3 совета для собеседующихся на позицию продакта

Вопрос от читателей сегодня такой: «Расскажи, какие ошибки ты видишь чаще всего, когда собеседуешь продактов».

С удовольствием отвечаю - обожаю и ходить на собеседования, и собеседовать сама.

1. Готовьтесь
Это может показаться прописной истиной, и все же большинство интервьюируемых этого не делает. Совершенно не важно, какого вы уровня: за последний год я собеседовала и CPO модных стартапов, и ребят из компаний-мастодонтов, - ничего из этого не играло роли, если кандидат не подготовился. Почему?

У каждой компании своя шкала измерения. Нет одного определения, кто такой «хороший продакт». Это значит, что вполне вероятно у вас будут вопросы, о которых вы раньше не думали, или думали с другой точки зрения. Пример: у Гугла и Амазона абсолютно разный фреймворк определения ключевой метрики, - в теории оба работают, но применять подход Амазона на собеседовании в Гугле не приведёт к хорошему результату.

Второй важный аспект: на некоторые вопросы очень сложно ответить на ходу. Например, вопрос «Расскажите мне про один из своих недавних фейлов» - здесь важно вспомнить хорошую историю, да ещё и грамотно ее рассказать. Если вопрос застал вас врасплох, скорее всего, вместо ответа получится сумбурная сумятица.

Как узнать, что будут спрашивать:
- погуглить
- посмотреть на Glassdoor
- напроситься на кофе с сотрудником или выловить на митапе
- крупные компании часто присылают подробную инструкцию с примерами вопросов.

2. Контролируйте время

В какой-то степени это зависит от пункта 1: чем меньше вы готовы, тем больше вы льете воды и болтаете. Но есть еще пара вещей:

- не бойтесь брать время на размышление. Вместо того, чтобы сразу бросаться в рассуждения, возьмите 30 секунд, чтобы сначала продумать структуру ответа, ключевые моменты, которые вам надо охватить. Если этого не сделать, можно легко потеряться в собственном ответе или забыть про какие-то ключевые детали. Это так же облегчает работу интервьюера: структурированный ответ легче парсить и, соответственно, понимать, что же хотел сказать автор;

- пользуйтесь бумагой/вайтбордом. Запишите вопрос, затем запишите три, максимум пять, основных опорных точек для ответа. Например, если вас спрашивают определить основную метрику для продукта, опорные точки могут быть: Миссия компании - Миссия продукта - Текущее состояние - Проблемы, которые мы пытаемся решить. Не надо отвечать на них сразу, но сам факт их наличия перед глазами задаст структуру вашего ответа;

- смотрите на часы. Контролируйте, сколько времени осталось до конца интервью. Не говорите слишком долго, делайте паузы, чтобы у интервьюера была возможность вмешаться, задать вопрос или направить вас на верный путь. Если вас не успели что-то спросить, это ваша ошибка.

3. Думайте вслух

Лучше немного перекоммуницировать, чем недокоммуницировать. Если интервьюеру непонятна логика ваших рассуждений, или ему кажется, что вы делаете необоснованные выводы, это сразу большой минус.
Даже если вы считаете свою мысль очевидной, лучше проговорить, как вы к ней пришли, и, конечно, четко обозначить, где у вас факты, а где чистой воды предположения.

Целевая аудитория

Сложность сервиса в том, что у него очень широкая целевая аудитория, специалисту может быть от 18 до 60 лет. Такую целевую аудиторию трудно исследовать, трудно подобрать респондентов и ещё труднее угодить всем.

Сегодня я расскажу о том какими исследованиями на проекте мы занимались.

Что мы с делали в ходе исследования?
-Сделали заказ как клиенты;
-Поговорили со специалистами;
-Попробовали зарегистрироваться как специалисты (получилось не сразу);

-Изучили конкурентов.

Заказ в роли клиента
Мы долго думали, как нам воспользоваться услугами специалиста, ведь ни у кого из нас не было проблем с сантехникой, ремонтом и т.д., тогда на помощь пришла Нама и заказала мастера по маникюру.
Правда, все равно ничего интересного не вышло, потому что как только Нама начала расспрашивать про работу в сервисе, девушка-мастер сразу изменилась в лице и стала отвечать монотонным голосом, что ей всё нравится.
Видимо среди специалистов ходят разговоры о тайных покупателях, и они очень переживают попасть в неприятную ситуацию.
Этот заход ничем полезным не закончился.

Поговорили со специалистами
Из-за богатого разнообразия пользователей мы долго не могли понят как к ним подобраться.

Стали решать проблему в лоб — зашли в официальную группу и стали писать всем в личку с просьбой помочь исследованию — пройти опрос.
В итоге мы получили две анкеты и бан аккаунта в ВК.

Поняли, что нужно действовать хитрее. Тогда мы опубликовали в профиру заказы по разным сферам (ремонт, дизайн, красота) и стали ждать, когда откликнется определенное количество мастеров.

После того, как мастера откликнулись у нас появились их контакты. Тогда мы, либо тут же в сервисе, либо в соц. сетях проводили с ними беседу, делая вид, что сами хотим попробовать стать специалистами, и просили дать обратную связь о плюсах и минусах профиру.

Этот способ оказался самым действенным и люди стали охотно делиться с нами тем как им тяжело брать заказы, какая высокая в сервисе конкуренция и что есть хорошего у конкурентов.

Про полученные инсайты и конкурентов расскажу завтра.

Евгений Арутюнов рассказал, как устроено дизайн-бюро «Интуиция».

Каждое правило работы бюро Евгений оценил с позиции «а буду ли я его выполнять?». В итоге решил, что ни у кого не будет режима и места работы (все работают удалённо), утренних стендапов, обязательства в течение получаса ответить на письмо или ответить на незапланированный звонок.

У каждого должна быть своя дисциплина. Все обязательства «по умолчанию» отменены, но если сам что-то пообещал — выполняй. Административная свобода и творческая диктатура.

Первым делом учит людей не тупить, коммуницировать, вовремя говорить о проблемах, задавать вопросы, быть способными разговаривать. Научившись этому и работая над проектами, люди со временем начинают делать приличный дизайн. Дизайнер сразу становится мини-артдиректором.

Чтобы попасть в бюро, дизайнер должен быть талантливым и уметь генерировать импульсы, чтобы руководитель за ним не бегал. Например, руководитель отправил письмо с задачей и дальше забыл о ней. Исполнитель должен сам приходить и показывать. Он берёт ответственность за задачу, так как если он её не выполнит, всему бюро прилетит от заказчика.

Дизайнеры учатся писать код, текст, работать менеджерами, общаться с клиентами и управлять своим временем. В проекте люди выступают в разных ролях. Это не значит, что один человек делает в проекте всё (и работа на нём замыкается), но каждый умеет выступать в разных ролях.

Работают над клиентскими проектами, но стараются быть продуктовой командой. Клиентов мало, бюро делает для них одно и то же годами. Итерационная разработка.

Клиентов выбирают, чтобы они не только не были мудаками, но и чтобы у них было чему учиться, и чтобы с ними можно было работать долго.

У каждого есть право сказать «нет». Например, дизайнер не хочет работать с конкретным клиентом. Так вовремя можно получать сигнал, что что-то не так: с руководителем клиент — зайка, а с дизайнером ведёт себя некорректно.

«Всё держится на таких мельчайших соплях», что если что-то пойдёт не так, проблема всплывёт моментально. Никто не успевает накопить обиду, управленческий долг, когда переговоры зашли в тупик, и так далее.

Если есть проект, но под него надо взять ещё 3 дизайнеров и 10 разработчиков — проект не берут. Растут только когда есть готовые внутренние ресурсы. Подбирают проекты под команду (на момент записи это 7 человек).

Сразу говорят клиентам: «Мы вовремя делать не умеем, можем поделать для вас сайт и периодически выкатывать новые версии. Мы распиздяи, но мы делаем вещи. Мы показываем это в самом начале и не работаем с клиентами, которые этого не понимают».

Зарплат нет. Есть открытая информация о деньгах в проектах. Люди, которые делают эти проекты, распределяют эти деньги. Есть подсказки, как это делать, но всё держится на персональном представлении о справедливости того человека, который координирует проект на конкретном этапе (дизайн, разработка).

Всё это нельзя внедрять частями, эти принципы работают только целиком. Информацию о деньгах нельзя открывать тем, кто не успел поработать в разных ролях и не понимает, из чего складывается успешный проект. Без этого каждый считает свою роль главной.

Для мелких трат у всех есть доступ к расчётному счёту. Единственный риск — человек недооценит свою работу и будет просить слишком мало. Чтобы человек хорошо распределял деньги, он должен быть хорошо проинформирован. Координатору проекта Евгений продаёт свои услуги артдиректора. Это внутренний рынок.

Есть полочка, на которую надо отложить 20-25% от бюджета проекта. С неё можно брать деньги на развитие, обучение, компенсации ударов судьбы, офис и поездки (когда они были). На маркетинг трат сейчас нет. Если на полочке что-то пролежало 2 месяца и осталось невостребованным, это прибыль, которую забирает Евгений. Это мотивирует работать над развитием бюро на длинной дистанции.

Бюджет проекта не влияет на процесс. Всегда надо следовать своему дизайн-процессу и делать хорошо. Но и брать за свою работу надо по-максимуму.

Каждый сотрудник бюро — индивидуальный предприниматель, но не только в юридическом смысле. Каждый может делать свои проекты, предпринимать что-то, работать в других неизвестных командах (например, пока буксуют проекты бюро), со своими клиентами.

Способ удержания людей в команде — неоткуда уходить. Нет ни одного фактора, из-за которого сотрудник захочет уйти. Можно зарабатывать внутри бюро и вне. Поедете в другую страну — никто об этом даже не узнает.

Это не рецепт организации работы, это образ жизни. «Мы хотим играть, а не искать баланс между работой и жизнью». Этой схеме работы примерно 2 года, к которой пришли от более классического фриланса с помощниками.

Может показаться, что всё завязано на Евгении, но это не так. Проект всегда можно поручить команде с отдельным руководителем, и выгрузить его из своего головы.

UX-редактор как пчёлка

UX-редактор как пчёлка

Некоторые команды не взаимодействуют, хоть и делают связанные продукты. Типичная ситуация: одна команда делает каталог для сайта, другая для мобильного приложения, и обе не знают, кто над чем работает. Все ритуалы, которые должны синхронизировать продукты, редко касаются UX.

Поэтому редактор может быть естественным медиатором между командами. Сегодня он сидит на одном цветке, а завтра на другом, знает, кто чем живёт, видит все флоу. И может помочь продуктам засинхрониться: по контенту и дизайну.

Нормально ли это? Да, нормально! Не нужно бояться сказать дизайнеру: «А знаешь, что они делают по-другому?». Если вы дизайнер — не нужно бояться ничего.

Core Protocols

Когда я пришел в ManyChat, я первый раз услышал про LeSS и пошел читать методичку. А в методичке по LeSS я наткнулся на отсылку к Core Protocols, про которые не слышал раньше, и тоже пошел читать про них.

И если вкратце, Core Protocols — это система фасилитационных техник, направленных на улучшение коммуникации внутри команд.

Есть большая история о том, как два инженера устали от всяких бестолковых встречь и задач и решили придумать свои процессы с блэкджеком и фасилитацией, подойдя к командам как к продукту. Тут у вас уже, наверное, зачеркнуты несколько ячеек в Bullshit Bingo, но подождите.

Они подумали, что если мы пишем протоколы (правила взаимодействия функциональных блоков) для софта, и все четко работает, почему мы не можем написать протоколы для рабочих процессов, чтобы не было издержек в виде ненужных встречь, нерезультативных переписок или споров.

На деле получилось 2 списка: список коммитов (обязательств) и список самих протоколов, которые выложены в открытый доступ с открытой лицензией, как софт, и которые со временем дополняются, изменяются, актуализируются.

Сегодня хочется просто привести здесь первую часть, а именно список коммитов. По сути это внутренние обязательства, которые по умолчанию берут на себя все члены команды, тем самым соглашаясь, что они все играют по одним правилам и готовы их соблюдать.

Я их переведу на русский со своими комментариями, и если вы найдете более емкие формулировки, то пишите, я дополню/исправлю:

1) Я обязуюсь участвовать, когда присутствую
Это про то, что если участвуешь во встрече, то участвуешь, а не залипаешь в ноутбуке. Дополнительно расширяется на личную внутреннюю осознанность. Если что-то делаешь, то понимаешь зачем.

2) Я буду стремиться больше воспринимать, чем быть воспринимаемым
Это про то, чтобы слушать и пытаться понять аргументы, а не продавливать свою точку зрения любыми средствами.

3) Я буду использовать команды, особенно при выполнении сложных задач
Это про помощь. Ты должен пользоваться всеми видами помощи, которые можешь получить от людей вокруг, а не пытаться супергеройски вытащить проект, перегореть и уволиться.

4) Я буду говорить всегда и только тогда, когда верю, что это улучшит соотношение усилие/результат
Это про осознанное высказывание мыслей. Не нужно говорить просто, чтобы стать заметным для кого-то на встрече.

5) Я буду предлагать и принимать только рациональное, ориентированное на результат поведение и общение
Понимаешь, что разговор эмоциональный, не про цель, на высоких тонах, отмечаешь это и не вписываешься в такую игру.

6) Я буду избегать непродуктивных ситуаций
Если понимаешь, что 23 встречи в неделю не приводят к результату, отмечаешь это, и стараешься не участвовать им, не мешая при этом другим.

7) Я сделаю сейчас то, что должно быть сделано в конечном итоге и может быть эффективно сделано сейчас
Это про выполнение здесь и сейчас того, что приблизит к результату, а не создаст видимость занятости.

8) Я буду стремиться двигаться к цели, смещая свое поведение в сторону действия
Всегда разгоняй активным действием, создавай положительную инерцию, которую сложно остановить даже самыми тупыми действиями и комментариями.

9) Я буду использовать протоколы, когда это применимо
Всегда помнишь про протоколы и стараешься их применять каждый раз, когда они нужны.

10) Я никому не причиню вреда—и не потерплю причинения вреда—за его или ее верность этим обязательствам
Если закомитились на core protocols, то не нужно закатывать глаза и проявлять агрессию (даже пассивную), когда тебе кто-то подсветил, что ты наваливаешь не в ту сторону.

11) Я никогда не буду делать ничего глупого нарочно
Вот да!

Это только верхушка, в следующий раз посмотрим на сами коммиты.

Вообще очень рекомендую прочитать оригинал текста с коммитами вот здесь — https://liveingreatness.com/core-protocols/the-core-commitments/

Отмена

Из этой заметки вы узнаете, почему кнопка отмены действия не должна иметь цвет.

Почему
«Отмена» закрывает текущий экран пользователя и возвращает его к предыдущему экрану. Эта отклоняющая кнопка является защитой от нежелательных изменений в системе. Но когда она похожа на кнопку призыва к действию, это трудно распознать. Поэтому делайте кнопку серой.

Цвет
При использовании серого необходимо сделать его достаточно темным. В противном случае кнопка не будет разборчивой и может выглядеть как отключенная.

Выводы
Делайте кнопку «Отмена» темно-серой, чтобы пользователь воспринимал ее как возврат в безопасную зону, а не призыв к действию.