF-5 он призывал к новой дипломатии, которая дает слово представителям небольших стран.

https://youtu.be/uKByBgqxOw4 На английском. Что происходит в голове у людей, когда они заключают сделку? Поведенческий экономист Колин Кэмерер демонстрирует результаты исследования, которое выявило, что мы практически не можем угадать образ мыслей других людей.

https://youtu.be/JTN9Nx8VYtk На английском. Почему мы спорим? Чтобы разубедить своих оппонентов в их правоте и, главное, чтобы победить! Правда? Философ Дэниел Г. Коэн показывает, как наша общепринятая форма спора — война, в которой один человек должен выиграть, а другой проиграть — упускает подлинные преимущества активной дискуссии, которые могли бы помочь противоборствующим сторонам избежать обид и взаимных претензий.


https://www.ted.com/talks/howard_rheingold_the_new_power_of_collaboration?language=ru
Говард Рейнгольд рассказывает о грядущем мире сотрудничества, общественных СМИ и коллективном действии и о том, что Википедия является результатом естественного человеческого инстинкта работать в группе.

Ура! Переходим к поиску решения!

На этом долгий процесс описания нашего исследования закончен, самое время перейти к описанию решения, к которому мы пришли.
Но сначала пару слов о проведенном исследовании.

Я так подробно описывал процесс работы полевиков, потому что в этом и есть вся суть блока исследования — как можно глубже прокопать проблематику, максимально вникнуть в боль наших пользователей, понять в чем причина их бед.

И если делать определённый вывод, то можно сказать, что полевиков в целом все устраивает. Да, им иногда не очень удобно переключаться между бумагой и телефоном, в некоторых методах много мороки с обработкой данных — но при этом, их работа никогда не превращается в рутину, потому что люди приходят на проект и не занимаются этой работой на постоянной основе: если ты пришёл на месяц, то тебе, в целом, все равно, что за инструменты у тебя в руках, главное, что работа сделана, деньги получены и даже удовлетворение от того, что в результате твоей работы мир стал чуточку лучше, присутствует.

Совсем другая ситуация у методологов, которые постоянно озабочены тем, как оптимизировать процесс, потому что для них это каждодневный труд, рутина в которую они погружены с головой. Многие городские исследователи искренне увеличены своей работой, и буквально живут тем, как сделать процесс круче. Именно таким образом этот проект и попал к нам в руки — им не все равно.

На каждом проекте методологи испытывают боль от того, что полевые исследования проходят по тем же технологиям, что и двадцать лет назад.

Если говорить предметно, то самая неоптимизированная часть всей работы в полях — это массовый опрос с картой. На выходе исследователи получают кипу бумажных карт, каждую из которой необходимо обработать вручную. На подсчетах потоков исследователям приходит таблица в электронном виде, но при сборе информации полевики вынуждены держать в руках несколько инструментов и как-то успевать следить за потоками.

На наблюдениях, казалось бы, методологи получают готовый проект, который сразу можно анализировать, но сам процесс сбора информации (3 часа в полях) и дальнейшая её обработка (2 часа за компом) занимает немало времени у полевиков, при том, что они делают, в целом, бессмысленную работу: переименовывают каждую фотографию определенным образом, вставляют её в проект, который воссоздают по своим бумажным записям.

И если говорить про решение, то нам предстояло понять, возможно ли перевести эти методы в электронный вид, а если возможно, то в какой формат? Приложение, десктоп, веб сервис, а может проблема вообще не в сборе данных и её нужно решать на уровень выше? Или уже существуют технологии, которые позволят вовсе отказаться от полевиков?

Дизайн 21 века

Дизайн 21 века

Дон Норман в новом видео рассказывает о будущем дизайна и проблемах дизайн-образования:

https://youtu.be/7FJNsqoC4tI (https://youtu.be/7FJNsqoC4tI?fbclid=IwAR2L5_Q8sum7igZyKP2-VXXTWuh8dAC3vwU95yIP6-OeGRRJKxYFoWvGDLg)

«Дизайн 21 века»

1. Изначально дизайн пришёл к нам из века 20, когда дизайнеры преимущественно создавали физические объекты.

2. Сейчас же новый век, всё в компьютере → и поменялась профессия. Появились сервисы, а не только предметы.

3. Service design introduced two great components: journey map and service blueprint.

4. Откуда пришли эти навыки, где им учиться и какие из них необходимы?

5. Я посмотрел на лучших мировых дизайнеров и обнаружил, что лучшие — это физики, медики, инженеры, филологи...

6. Эти профессии дают широкое понимание мира → и потом это понимание мира уже применяется на практике.

7. В дизайн же образовании часто учат ремеслу, но не учат широкому пониманию мира. Мне хочется это изменить.

8. Хочется, чтобы дизайн-образование учило не только создавать новую систему освещения, что важно и классно, я люблю красивые объекты и не хочу это потерять.

9. Но представьте, что вас пригласили в отдалённую деревню в Индии, где нет электричества и водоснабжения, и вообще все довольно бедные. Как создать там водопровод и канализацию? Как бы вы к этому подошли?

10. Ещё большая проблема: как помочь другим сделать это? Какие у людей есть возможности и потребности?

11. Если бы меня попросили решить эту же проблему в отдаленном регионе Африки или Америки — здесь были бы другие решения.

12. Как мы обучаем дизайнеров будущего работать с культурой, понимать потребности людей? Какой информацией снабжаем, чтобы они могли принимать решения самостоятельно, а не следовать нашим указаниям?

13. Нам нужно иметь дело с экономикой, местными особенностями и политикой. Всё это во многом похоже на работу менеджера больше, чем на работу дизайнера.

14. Но именно дизайнеры лучше всего могут решить эти проблемы.

Дизайнеры думают широко.

Дизайн — это метод, а не набор компонентов.

15. Мы должны учиться работать с разными людьми из разных частей общества: политиками, местными жителями, медицинскими работниками или людьми, которые болеют.

16. Мы должны думать о том, что где-то разрывают город, чтобы проложить трубы, которые, возможно, и не нужны. Какие ещё есть решения?

Что насчёт воды?

Как получить чистую воду там, где нет электричества?

17. Это — будущее дизайна: работа над комплексными социо-технологическими системами.

Это то, чему мы должны учить молодых начинающих дизайнеров.

Шрифт «просто существует»

Шрифт «просто существует»

Ещё несколько лет назад мне казалось, что шрифт «просто существует».

Я использовал чужой объект дизайна, не особо задумываясь: кто и зачем его произвёл.

Можно трактовать это как невежество или же отсутствие тонкой разрешающей способности.

Пару лет назад я стал интересоваться вопросом сильнее и встретил свой день рождения в кампусе Барбанеля на форкурсе Жени Юкечева.

Там впервые открыл Глифс и спроектировал(!) — точнее реконструировал — часть латинской кассы одного наборного шрифта.

Испытал «вау».

Из-за высокого порога входа в профессию шрифтовых дизайнеров кратно меньше графических, продуктовых и прочих.

Оттого особенно ценно, когда они делятся своим процессом без присущего многим снобизма.

Начиная с сообщения ниже — в лучшем духе твиттер-тредов — Александр Черепанов рассказывает о создании шрифта для Рокетбанка.

Отдельно можно обсуждать вопрос целесообразности, но нам здесь интересно не это, а сам подход в духе новой школы от лица живого человека, который дизайнит шрифты: пробует, переживает и делает новые итерации.

Сила разговора

Сила разговора

Существует исследование эффективности методов диагностики и лечения психологических проблем. Исследователи пытались выяснить, какой именно способ работы психолога с пациентом можно назвать лучшим. В результате выяснилось, что все способы плюс-минус одинаковые по своей эффективности.

Дальше попытались найти секретный ингредиент, что именно помогает людям при работе с психологом.

Получили однозначный вывод — простой разговор. Людям помогает то, что они просто рассказывают о своих проблемах в спокойной и доверительной атмосфере.

На заметку руководителям. Надо просто успеть вовремя пообщаться с каждым подчиненным. И каждый из нас может быть не самым плохим психологом.