Что-то все начали обсуждать выгорание

Хочу высказаться, предложив для начала перестать называть хроническую усталость новым и модным словом «выгорание». Потому что ничего нового в этом явлении нет. А еще потому, что слово выгорание не дает понимания, что делать дальше и как выйти из этого состояния. Итак, вы почти точно выгорели если:

— Работали несколько (!) лет в напряженном режиме.
— Регулярно работали 9 и более часов в день и в выходные.
— Вписались в несколько проектов: 2, 3, 4 и более.
— Совмещали работу с интенсивными спортивными тренировками.
— Добавили изучение языков или другое системное образование.
— Решили строить персональный бренд: много выступали и писали тексты по ночам.
— Решили, что нужно вставать в 6-7 утра и сразу в бой.
— Было много командировок с ломаным графиком.
— Злоупотребляете кофе или другими стимуляторами для поддержки работоспособности.
— Несколько раз сталкивались с головными болями после переработок.
— 2 и более лет не брали отпуск.

Если вы узнали себя, особенно в нескольких пунктах — у вас есть или скоро будет синдром хронической усталости. Вы накапливаете такое количество психической усталости, что у организма может сорвать предохранитель уже на уровне физиологии: мигрени, упадок сил, потеря концентрации, хроническая тупость, отвращение к работе. Если это случится, вернуться к работе будет непросто.

Решение вытекает из понимания сути проблемы (усталость): остановиться и признать тот факт, что вы не биоробот, а просто человек. Избавиться от обязательств и проектов, хорошенько отдохнуть, перестроить свой график и подходы к работе ... затем вернуться к работе. Если через два дня вы застали себя в исходном состоянии, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО перестроить график и подходы.

Может быть куча других ситуаций, в которых у вас может резко снизиться работоспособность, вплоть до нежелания что-либо делать вообще, но которые имеют очень мало отношения к усталости. Итак, вы почти точно НЕ выгорели если:

— Вы молоды и только начали работу.
— Вам совершенно не интересна ваша работа.
— Компания, в которой вы работаете, не делает ничего интересного и значимого.
— У вас на работе хаос, вы делаете все ... и ничего.
— Люди с которыми вы работаете, не становятся вашей командой.
— У вашего руководителя нестабильная психика или склонность к садизму.
— Вы работаете дома один и начали разговаривать с котом.
— У вас и без работы конфликт примерно со всеми и бомбит от всего вокруг.
— В вашей семье/жизни недавно что-то произошло.
— Все вокруг говорят о выгорании и вам кажется, что вы тоже болеете.

Чтобы избежать выгорания, слушайте свой организм внимательно. И если он пытается намекнуть, что стоит сбавить обороты — прислушайтесь. В большинстве случаев, люди выгорают когда осознанно берут на себя больше, чем могут вывезти. И знают об этом заранее.

И да, кто-то должен был это сказать: люди 35+ лет с опытом работы 15+ лет нервно подергиваются когда слышат разговоры о выгорании от совсем молодых ребят.

Кароч, ответственность переоценена

Многие говорят, что лидер – это тот, кто готов брать на себя ответственность. Серьезная, уважаемая роль. Но немногие знают, что ответственность брать так же легко, как пирожок с полки.

В реальной жизни даже если супер сильно облажаться чаще всего ничего страшного не происходит. В большинстве случаев максимум, что светит плохому лидеру – банкротство, увольнение, негативное освещение в сми и прочие проблемы ослепительно белых людей. Meh. При этом жизнь постоянно дает инструменты для исправления ситуации и новые попытки, прям как в компьютерной игре.

Поэтому лидерами чаще всего становятся не ответственные люди, а как раз наоборот, отлетевшие персонажи с высокой толерантностью к риску. Ну, либо те, кто понимает, что риска-то особого и нет.

А пока я хочу обратить твоё внимание на парадокс

А пока я хочу обратить твоё внимание на парадокс

1. Ты часто делаешь работу не к сроку, я бы сказал систематически (ровно так же, как это делают 100% известных мне творческих специалистов).

2. Но всякий раз считаешь это случайностью и объясняешь внешними причинами.

Это не потому что ты плохой — ты очень хороший! Это потому что у тебя предпринимательский баг оптимизма, природу которого ты пока не исследовал.

Я читал об этом в книге Канемана.

Если коротко: «обычный» человек переоценивает потери и недооценивает выигрыш. Если «обычному человеку» предложить сыграть в игру с подбрасыванием монетки, где «орёл это получить 1200₽, а решка это отдать своих 1000₽», он не согласится, хотя математическое ожидание — положительное. Это «страх потери», который добавляет негативному сценарию дополнительный вес. У «обычного человека» равновесие достигается примерно в точке «выиграть 1500₽ или проиграть 1000₽».

Но есть необычные люди, у которых страх потери сильно меньше, чем стремление выиграть. Это оптимисты. Обычно предпринимателями становится именно такие ребята, потому что они способны много раз пробовать и не грустить от фейлов. Не умом, а химия у них такая.

И этот же эффект заставляет предпринимателей верить в оптимистичные прогнозы. «Обычный человек» переоценивает неприятность проигрыша, недооценивает выигрыш и решает ничего не делать. Человек с багом оптимизма наоборот, всё делает, но страдает от постоянного когнитивного диссонанса. Особенно от упрёков людей, которые не обладают похожими особенностями, которым хочется, чтобы всё было предсказуемо. Адаптируясь под таких людей, творческие оптимисты пытаются обещать им определённость, и берут самым на себя непропорционально большую долю риска.

Как же быть?

Понимать, с кем имеешь дело.

— Если имеешь дело с такими же предпринимателими, творцами и специалистами по неопределённости, то расслабиться, принять своё «несовершенство», делить с ними ответственность, давать больше обещаний про процесс и меньше про результат.

— Если имеешь дело с адептами порядка, с людьми, у которых «пацан сказал пацан сделал», и которым опасно говорить «я ошибся, я передумал», то перезакладываться (брать с них «тройную цену»), очень точно управлять ожиданиями (обещать мало, а делать больше) и быть готовым к истерике от любой неопределённости.

Рейчел Бергер написала о влиянии технологических компаний на дизайнерские портфолио.

Чтобы развиваться, дизайнеры следят за миром дизайна в том числе по чужим портфолио. Рейчел заметила, что дизайнеры, переходящие в технологические компании, перестают их обновлять.

Возможно, им запрещают контракты? Юристы крупных компаний и их независимые подрядчики подтверждают, что разрешение на публикацию работы в портфолио получить непросто.

Сами дизайнеры не считают это главной проблемой. Чтобы пополнять портфолио, надо делать проекты (1), которые хочется показать (2) в портфолио (3).

1. В быстрорастущих компаниях дизайнеры много времени проводят на встречах, просто чтобы со всеми синхронизироваться. Скриншот забитого встречами календаря в портфолио не положить.

Дизайнер не создаёт в одиночку что-то своё, он делает вклад в развитие системы. Сложно выделить часть продукта и назвать её своей работой. Также часто приходится работать в стол.

2. Непонятно, что дизайнер получит от пополнения портфолио. Работа у него и так есть.

Интуитивные, функциональные, почти невидимые интерфейсы, сильно влияющие на людские жизни, не выглядят так же интересно, как книги, постеры, стулья или автомобили, где видна дизайнерская индивидуальность.

3. Пара сочных картинок не передаст контекста, целей и ограничений, с которыми работал дизайнер. Без них обсуждать результат нет смысла. Как лучше донести до читателя историю проекта — непонятно. Но в любом случае создание рассказа потребует сил и времени.

Твит о запуске продукта, статья с анализом нового процесса регистрации, лекция и даже патентная заявка могут сработать лучше, чем портфолио.

Ещё надо поддерживать актуальностью портфолио, которое в технологических компаниях быстро устаревает. Дизайн сегодняшнего релиза создан несколько месяцев назад, и через несколько месяцев может обновиться.

Нужны новые способы показать свою работу. Кейс с описанием дизайнерского вклада на каждом этапе создания продукта полезнее дюжины картинок. Лучшие работодатели оценивают дизайнера не только по тому, что он сделал, но и — как он мыслит.

Подтягивать слабые стороны или усиливать сильные?

Подтягивать слабые стороны или усиливать сильные?

В триатлоне, как ясно из названия, три дисциплины: плавание, велогонка и бег.

Я — начинающий спортсмен, и у меня любительский уровень бега, езды на велосипеде и практически нулевое плавание. Если хотите, подписывайтесь на меня в Страве (https://www.strava.com/athletes/chulakov).

Конечно, в этой ситуации мне надо подтягивать плавание, но не для того, чтобы выигрывать у всех на водном этапе, а чтобы экономно его проходить, не тратя все силы на неумелое барахтание в воде.

В триатлоне существует масса форматов соревнований от разных организаций с множеством дистанций. Самым известным является Ironman. На полной железной дистанции, так это называется по-русски, надо 3,8 км плыть, 180 км ехать и 42,2 км бежать. Рассматриваем Ironman, потому что он ближе всего подходит для сравнения с любой профессиональной деятельностью — дистанция длинная, это не спринт.

Плавательный этап дает профессиональным пловцам, выступающим в гонке, не очень большой выигрыш во времени. Велогонка — самый важный этап с точки зрения возможностей выиграть время. Бег тоже имеет большое значение. Плавание — на последнем месте с точки зрения влияния на результат в длинном триатлоне.

Как атлету построить свою тренировочную программу, чтобы быстрее добиться результата? Это вопрос к профессионалам. Но есть мнение, что в какой-то момент, когда спортсмен уже вышел на неплохой уровень и хорошо справляется со всеми тремя этапами, ему нужно перестать компенсировать свою слабую дисциплину, тратя на это кучу времени. Вместо этого необходимо сфокусироваться на сильной стороне (велосипеде или беге), чтобы развить свои способности по максимуму.

Профессиональная самореализация — это всегда игра вдолгую, это дистанция длиною в 5, 10 и более лет. Все, что написано выше по мнению автора относится к любой профессиональной деятельности, в которой вы хотите добиться больших высот.

Итак, фокусировка на своей сильной стороне является эффективным решением с точки зрения развития бизнеса. А фокус внешних коммуникаций на сильной стороне является отличным решением в пиаре. Это называют позиционированием.

Испытываю слабость к сделанным с любовью вещам.

Испытываю слабость к сделанным с любовью вещам.

Продукты — физические и цифровые — за которыми чувствуется человек и его мысль, не оставляют тебя равнодушным.

Казалось бы:
«Просто» крекеры.
«Просто» упаковка.

Но.

Смотрите, что написано внутри

«Привет!

Я — специальная конструкция :)

Именно благодаря мне при транспортировке крекеры не ломаются и остаются целыми.

Хорошего дня!»

То есть кто-то прошёл экстра милю:
— согласовал идею
— договорился о технологии
— и вовлёк команду в эти экстра косты на производство (с одной стороны)

С другой → удивил меня и порадовал.

Это настоящий микро-момент, где ты испытываешь своё микро-WOW: коробка рассказывает тебе свою историю в категориях пользы для тебя.

Дружественный, но не инфантильный tone-of-voice. Пожелание хорошего дня.

Если мы все с вами так будем подходить к работе, так строить команду и компанию, чтобы этого было больше — будем жить в другом мире.

Если знаете ребят — передайте респект.